Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/08 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/08 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/08 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Неделя в России: недоедающие пенсионеры и союз на пальмовом масле

media  
Екатеринбург, 28 июля 2017. REUTERS/David Mdzinarishvili

Большинству российских пенсионеров не хватает денег на покупку одежды, обуви или еды. Таковы выводы социологов. В частности, согласно итогам исследования ВШЭ и РАН «Российские пенсионеры в условиях кризиса», многие из них вынуждены работать, подрабатывать или выращивать на продажу овощи, ягоды или цветы, а также переходить на дешевые продукты.

Неделя в России: недоедающие пенсионеры и союз на пальмовом масле 11/08/2017 - Александр Валиев Слушать

Челябинская пенсионерка Роза Ивановна Седых не жалуется на свой рацион: на продукты их с мужем пенсий вполне хватает. Правда, ни на что другое денег уже не остается.

Роза Седых: «На питание пенсии нам хватает, но мы никогда ничего не покупаем в супермаркетах. Разве что хлеб, молоко. Все остальное покупается на оптовом рынке „Привозе“, либо на Avito, там оптовые продажи — это все дешевле. Поэтому на питание нам хватает. Одежду мы практически не покупаем. Если покупаем, то очень редко. Но нам совершенно не хватает денег, допустим, чтобы вставить зубы. Я без зубов. Чтобы сделать дома ремонт, на это, конечно, денег нет. Слава Богу, здоровье почти в порядке, поэтому на лекарства у нас уходит очень мало денег. Нам же по 80 лет, за границу мы уже не ездим. Единственное, что мы стали мало покупать книжек, вот на книги денег у нас тоже нет».

Доходы населения неуклонно падают в России вот уже почти три года. Но для российских пенсионеров 2017 год стал более благополучным, чем два предыдущих, уверена замдиректора Института социальной политики НИУ ВШЭ Оксана Синявская.

Оксана Синявская: Несмотря на то, что в начале 2017 года были определенные ожидания, что доходы начали восстановительный рост — в основном, это было связано с единовременной выплатой пенсионерам, 5000 рублей, которую осуществило правительство — после января период падения реальных денежных доходов продолжился. По итогам первых пяти месяцев этого года по отношению к такому же периоду прошлого года реальные доходы сократились почти на 2%. Можно говорить о том, что начиная с октября 2014 года и по май 2017 года реальные доходы населения продолжают сокращаться. Падение за этот период составило 19%, что достаточно серьезно. У нас происходит сокращение таких компонент-доходов населения, как доходы от собственности и предпринимательской деятельности. Для пенсионеров это означает, что2017 год оказывается для них более благополучным, чем 2015 и 2016 годы, потому что доходы пенсионеров в основном зависят от пенсий, и у части — от зарплаты. Дальше все будет зависеть от того, какой будет макроэкономическая динамика, и здесь, насколько я знаю, оценки макроэкономистов расходятся. Одни говорят, что мы находимся в начале восстановительного периода и что Россия перейдет к периоду экономического роста. Другие утверждают, что нас ждет стагнация и, может быть, очередное падение.

RFI: Если положение пенсионеров улучшилось в 2017 году, что можно сказать о других категориях населения?

Оксана Синявская: То, что у нас сокращаются доходы от предпринимательской деятельности и от собственности, это в целом плохо, потому что ситуация сильной зависимости населения от социальных трансфертов делает людей уязвимыми. Потеря работы либо неиндексация социальных выплат сразу же ухудшают материальное положение семей. Кроме того, такое относительно небольшое улучшение положения пенсионеров в начале 2017 года не означает, что в целом у них все улучшилось. По-прежнему пенсионеры, наряду с жителями села, людьми без высшего образования — часто это пересекающиеся группы — остаются группами с наиболее высокими рисками субъективной бедности. Если мы посмотрим на статистику Росстата, то по соотношению доходов с прожиточным минимумом у пенсионеров риски абсолютной бедности по-прежнему ниже, чем у всего населения. Но если мы посмотрим на то, как люди сами оценивают свое положение, на основе соцопросов, то мы увидим, что пенсионеры, сельские жители, люди без высшего образования свое положение оценивают хуже, чем другие слои населения. Они говорят о том, что им не хватает денег даже на покупку продуктов или одежды и обуви. Это, безусловно, тоже признаки бедности. Если мы посмотрим на последние опросы ВЦИОМ, например, то доля тех, кто считает себя бедным среди всего населения, — 20%, а среди пенсионеров — уже почти 30%. Тех, кто говорит, что им не хватает денег на покупку одежды, обуви или продуктов, среди всего населения 38%, а среди пенсионеров — уже 54%.

Российский истребитель Cу-35 на авиасалоне МАКС-2017 в Жуковском, 21 июля 2017. REUTERS/Sergei Karpukhin

Пока российские пенсионеры пытаются свести концы с концами, власти страны заключают внешнеэкономические сделки, которые эксперты считают сомнительными с точки зрения выгоды. В частности, на текущей неделе выяснилось, что Индонезия рассчитается за несколько истребителей Су-35 пальмовым маслом и каучуком. Таким способом Россия «приобретает» лояльное отношение других государств, считает руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов.

RFI: Николай, насколько подобного рода бартеры распространены в мировой торговле? Нет ли в этой сделке политической подоплеки?

Николай Миронов: Безусловно, Россия сейчас пытается найти себе максимальное число союзников, причем в любых частях света и с минимальными к ним требованиями. Ясно, что Россия не выбирает, а берет, что дают. Действительно, подобного рода сделки — это редкость, и чаще всего они на самом деле являются политическими. Очевидным становится желание создать какую-то выгоду для страны, которая менее развита, чем Россия. Пальмовое масло много где производят, его и так очень много закупается, и в нем нет большой необходимости. Бывают другого рода бартерные сделки, которые более выгодны — например, когда создается военная база на территории. Бартеры, в принципе, возможны. Но не на сельхозпродукцию, конечно. Не так много стран готовы поддерживать Россию, она, по большому счету, находится в международной изоляции. Некоторые страны третьего мира готовы, конечно, идти на контакт, но понятно, что этот контакт становится ассиметричным, экономически он более выгоден им, чем нам. А мы получаем весьма призрачные политические бонусы, потому что если смотреть ретроспективно на наши международные контакты последних лет, очень сложно сказать, что они нам реально дали. Никто из этих стран не идет даже на признание Крыма.

Почему страна, которая сама переживает экономический кризис, все время прощает долги другим государствам? За последние несколько лет Россия списала многомиллионные долларовые долги Узбекистану, Кубе, Монголии. В мае 2017 года стало известно, что мы простили 240 млн долларов Киргизии. Зачем?

Николай Миронов: В тактической составляющей есть, конечно, много аспектов, которые сиюминутно могут дать определенную выгоду — в той же самой Киргизии в свое время была американская военная база. Понятно, что это относится к нашему геополитическому пространству, которое связано и с нашей безопасностью, и с экспансией определенных государств — того же Китая в Среднюю Азию посредством строительства разного рода инфраструктуры, связанной с Новым шелковым путем и так далее. Есть очень много небольших, малозначимых со стратегической точки зрения вопросов, которые, наверное, здесь могут быть как-то решены. Укрепляется тот же самый ЕАЭС как геополитическое образование, куда входит Киргизия. То есть тут решаются определенные тактические вопросы, но их влияние на положение России в мире, на ее экономику, на жизнь людей внутри страны абсолютно минимально. Ни с политической, ни с экономической точки зрения подобное сотрудничество и списание долгов ничего не дадут.

Может быть, есть некие резоны, о которых мы не догадываемся?

Николай Миронов: Могут быть экономические, чисто лоббистские резоны, тогда тут все становится понятно. Это интересы наших корпораций. А это тоже значительная часть внешней политики России, и многие решения принимаются для того, чтобы обеспечить их работой или чтобы они получили прибыль, об этом тоже не надо забывать. Во внешней политике России, как и во внутренней, не все делается в национальных интересах. Многое делается в интересах крупных компаний, которые на самом деле являются транснациональными компаниями, у которых могут быть чисто финансовые, коммерческие проекты в других странах, для чего с этими странами поддерживаются соответствующие дипломатические отношения, оказывается политическая поддержка, может оказываться и финансовая на уровне кредитов.

Случай с Венесуэлой из этого же ряда? Режим Мадуро сейчас очень уязвим, страна в кризисе, а «Роснефть» переводит туда миллиард долларов.

Николай Миронов: Вообще, если говорить про режим Мадуро, это очень печальная история, которая началась еще при Чавесе. Посылы этого режима были очень хорошие: взять и построить социальное государство, выстроить новую экономику, новую политику, ориентированную на людей, преодолеть традиционную латиноамериканскую бедность. Этот режим оказался внутренне неустойчив, потому что были растрачены деньги, полученные от нефти, деньги не были вложены в будущее, они пошли сразу же на проедание. Народ их проел, а теперь, естественно, требует от власти снова денег, а их нет, потому что нефть подешевела. Антиамериканизм, в том числе Чавеса, очень сильно импонировал России. До сих пор мы продолжаем его поддерживать, просто потому что так было в начале. Россия сейчас демонстрирует, что она не бросает своих партнеров, она продолжает им помогать. Сейчас это, конечно, абсолютно бессмысленно. Чавеса нет, а Мадуро — это совершенно другая фигура. Он пытается спасти остатки того, что было создано.

Как, на ваш взгляд, эта ситуация с прощением долгов и поддержкой стран, переживающих политические и экономические кризисы, выглядит в глазах простых россиян? Бессмысленной потерей денег?

Николай Миронов: Это и очень существенная потеря времени, что тоже очень важный ресурс, потому что чем больше времени проходит, тем больше стран откалывается от России и начинает о ней забывать. Что касается простого избирателя, то он же смотрит телевизор. Понятное дело, что думающие люди давно уже поняли, как минимум с 2014 года, что политика России носит импульсивный характер, и никакой стратегии во внешней политике нет.

По мнению Николая Миронова, с момента Оранжевой революции в Украине, российская власть приносит в жертву своей устойчивости внешнеполитические интересы страны. Однако официальные российские СМИ убеждают граждан в том, что на международной арене страна добилась больших высот и очень успешно противостоит «агрессии» Запада. Тем не менее, рано или поздно эта массовая иллюзия разобьется о реальность, чему способствует падение экономики и уровня жизни в стране. Пока же среди обывателей господствует мнение о том, что «успехи» во внешней политике и внутренние «неурядицы» друг с другом практически не связаны. Тем не менее, согласно новому исследованию ВЦИОМ, в российском социуме на смену запросу на стабильность пришел новый тренд: общество стало нуждаться в переменах. А исследователи из американской аналитической компании Stratfor считают, что Россию ждет небывалый рост эмиграции — крупнейшая волна за последние 20 лет.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.