Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 19/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 19/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 18/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 18/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Московский кинофестиваль: между Голливудом и Болливудом

media  

В четверг, 22 июня, Московский международный кинофестиваль откроется в 39-й раз. 39 — возраст в определенном смысле знаковый — вроде как кончается молодость и наступает окончательная зрелость. Так что надо бы уже кое-какие выводы делать и начинать ошибки исправлять. Впрочем, возраста ММКФ толком не знает никто — то ли и правда ему 39, то ли и вовсе 82.

Впервые фестиваль прошел в Москве в 1935 году и назывался «Советский кинофестиваль в Москве». В конкурс прислали фильмы из 19 стран, а победил все равно «Чапаев». И немного досталось Рене Клеру. Потом фестиваль заглох и восстал из пепла по указанию тогдашнего министра культуры Екатерины Фурцевой в 1959 году. Какой год считать годом рождения — до сих пор не очень ясно, хотя российская Википедия бодро именует ММКФ «вторым старейшим кинофестивалем» после Венецианского. Ну и хорошо.

Московский фестиваль критикуют давно и нещадно. Главная претензия — слабый конкурс. Уж сколько раз пробовали переубедить руководство — мол, давайте откажемся от конкурса, а то ведь все равно никто нам фильмы не дает, — но руководство упорствует и из года в год везет в Москву не сказать что скверные, но, как правило, средненькие фильмы. Причина понятна: госфинансирование. Те, кто дает государственные деньги на фестиваль, до сих пор в наивной уверенности, что категория «А», к которой принадлежит ММКФ согласно иерархии Международной ассоциации продюсеров, — это знак качества.

Давно уже нет такого понятия, как «фестивали категории «А», а когда и было, то означало оно исключительно технические характеристики, главные их которых — право первой ночи на конкурсные фильмы. Вот, собственно, и все, хоть «фестиваль категории «А» и звучит солидно. Под это дело фестиваль неплохо обеспечивают нашими налоговыми деньгами, что моментами сильно и справедливо раздражает другие фестивали. Но учитывая трагическое состояние и нашего кинематографа, и нашего проката, согласимся, что пусть уж на ММКФ дают деньги, чем на очередные «Елки». Хотя «Елки» тоже не обижены.

В этом году ММКФ получил на 10 миллионов больше, чем в прошлом году. Пока неясно, на что пошли добавленные деньги, а ведь надеялись, что хотя бы добавят фестивальных площадок. Но их стало только меньше. В прошлые годы пресс-показы, пресс-конференции и прочая пресс-активность проходили в Театре киноактера. Сейчас здание на ремонте, но для журналистов не стали искать отдельную площадку, а просто переместили на одну-единственную общую — в кинотеатр «Октябрь».

При том, что претензий к фестивальной программе действительно немало, и касаются они не только уровня конкурса, но и слишком пестрой, порой необязательной всей остальной части, — надо признать, что ярких пятен на фестивальном полотне много всегда. В этом году, возможно, даже больше, чем обычно. Эти пятна в виде прошедших уже на других фестивалях громких фильмов разбросаны по разным программам, как светлячки в сумерках.

ММКФ «разбит» на 28 программ. Причем в некоторых из них всего по три-четыре фильма, как в программе «Сегодня о Корее» (речь, разумеется, о Северной Корее, нашем с некоторых пор нежном друге), в ретроспективе аргентинского кино или в программе, посвященной 100-летию Октябрьского переворота. В чем смысл таких программ-коротышек — можно только гадать, но то, что о стройной архитектуре замысла говорить не приходится, — факт.

С фильмом открытия организаторы, конечно, постебались всласть. Мы уже привыкли, что порой ММКФ открывается самым нелепым образом — скажем, очередными «Трансформерами», но индийская костюмная эпическая мелодрама «Бахубали. Завершение» превзошла даже самые смелые ожидания. С Голливуда мы уже начинали, теперь настала очередь Болливуда.

В основном конкурсе 13 полнометражных игровых фильма, и по привычке наибольший интерес у аккредитованных вызывают российские фильмы. В это году их три — это «Карп отмороженный» Владимира Котта, «Купи меня» Вадима Перельмана и, конечно, «Мешок без дна» Рустама Хамдамова.

Хамдамов — один из самых изысканных режиссеров отечественного кино, вещь в себе, не всем понятная и далеко не всеми понятая. Его новый фильм — экранизация новеллы Рюноскэ Акутагавы «В чаще». Действие происходит во время правления Александра II. В центре повествования — сказка, которую фрейлина рассказывает великому князю и разные версии которой преподносят участники той истории. В фильме достаточно мистики и туманностей, а сам фильм — практически поэма. То, что Хамдамов оказался в московском конкурсе — уже победа фестиваля.

Традиционные подарки от ММКФ — программы Андрея Плахова «Эйфория» и Петра Шепотинника «8 ½ фильмов». Здесь всегда то, чем оказались славны крупные международные фестивали от ММКФ до ММКФ, и большое подспорье для тех, кто на эти фестивали не ездит, но за кинопроцессом следит.

«Эйфория» в этом году посвящена кинематографу стран Восточной Европы. Впрочем, одним из главных событий этой программы станет картина Аки Каурисмяки «По ту сторону надежды», получившая Серебряного медведя за режиссуру на последнем Берлинском фестивале. Напомню, что большинство прочили Каурисмяки «Золотого медведя», не говоря уж о самом режиссере, который от расстройства даже не вышел на сцену за призом.

Обладателя «Золотого медведя» — фильм «О теле и душе» венгерки Ильдико Эньеди — покажут на ММКФ встык с Каурисмяки, и у зрителя будет возможность самому оценить вкус берлинского жюри. Кроме того, в нынешней «Эйфории» — «След зверя» Агнешки Холланд (тоже из берлинской программы), «Реквием по госпоже Ю» серба Бояна Вулетича, болгарская «Слава» Кристины Грозевой и Петра Вылчанова, две картины румынского режиссера Адриана Ситару — «Посредник» и «Незаконные».

«8 ½» фильмов в этом году сосредоточилась на каннской и венецианской программах. Все картины — полноценные хиты. Это и победитель прошлогодней Венеции филиппинец Лав Диас с четырехчасовым фильмом «Женщина, которая ушла», и камерный по исполнению, но масштабный по звучанию фильм Альберта Серра «Смерть Людовика XIV» о медленном угасании «короля-солнца», и очень провокационная (в хорошем или плохом смысле — это надо еще думать) работа Мишеля Хазанавичюса «Молодой Годар» о левацкой юности одного из самых известных и именитых режиссеров мирового кино.

Еще одна из самых интересных программ — документальная «Свободная мысль», прибежище искателей неординарного подхода к описанию нашей окружающей действительности.

Перечислять все 28 программ нет ни смысла, ни времени, тем более что более детально разобрать их можно будет по окончании фестиваля. Но даже сейчас, заранее, еще не видя большинства из привезенных фильмов, можно твердо говорить хотя бы одно: как бы ни выглядел фестивальный расклад, свою просветительскую миссию он выполнит несмотря ни на что.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.