Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 22/01 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 22/01 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 22/01 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 22/01 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Нуреев»: танец в клетке

media  
В Большом театре показали балет о жизни Рудольфа Нуреева. Премьеру своей постановки не увидел Кирилл Серебренников, находящийся под домашним арестом. REUTERS/Sergei Karpukhin

Какой-то изощренный символизм есть в том, что после спектакля «Нуреев» в Большом театре на поклоны выходят все, кроме постановщика. Кирилл Серебренников, автор либретто и режиссер-постановщик, сидит под домашним арестом, и ни участвовать в репетициях, ни присутствовать на премьере ему не дали. 

«Нуреев»: танец в клетке 10/12/2017 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Ну конечно — он же очень опасен. Зато в зале на генеральной репетиции — министр культуры Владимир Мединский, один из главных организаторов и проводников гонений на культуру. Да и вообще в зале — очень благостная и радостная атмосфера. «Ура — скандального „Нуреева“ разрешили!»

Хотя так и остается непонятным, кто и зачем умудрился увидеть в этом спектакле хоть малейшее кощунство, наступление на традиционные ценности, что-то обидное даже для самых оголтелых обиженных за свои чувства верующих.

Строго говоря, постановка Серебренникова в Большом — не балет в чистом виде. Это скорее сплав жанров и видов искусств. Здесь не только танцуют, но и поют, и декламируют, и выкрикивают, и читают письма. Сквозной персонаж, которого в очередь играют драматические актеры Владимир Кошевой и Игорь Верник, — то ведущий аукциона, на котором распродают вещи умершего Нуреева, то лирический декламатор, то фотограф Ричард Аведон —тот самый, что сделал поразительные по своей красоте и экспрессии фотографии Нуреева, в том числе и обнаженного.

Спектакль — это биография великого танцовщика, нанизанная на главную ось — тот самый аукцион, с которого милые сердцу Нуреева вещи уходят в руки незнакомых равнодушных людей. Каждый лот — повод вспомнить какой-то кусок из биографии танцовщика.

За два часа перед зрителем — вся жизнь Нуреева, начиная с его первых, еще детских, пируэтов и кончая смертью. Вообще замысел показать жизнь великого танцовщика с помощью танца необычайно смел — волей-неволей ждешь от исполнителей той же меры таланта. О балетных нюансах пусть судят профессиональные балетные критики, но исполнители партии Нуреева — Игорь Цвирко, Артем Овчаренко и Владислав Лантратов — способны на мощную артистическую экспрессию, которая есть неотъемлемая часть мастерства. А те сцены, где перед нами лучшие, эпохальные партии Нуреева, поставлены настолько драматургически и эмоционально точно, что зритель просто не в состоянии избежать ощущения причастности.

Трагедия одиночества великого артиста, несмотря на славу, на преклонение перед ним миллионов поклонников, на грандиозный успех и абсолютное материальное благополучие, — то главное, ради чего и состоялась постановка. Хореограф Юрий Посохов сумел передать в танце и очарование таланта, и его драматизм.

«Нуреев» — спектакль о свободе. О той свободе, к которой бежал из Советского Союза 23-летний начинающий артист Академического театра оперы и балета им. Кирова. Когда он опрокидывает заграждение, символизирующее клетку, оставив позади друзей, семью, — ощущение полета буквально врывается в зал свежим ветром. Этот же ветер словно сметает устаревшие представления о незыблемости жанров.

При этом назвать спектакль Серебренникова чем-то безумно новаторским, авангардным язык не повернется. Если не считать само по себе смешение видов искусства под общим названием «балет», то постановка вполне традиционна. И музыка Ильи Демуцкого умышленно академична, мелодична, от нее веет чем-то очень привычным и домашним. Она удивительно органично сочетается с вкраплениями из Чайковского и Малера, которые оркестрованы Демуцким очень уважительно и виртуозно.

Безмерно жаль, что шлейф скандала заранее приклеился к постановке «Нуреева» — спектакль заслуживает большего, чем попытки отвязать этот шлейф. Но куда денешься от трагического символизма, который нам навязали чьи-то болезненные амбиции, когда постановщик спектакля о свободе художника сидит под домашним арестом? Как сохранить ясность мысли и объективность анализа, когда постановщику отказано присутствовать на премьере?

И вот сидит на генеральной репетиции министр культуры, показывая своим присутствием, что искусство выше политики. Смотрите, мол, я же пришел, меня интересует искусство в чистом виде, а не криминальная возня вокруг.
Но спектакль «Нуреев» лучше всяких слов показал очевидную вещь: не бывает искусства вне политики, тем более в неблагополучной стране в неблагополучные времена.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.