Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

О чем вспоминают «чернобыльцы»

media  
Андрей Грушенков (второй слева) оказался на Чернобыльской АЭС в составе съемочной группы в 1987 году. DR

Ровно 31 год назад произошла одна из крупнейших в истории катастроф в атомной энергетике — так называемая «чернобыльская авария». О своих впечатлениях от поездки в Чернобыль RFI рассказал председатель Союза «Чернобыль» Москвы Андрей Грушенков.

Андрей Грушенков: В Чернобыле я оказался в качестве директора съемочной группы Центральной студии документальных фильмов. Мы снимали фильм «Колокол Чернобыля», и я там оказался в 1987 году, а вообще съемочная группа приехала 26 мая 1986 года. Радиационный фон, когда я там оказался, везде был разный, потому что дезактивация еще продолжалась. Мы снимали в местах, где фон был выше 10 тысяч рентген.

RFI: Вы осознавали опасность, думали о ней?

В самых общих чертах, потому что до конца понимали опасность, наверное, немногие. Я был молодым человеком в то время, и как-то это не чувствовалось ни мне, ни многим моим товарищам. Другие люди, которых мы там наблюдали, тоже, можно сказать, безответственно себя вели. Я даже помню, как разговаривал там с одним милиционером, который нас сопровождал. Он не надевал этот «лепесток» (респиратор — прим. RFI) и вообще молодцевато себя вел, демонстрировал свою удаль. Я говорю: слушай, тут же радиация. А он: да ладно, кто ее видел?!

Там была медицинская группа, которая проводила наблюдения и исследования. Роллан Сергиенко, режиссер «Колокола Чернобыля», в столовой с руководителем этой группы разговаривал по поводу участия в фильме, и эта женщина пригласила нас к себе, чтобы посмотреть, сколько рентген мы подхватили. Роллан был в Чернобыле еще в 1986 году, и отчаянно заходил во все места. Я вместе с ним пришел в лабораторию, он лег на кушетку, и вдруг застрекотал принтер, который стал показывать радиационные элементы. Та женщина подняла брови и говорит: «Слушайте, ну вы нахватали. Вы где ходите? Вы уже все границы перешли». До того момента, как я в этой лаборатории оказался, ощущения опасности у меня не было.

На здоровье та поездка сказалась?

Я инвалид, который имеет связь заболевания с Чернобылем. Радиация действует на всех избирательно, это все индивидуально. У кого-то позже включается, кому-то повезло, пронесло с этим.

Сколько сейчас в России живет чернобыльских ликвидаторов?

Всего в России сегодня около 237 тысяч. По крайней мере, это я видел в наших сводках. Из них примерно 35 тысяч инвалидов Чернобыля. Остальные разбросаны по другим республикам бывшего СССР.

Какова на сегодняшний день социальная поддержка государства?

Инвалиды вследствие Чернобыльской катастрофы, у которых установлена связь заболевания и инвалидности с радиоактивным облучением, находятся в несколько привилегированном положении, потому что получают возмещение вреда. До 2000 года, пока не было ФЗ № 5 (О ветеранах — прим. RFI), была у всех возможность получать возмещение вреда из расчета зарплаты, которую человек получал в Чернобыле. И те, кто успел, у них есть какое-то более ли менее возмещение вреда дополнительно к пенсии — от 25 до 50–60 тысяч рублей. А те, кто не инвалиды, не получают никаких дополнительных выплат, они живут только на ту пенсию, которую им по старости платит государство.

Начиная с 2004 года ужесточался способ получения инвалидности и установления связи с Чернобылем. В настоящее время это вообще практически невозможно. Многие люди, которые были молодыми — те же военные, солдаты — в силу возраста своего, даже имея все эти заболевания, не шли обращаться к врачам за инвалидностью, потому что надо было кормить семью, а инвалидность резко ухудшала материальное положение. А сейчас, когда они плохо себя чувствуют, это уже невозможно сделать.

А, например, льготы на получение жилья?

В 90-е годы, когда был принят закон о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации, в первом его варианте было прописано, что в течение трех месяцев чернобылец имеет право на получение новой квартиры, улучшение жилищных условий при постановке на учет, если он в этом нуждается. И действительно, в 90-е годы какая-то часть людей успела воспользоваться этими льготами. К сожалению, потом Лужкова «ушли», и с его уходом сразу прекратились эти квартиры. До сих пор инвалиды стоят в очереди.

В других регионах значительно хуже, чем в Москве. Последние пару лет протестов не было, а раньше все говорили: надо, дескать, выходить на баррикады, надо голодать. В нескольких регионах и голодали, и пытались проводить какие-то протестные акции, потому что действительно ни медицинской, ни жилищной помощи особенно не было. В этом смысле Москва, конечно, отличается от других регионов в силу того, что здесь финансовый котел, при Лужкове были выстроены отношения, и мы с 2009 года с правительством Москвы заключили соглашение о взаимодействии, где были прописаны многие параметры, в том числе медицинские, жилищные, социальные и так далее.

Готова ли власть сегодня идти на контакт с общественными организациями «чернобыльцев»?

При Лужкове был режим наибольшего благоприятствования. И сам мэр, и префекты, и руководители департаментов достаточно активно с нами сотрудничали и помогали по всем вопросам. Со приходом Собянина как-то все это стало сворачиваться. С большим трудом мы пролонгировали в 2013 году наше соглашение, а потом, по завершении его в 2016 году, с нами его уже не продлили. Власть дистанцируется.

Я слышал, что вас выселяли из офиса?

Дом, в котором находился наш головной офис, был поставлен на капитальный ремонт. Мы просили департамент имущества, чтобы нам предоставили другое помещение, а дальше была чисто издевательская ситуация. Нам предлагали всякие разрушенные помещения, кульминацией было здание без крыши, без окон и так далее. То есть они для вида написали, что предложили нам пять или шесть помещений. Но в итоге, поскольку мы получаем субсидию от правительства Москвы, которая еще при Лужкове была записана отдельной именной строкой в бюджете, договорились и сняли другое помещение в районе Белорусского вокзала — этой субсидии хватило.

Как обстоят дела с социальной поддержкой ликвидаторов в Украине и в Беларуси?

На Украине вообще ничего теперь не выплачивают, они там протестовали, пытались даже где-то перед властями забор повалить. Их вообще опустили дальше некуда. В других республиках, насколько я знаю, везде хуже, чем в России. За исключением, может быть, Беларуси. Мы знаем, что у них Лукашенко выстроил более эффективную систему социальной поддержки. Там есть и специальные санатории, и медицинские центры.

Вы часто думаете о Чернобыле? Что вспоминается из тех дней?

Эту темы не забудешь в силу того, что я общаюсь с людьми, которые приходят с проблемами, рассказами, историями. Что вспоминается? При всем ужасе этой ситуации и трагедии, которая произошла, память человека так устроена, что вспоминается что-то интересное, встречи с интересными людьми, какие-то курьезы, которых там тоже было много.

Мы в 1987 году были в теплице, которая в Припяти расположена. Когда произошел этот взрыв, взорвавшиеся твэлы (тепловыделяющие элементы — элементы активной зоны ядерного реактора — прим. RFI) попали в эту теплицу. В ней стояли такие чаши с землей, где выращивали овощи, и вот туда попадали куски твэла. Мы там были уже в 1987 году — ходили, смотрели места, где будем снимать. В то время в этой теплице была опытная лаборатория, где все эти твэлы в земле остались, и стояли таблички — сколько в этой чаше рентген. Где 15, где 30, где 50. Там, в этих чашах, уже росли огурцы, помидоры и прочее. Руководитель этой лаборатории, который нас вел, показывал и рассказывал, на наших глазах из кадки, где было написано 50 рентген, сорвал огурец, его нам протянул и говорит: хотите попробовать? Мы от него попятились, как будто он с гранаты снял чеку. Он на наших глазах его помыл и съел — мол, ничего страшного, потому что через капиллярную систему тяжелые элементы не проходят, а то, что сверху, можно смыть, съесть и не страшно. Память у человека так устроена, что он все равно будет помнить что-то хорошее.


Авария на Чернобыльской АЭС стала причиной радиоактивного загрязнения более 200 тыс. кв. км — пострадали в основном территории Украины, Белоруссии и России. Из опасной зоны пришлось эвакуировать около 115 тыс. человек. По официальным данным, всего в результате катастрофы пострадало около 5 млн человек, в том числе более 600 тыс. детей.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.