Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/05 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Я буду пользоваться Telegram назло»: что ждет мессенджер в России

media  
Chris Ratcliffe/Bloomberg via Getty Images

Заблокируют ли в России Telegram и что тогда с ним будет — этим вопросом на текущей неделе задавались многие пользователи популярного мессенджера, наблюдая за публичным противостоянием главы Роскомнадзора Александра Жарова и владельца Telegram Павла Дурова. Русская служба RFI попыталась разобраться, к чему может привести данный конфликт.

«Я буду пользоваться Telegram назло»: что ждет мессенджер в России 30/06/2017 - Александр Валиев Слушать

Заблокировать Telegram целиком и полностью в России вряд ли удастся, считает консультант Центра политических исследований, специалист в сфере кибербезопасности Олег Демидов.

Олег Демидов: Заблокировать Telegram, конечно, можно, но блокировка — это действие, которое распадается на две части — на формально-юридическую и техническую. И то, и другое, в принципе, может быть сделано и выглядит в связи с последними событиями высоковероятным. Но стопроцентно эффективной блокировка Telegram вряд ли может быть. Потому что даже при самых жестких сценариях остаются доступными сервисы VPN для обхода блокировки, другие средства обхода. Более того, многое зависит от реакции самого сервиса на его возможную блокировку в России — будет ли он готов выделять дополнительные серверы для обслуживания российских пользователей, будет ли он готов как-то сам способствовать тому, чтобы блокировка обходилась более эффективно. На сто процентов эффективно заблокировать Telegram на данном этапе невозможно. Вполне возможно, где-то придется пойти на какие-то компромиссы, если уж Роскомнадзор задастся целью обеспечить жесткую блокировку. Возможно, придется переводить обслуживание части российских пользователей на резервные серверы, которые поддерживают альтернативные маршруты, и за счет этого немного снизится скорость, отвалятся, может быть, потребляющие много трафика функции типа голосовых звонков, остальное все останется. Это при самом жестком сценарии. А возможно, что российские пользователи вообще ничего не заметят.

RFI: Внешне конфликт выглядит так, как будто Роскомнадзор требовал у Дурова ключи шифрования, а тот отказывался их предоставить, да и физически не мог этого сделать.

Олег Демидов: Суть позиции сторон в том, что по крайней мере в рамках части функционала Telegram поддерживается сквозное шифрование, в секретных чатах. Для этой части сервиса отсутствует концепция централизованного хранения данных, то есть данные, передаваемые по секретным чатам, защищенные сквозным шифрованием, вообще нигде не хранятся, кроме тех устройств, между которыми идет обмен данными. Сам принцип сквозного шифрования — в том, что пара открытых, закрытых ключей генерируются между абонентами, и они потом, после доставки сообщения, уничтожаются. При всем желании Дуров их знать не может, передать в правоохранительные органы не может. Но на данный момент Роскомнадзор не хочет от него ключей шифрования, он хочет, чтобы Дуров заполнил анкетку, которая позволит включить Telegram в России в так называемый реестр организаторов распространения информации. А вот дальше уже на основании внесения в реестр начинают действовать различные требования, которые в нескольких законах РФ установлены по отношению к организаторам распространения информации. Дуров, видимо, сразу зрит в корень, дальше этой бумажки, и понимает, что, в конечном счете, это все сведется к требованию исполнять российское законодательство, включая пакет Яровой, где есть статья о раскрытии ключей шифрования.

Почему такие ситуации не возникают у Дурова на Западе?

Олег Демидов: Вообще-то в США у него свои истории возникают. Он сообщал недавно, что сотрудников Telegram в США во время деловых поездок активно пытаются вербовать спецслужбы, на него оказывается давление со стороны ФБР, у них пока так это все происходит, более подковерно. Европа — пока руки не дошли, но дойдут.

В СМИ активно тиражируется тезис о том, что Telegram — самый надежный и безопасный мессенджер. Но разве технология сквозного шифрования используется только в нем?

Олег Демидов: Конечно, нет. Во-первых, эта репутация немного пристрастная. На самом деле, самые надежные мессенджеры совсем другие, в частности, основанные на концепции PGP, но они менее удобны для пользователя. То есть Telegram сочетает в себе потрясающе широкий, удобный функционал, при этом Дуров вокруг него создал имидж — что это такая разработка, изначально не скомпрометированная сотрудничеством ни с одной государственной спецслужбой, исходники никому не передаются, шифрование сквозное — в общем, все ради безопасности пользователей. То есть частично это сочетание целенаправленно выстроенного имиджа с действительно хорошим функционалом. Это не делает Telegram самым защищенным мессенджером в мире. Так или иначе, функции сквозного шифрования внедрены сейчас в большинство, по-моему, самых крупных и популярных мессенджеров. Это гадание на кофейное гуще: какой мессенджер лучше защищен, Facebook-мессенджер или Telegram? Нужно брать и делать глубокое, целенаправленное сравнительное исследование.

В связи с возможной блокировкой Telegram была поднята тема отечественного мессенджера, который смог бы его заменить. Такое можно представить?

Олег Демидов: Представить можно все. У нас есть конкурентоспособный по мировым меркам поисковик Яндекс. Есть антивирус в топе мировых — Касперский. Есть компании, очень крутые, по предотвращению целевых атак, типа Group-IB. Соответственно, технический потенциал для создания конкурентоспособного мессенджера тоже есть. Тут другой нюанс, принципиально важный, как он будет создаваться? Если это опять будет инициатива, что давайте создадим национальный православный сверхзащищенный государственный мессенджер…

Вроде поисковика «Спутник».

Олег Демидов: Да, если это будет командно-административный проект сверху, я считаю, он обречен на неэффективность и смерть на массовом рынке, потому что командно-административные проекты на большом открытом глобальном рынке, которым является рынок интернет-сервисов, в долгосрочной перспективе не выживают.

Институт развития интернета готовит к внедрению Сибрус», Dialog, Bellchat, Flodium и «Кубик». Вы знаете, что это такое?

Олег Демидов: Я не знаю, что это такое. Ну, мессенджеры какие-то. Создать мессенджер — это не то, чтобы космодром построить. Это довольно быстро и не так уж сложно. Другой вопрос, что с ним будет происходить после создания, клиентскую базу он какую-то приобретет или нет?

После нескольких дней препирательств в СМИ Павел Дуров и Александр Жаров, кажется, достигли компромисса. Дуров заявил, что Роскомнадзор может использовать для внесения в реестр организаторов распространения информации данные о Telegram из открытых источников. Жаров принял эту информацию и сообщил, что мессенджер зарегистрирован в реестре. Однако владелец Telegram предупредил, что не собирается исполнять «антиконституционный и нереализумый технически „закон Яровой“».

По мнению блогера Антона Носика, конфликт Дурова и Жарова — результат шаткого положения главы Роскомнадзора.

Антон Носик: Распределение федеральных частот — это триллионный предмет заинтересованности в рублях. Между Ротенбергами, Ковальчуками и другими ФПГ. Он там сидит, он заседает в комиссиях, распределяющих частоты. Поэтому естественно, если на его место посадить другого человека, то некоторые финансово-промышленные группировки на этом выиграют сразу триллионы. Поэтому есть, конечно, желающие его сместить. Это простое объяснение, почему его скальп сегодня так востребован. Соответственно, чтобы его не сместили, он должен доказать господину Путину, что он «полезный идиот». Так что он борется с врагами отчизны. Для этого он устраивает всякие инфоповоды, например, запрет Google, запрет Telegram. Для того, чтобы верховная власть в стране считала, что он правильный полицай, что он полезную работу делает. Хотя это совершенно не так.

Чем, по-вашему, завершится этот конфликт?

Антон Носик: Я думаю, что это полная пустышка, я думаю, что в России Telegram никогда не запретят. Я думаю, что все понимают, что Telegram в России запретить нельзя, как его не получилось запретить, например, в Китае. Я думаю, что это пустые угрозы, которые преследовали целью получить заголовки. Заголовки получены, тема закрыта.

Один из пользователей Telegram, SEO-специалист Андрей Немоляев, уверяет, что будет пользоваться мессенджером, даже если его заблокируют.

Андрей Немоляев: Я знаю о нем с тех пор, как Дуров ушел из ВКонтакте и начал делать что-то свое. Так как ВКонтакте мне очень нравится, гораздо интереснее, чем Facebook, я был заинтересован тем, что делает Дуров. И когда он сделал Telegram, было интересно попробовать, посмотреть его, оценить преимущества по сравнению с другими мессенджерами. К сожалению, сейчас Telegram — единственный мессенджер, который может дать такую безопасность. Сейчас мессенджеров очень много, и они предлагают, по сути, одно и то же.

А чем он отличается от других — Viber, например? Если не брать распространенную информацию об эксклюзивной приватности — ее мы проверить не можем.

Андрей Немоляев: Не отличается совсем. От Viber отличается разве что тем, что там нет, по-моему, звонков, или уже есть, но я не в курсе. Они все одинаковые, у них у всех есть веб-версии, если в мелочи вдаваться, у него бесплатные и открытые стикеры. То есть если в Вконтакте их нужно покупать, то тут они бесплатные, и ты их используешь. Когда вышел Whatsapp, я поставил его, он у меня до сих пор стоит, и очень редко я сейчас им пользуюсь. Потом Viber, я его также поставил, потом Telegram — я и его поставил. Если что-то новое выйдет, я, может быть, его поставлю и буду пользоваться. Старые мессенджеры просто частично отмирают, люди начинают переходить на новые, кому-то нравится, кому-то нет. Вот сейчас у меня в Telegram больше всего диалогов с кем-либо из друзей.

А не получится ли так, что после блокировки масса людей просто перейдет на другие мессенджеры?

Андрей Немоляев: Тут и да, и нет. Может сработать в одну сторону, что все уйдут, и мессенджер загнется, а может сработать в другую стороны, что все назло и против системы пойдут и будут им пользоваться, и его продвигать. В данном случае блокировка Telegram — это посягательство на свободный интернет. А касательно террористов — это так смешно! Что Telegram использовали террористы, чтобы скоординировать какие-то свои действия. Это может быть абсолютнейший фейк, вброс и манипуляции — они могли использовать что угодно. Тот, кто захочет спрятаться, он спрячется. Кстати, кто хочет найти, он и Telegram взломает.

Лично вы будете пользоваться этим мессенджером в случае его блокировки?

Андрей Немоляев: Я буду им пользоваться назло. То есть я буду поддерживать Дурова.

После того, как конфликт Роскомнадзора и владельца Telegram вышел в публичную плоскость, и в нем была затронута тема теракта в Санкт-Петербурге, при подготовке которого, по данным ФСБ, был использован именно этот мессенджер, ситуацию стали комментировать чиновники и прочие публичные люди. В частности, советник президента России по интернету Герман Клименко назвал отказ Павла Дурова сотрудничать со спецслужбами абсолютно анархичной позицией. Сам Дуров считает, что потенциальная блокировка сервиса не усложнит задачи террористов и наркодилеров, так как в их распоряжении будут десятки других мессенджеров. Между тем, на фоне скандала и возможной блокировки 27 июня Telegram стал лидером среди бесплатных приложений в российской версии магазина Apple App Store.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.