Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Мемориал» издал хронику государственного террора в СССР

media  
Издания НИЦ «Мемориал» Vladimir Bondarev/RFI

В Санкт-Петербурге в канун 99-й годовщины начала «красного террора» была представлена книга «Советский государственный террор и сопротивление тоталитарному режиму. Хроника основных событий 1917–1991». Книга подготовлена в рамках программ Научно-информационного центра «Мемориал», и ее выход в свет авторы посвятили 100-летию октябрьской революции.

Тираж издания чисто символический — всего 100 экземпляров. Он разойдется в качестве памятных подарков тем, кто пришел на презентацию, а также по главным библиотекам страны и по историческим факультетам ведущих вузов. Правда, в ближайшее время книга будет выложена в свободном доступе в интернете, где с ней сможет ознакомиться каждый желающий.

Кроме того, в интернете появится аннотированный именной и предметный указатель в качестве дополнений к хронике тоталитарного периода истории России.

Сама же книга стала продолжением вышедшего в прошлом году справочника «Политические репрессии и сопротивление тоталитарному режиму в Петрограде-Ленинграде 1917—1991».

Председатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, глава совета НИЦ «Мемориал» Александр Марголис в беседе с RFI рассказал о возникновении замысла этой книги.

Глава совета НИЦ «Мемориал» Александр Марголис Vladimir Bondarev/RFI

Александр Марголис: «Лет десять назад в “Мемориале” занимались очень плотно виртуальным музеем ГУЛАГа. Он существует в сети, и проект развивается дальше. Но в какой-то момент у нас возникло ощущение, что необходима некая преамбула, некое введение в этот музей. Особенно это необходимо для тех, кто плохо представляет себе конкретику того, что в этой книге называется “советским государственным террором”.

После некоторых размышлений я пришел к выводу, что жанр хроники — год за годом, день за днем в той последовательности, в которой это реально развивалось — это, может быть, самый подходящий в данном случае жанр. Кроме того, этот жанр освобождает нас от необходимости в каждом конкретном случае предлагать свою трактовку. Это факты, их можно интерпретировать так, можно иначе, но они имеют место быть».

Александр Марголис особо подчеркнул, что при работе над книгой, то есть при отборе фактов и имен, имевших отношение как к государственному террору, так и к сопротивлению тоталитарному режиму, присутствовал субъективный элемент. И если бы над книгой работал другой авторский состав, она вышла бы иной.

В числе составителей книги — член правления Международного «Мемориала», историк Александр Даниэль. На вопрос RFI, чем он и его коллеги руководствовались при выборе событий и персоналий, Александр Даниэль ответил, что соавторы пытались соблюсти баланс между известным и не очень известным.

Член правления Международного «Мемориала», историк Александр Даниэль Vladimir Bondarev/RFI

Александр Даниэль: «Совсем понятно, что, например, приказ Ягоды от 2 февраля 1930 года, регламентирующий раскулачивание, несомненно, должен войти, потому что это формализация кампании, которая стала крупнейшей катастрофой русского крестьянства. Ни у одного из авторов не возникло каких-то колебаний по этому поводу. Что касается менее известного, то иногда эти события включались нами в силу нашего понимания, что они не менее, или столь же, или почти столь же важны, как общеизвестные события. А иногда мы их включали как примеры тех или иных форм террора или сопротивления, и так далее. Чтобы общая картина была объемной».

Так, в книге упоминается об аресте в январе 1951 года 16 студентов и школьников, участвовавших в деятельности подпольного антисталинского „Союза борьбы за дело революции”. Или о выходе в Ленинграде в январе 1976 первого номера самиздатского журнала „37”».

К печатанью и распространению самиздата в брежневские «застойные времена» имела отношение и редактор «Хроники основных событий 1917 – 1991» Татьяна Притыкина.

Татьяна Притыкина: «Задача была создать именно общее представление о том, как возникла, как развивалась система государственного террора, и как она постепенно деформировалась.

RFI: Книга — документальная, не публицистическая, но тем не менее, не ставили ли авторы перед собой вопрос: а откуда это все взялось с 25 октября 1917 года? Почему вдруг возник террор?

Любое государство в своей основе несет элементы подавления. Для того оно создано. Просто конкретно это государство, возникшее, как вы сейчас напомнили, 25 октября 1917 года, имело определенные особенности. Они связаны, вероятно, с русским менталитетом, поскольку в России человек всегда стоил недорого».

Хроника событий в книге, изданной НИЦ «Мемориал», начинается с 26 октября (8 ноября по новому стилю) 1917 года. В этот день произошел арест членов Временного правительства и заключение их в Петропавловскую крепость. И одновременно II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов принял постановление об отмене смертной казни.

А четыре дня спустя в Петрограде было подавлено выступление юнкеров Владимирского военного училища, причем взятые в плен юноши в юнкерских шинелях были расстреляны членами «Комитета спасения Родины и революции», несмотря на отмену смертной казни.

Именно с этой даты, считает Александр Даниэль, и следует вести отсчет государственному террору в советской России.

В первые послереволюционные месяцы и в годы Гражданской войны на территории Петропавловской крепости нередко расстреливали тех, кого подозревали в недостаточной лояльности к новой власти. Останки казненных находили с 80-х годов, но долгие годы об этом хранили молчание, хотя в архивах были заключения экспертизы, не позволяющие усомниться в том, что в данном случае речь идет о тех, кто был казнен по приговору петроградской «чрезвычайки».

Наконец, во второй половине нулевых годов писатель Даниил Гранин выступил с предложением увековечить память первых жертв «красного террора».

Александр Марголис: «Казненных хоронили, вероятно, у наружной стены крепости, со стороны Кронверкского протока. Как раз там, где находят человеческие останки. Гранин предлагал губернатору Санкт-Петербурга установить у стены Головкина бастиона памятный знак, напоминающий об этих трагических событиях. Письмо было отправлено в Смольный 5 марта 2008 года. Сама Матвиенко на это письмо не ответила, она поручила подготовить ответ тогдашнему вице-губернатору (Сергею) Тарасову. И Тарасов написал, что факты о массовых расстрелах на территории крепости не подтверждены документальными свидетельствами. Кроме того, Петропавловская крепость является памятником федерального значения. Учитывая вышеизложенное, установка памятного знака на территории Петропавловской крепости не представляется возможной.

Ответ датирован 15 апреля 2008 года. Но в декабре следующего года находка очередной расстрельной ямы полностью дезавуировала этот ответ Тарасова.

RFI: Нынешний губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко знает об этом письме Гранина своей предшественнице?

Знаете, так или иначе губернатор мог об этом узнать, хотя бы из публикаций. А их было довольно много после этого письма. Таким образом, если губернатор не знает, то это странно, во-первых. А во-вторых, пусть он узнает из вашей передачи, например, и наконец на это отреагирует».

Во время прощания с Даниилом Граниным 8 июля этого года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко произнесла подобающую случаю речь: «Это был гражданин с большой буквы. Человек совести, который никогда не боялся говорить правду, не боялся говорить то, что думает. Это был великий мыслитель, замечательный писатель». Своими чувствами поделился и нынешний губернатор города на Неве Георгий Полтавченко, сказавший о Гранине так: «Я запомнил его удивительно светлым, добрым, широким человеком, очень скромным, настоящим петербургским интеллигентом».

До 100-летия принятия указа Совнаркома РСФСР «О красном терроре» остается ровно год. Вполне достаточно для того, чтобы российские власти по предложению Смольного внесли изменения в положение о правилах установки памятного знака на территории Петропавловской крепости и, тем самым, выполнили бы желание «гражданина с большой буквы» и «настоящего петербургского интеллигента». Если для этого будет проявлена политическая воля.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.