Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 24/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 24/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

К сожалению, бронза побеждает — Александр Черкасов об осмыслении эпохи репрессий

media  
В Москве в День памяти жертв политических репрессий открылся монумент «Стена скорби». У правозащитного общества «Мемориал» «сложное» отношение к этому памятнику Maxim ZMEYEV / AFP

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, президент России Владимир Путин открыл в Москве мемориал «Стена скорби». Советские диссиденты и бывшие политзаключенные выступили против монумента, назвав его установку нынешними властями аморальной. О сложном отношении к новому памятнику, о недостаточном осмыслении эпохи сталинских репрессий и о том, насколько государство может присваивать себе эту тему, в интервью русской службе RFI рассказал член правления правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов.

Правозащитник Александр Черкасов о «Стене скорби» и осмыслении эпохи сталинских репрессий 31/10/2017 Слушать

Александр Черкасов рассказывает, что в «Мемориале» отношение к новому монументу сложное. «Может ли открытие этого памятника Путиным как-то осквернить те идеалы, ради которых этот памятник должен был открываться? Хорошо это или плохо? Когда руководство страны, которое выстроило ландшафт, приближающийся к советскому, говорит об отказе от одной из главных советских практик — от массовых политических репрессий — осуждает эти репрессии и вспоминает их жертв — это исключительно лицемерие или в этом есть какая-то польза? Наверное, в этом есть и то, и то», — говорит правозащитник.

«Если там (у нового мемориала) будут говорить о новых политзаключенных, о новых жертвах — это один смысл. Если там будут проводиться официозные действия — смысл другой», — отмечает Александр Черкасов.
Правозащитник выразил надежду, что официальный памятник будет сочетаться с многочисленными частными инициативами: акцией «Возвращение имен», проектом «Последний адрес» и другими, а не противостоять им. «Такое опасение (противостояние „официальной“ и „частной памяти“ о репрессиях — RFI) может быть. Но это очень распространенная, низовая инициатива, и с ней сложно бороться», — объясняет член правления «Мемориала».

По его словам, установка этого памятника — один из немногих результатов начавшейся при президенте Медведеве программы десталинизации, в рамках которой обсуждалась в том числе работа с архивами, которая не была завершена. По книгам памяти, готовившимся десятилетиями, на данный момент известно только около четверти из 12 миллионов жертв репрессий, строго соответствующих определению закона о реабилитации 1991 года.

«Чтобы всех поименно назвать, нужно еще сто лет? — задается вопросом Александр Черкасов. — База данных „Мемориал“ и „Подвиг народа“ министерства обороны — прекрасный пример того, как государство может работать с исторической памятью. Ничего подобного с архивными материалами о жертвах репрессий не делается. Архивы полузакрыты. В свое время прокуратура, занимавшаяся реабилитацией, „умыла руки“ — все закончено. Ничего не закончено. Если бы сотни миллионов рублей, которые были пущены на огромный бронзовый памятник, были направлены на работу с архивами, для дела памяти о жертвах террора было бы сделано гораздо больше. Но, к сожалению, бронза побеждает».

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, президент России Владимир Путин открыл в Москве мемориал «Стена скорби». 30-метровый бронзовый горельеф установлен на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца. Выступая на открытии монумента, Путин заявил, что репрессии не могут быть ничем оправданы, и назвал их трагедией всего народа, последствия которой ощущаются до сих пор. При этом, по его словам, память о жертвах террора не должна провоцировать противостояние в обществе и призывать к сведению счетов.

Имя Сталина и других виновных в политических репрессиях Путин не произнес ни разу в своем выступлении, — отмечает «Новая газета».

Бывшие политзаключенные и советские диссиденты выступили с заявлением, в котором назвали установку «Стены скорби» лицемерной, несвоевременной и циничной. «Невозможно искренне скорбеть о прошлом и лукаво закрывать глаза на настоящее. Нельзя разделять жертв политических репрессий на тех, кому уже можно ставить памятники, и тех, кого можно пока не замечать», — говорится в заявлении участников демократического движения в СССР.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.