Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Русско-американский политический разговорник

media  
Иллюстрация к роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»

Два популярнейших издания опубликовали в субботу 18 марта два поразительных словаря. Одно издание — американское, в мире его читает, наверное, всего несколько миллионов. Потому что элитарное оно очень. Но — американское, поэтому косвенно интересуются тем, что пишут в этом журнале, очень многие. Тем более, что обычно авторы этого издания, обдумав очень большой массив всяких данных, рассказывают что-то очень важное о самом устройстве американской жизни. Нет, никаких военных тайн и секретов там, может быть, и нет.

Русско-американский политический разговорник 19/03/2017 - Гасан Гусейнов Слушать

Но иной раз из небольшой заметки узнаешь о стране что-то страшно важное.

А другое издание читает, можно сказать, вся Россия. Издание это массовое, на него, возможно, не сразу обратят внимание в мире. А зря. Ведь публикация, о которой пойдет речь, тоже обрабатывает большие массивы данных, big data, так сказать, причем — автоматически. И — предоставляет читателю — любому, всякому! — полноценную государственную тайну. Я бы сказал так: публикует сведения, которые, будь у нас у власти Платон, занятый строительством идеального государства, он бы эту публикацию сжег, а ее авторов отправил на Острова Блаженных хлопок из беломорской пены собирать.

Обложка журнала «Нью-Йоркер» от 6 марта 2017 The New Yorker

Первое издание называется, как кое-кто уже мог догадаться, «Нью-Йоркер». The New Yorker. И напечатало оно статью о важности самых важных слов президента Соединенных Штатов. По-русски это как-то смешно звучит. Как, извините, с «майскими указами». Сейчас, к примеру, март. Текущего года. А «майские указы» когда были? Говорят, в мае. Это логично. Но какого года? Многих расспрашивал. Никто не ответил правильно. А это, оказывается, целая невидимая отрасль идеологической промышленности. Как в советское время было. Пятилетка эффективности и качества. Решения месячных пленумов ЦК КПСС — октябрьских, февральских, ну сколько их там, месяцев этих. По повышению не только надоев молока, но и наедалова всего населения в самом широком смысле слова. А в современной России, стало быть, в том ее сегменте, который оставшимися после телевизора мозгами заведует, «майские указы». Даже в Википедии статья есть. Их там 11, один другого краше. Называются «о мерах по...». Большое счастье России, как и бывшего СССР, что никто не переспрашивает.

А вот в США принято переспрашивать. Они вообще торопятся как-то. Не успел президент какой-нибудь указ подписать, тут как тут судьи и прокуроры, американские же, лезут и переспрашивают. Казалось бы, в стране президента выбрали! Дайте человеку порулить уже. А они, буквоеды и крючкотворы, злоупотребляют как буквой, так и духом закона. Ограничивают самого президента. Посмотрите, как они это делают, циники.

Американская Фемида (помните выражение? то-то же!) для истолкования законности свежего, последнего, новейшего решения президента осмеливается залезть в текст его ранее сделанных заявлений! Вы только подумайте! Вот в марте 2017 года президент подписывает свой майский указ, запрещающий въезд в США беженцев из нескольких мусульманских стран. Ясное дело, не потому, что там мусульмане живут, а из соображений антитеррористических. Но тут целых два судьи — гавайский и мэрилендский (первый-то, небось Обамой нанят был!) — начинают рыться в предвыборных роликах кандидата Трампа и находят там прямую и однозначную антиисламскую пропаганду. Вот какое дело, говорят судьи. Президент на самом деле этот указ свой подписывает, утоляя противоправный пропагандистский голод, а потому указ этот мы, силой нашей судебной власти, и отменяем.

Что это говорит нам о весомости президентского слова? Вообще, любого слова в далекой североамериканской стране? Что вес этот достаточно солиден, чтоб сказанное не уносило ветром. Как это происходит в нашей евразийской степи. В пятницу президент заявлял, что знать не знает, кто там по Крыму разгуливает в российской камуфляжной форме. А в понедельник признается, что сам управлял этими неизвестными кремлевскими бессонными ночами. Тайком от своих избирателей. Спрятав под ковер Конституцию Российской Федерации. Один и тот же человек. Во артистизм! Как тут народу не волеизъявиться, если у тебя вояки расставлены там и сям? Обязательно волеизъявятся. В Америке все примитивнее. Там этот номер не прошел бы. Обязательно выискался бы какой-нибудь законник и — понеслась звезда по кочкам! — Си-эн-эн, Эн-би-си и даже Фокс Ньюс пнули бы такого артиста, будь он трижды президент. И аргумент, что большинство, мол, этого и так хотело, не сработает. Мало ли чего может захотеть большинство. Его волеизъявление тоже должно подчиняться закону, в том числе — защищающему права меньшинств. Тонкая штучка, в общем.

И вывод парадоксальный для нашего уха получается. Чем больше весит президентское слово, тем больше возможностей у общества и судебной власти держать такого президента под контролем, в тисках закона.

И наоборот, чем слабее законы, чем меньше у общества возможностей контролировать свои власти, тем балаболистей эти власти, тем меньше весит и стоит слово главного начальника.

Возможно, это людям как раз и нравится: на Руси любят балагуров. Под них веселей пьется, ловчей посуда бьется.

Но есть у этого дела, у балагурства, и другая сторона. Когда о серьезных делах государственных даже поговорить не дают, СМИ и приравненные к СМИ интернет-ресурсы, не в пример «Нью-Йоркеру», начинают обсуждать совершеннейшую хреномудию. Например, состав сновидений населения Российской Федерации. Big data можно по-всякому изучать. Кто-то интересуется сознательной жизнью граждан, а кто-то забирается в подсознание. И вот по этим многомиллионным запросам граждан, случающимся по пробуждении, сотрудники Яндекса изготовили потешную карту, на который для каждого региона выдаются три главных запроса.

«Что тебе снится, крейсер „Аврора“?» — спрашивал советский поэт-песенник. «Аврора» молчала, как рыба. А люди нашей, интернетной эпохи, вооружившись самой передовой — от А до Я, т.е. американской и японской — техникой, ответили на этот вопрос.

Не знаю, как вы, граждане, а я, изучив эту карту, понял, как легко, оказывается,

www.yandex.ru (screenshot)

выдать самую страшную государственную тайну, вовсе не имея такого намерения. Сейчас уже, конечно, поздно, и все ведущие спецпсихоаналитики мира скачали себе этот наисекретнейший документ. Не нужны больше супостату ни Сноуден, ни Ассанж. Весь мир теперь знает, что больше всего волнует бывшего советского человека. Что, регион за регионом, тревожит его по ночам. О чем он спрашивает верного друга «Яндекса». На юге и на западе Европейской части вроде еще ничего, а вот на севере — от Мурманской области, Карелии, через Архангельскую, Коми и до Красноярского края — главное слово — КЛОПЫ.

Вот она, забота-то какая. Что делать с клопами во сне?

Как человек, испорченный навеки чтением М.Е.Салтыкова-Щедрина, не мог не вспомнить я градоначальника города Глупова, беглого грека без имени, отчества и даже без чина, г-на Ламврокакиса, которого поймал на базаре в Нежине граф Кирилл Разумовский, где будущий градоначальник торговал греческим мылом, губкой и орехами; сверх того, был сторонником классического образования, в 1756 году был найден в постели заеденным клопами.

Этот тип коробейника вижу попеременно то в электричках — продающим «лазерную пемзочку для пяточек», то по телеку — производящим «майские указики». Но что и во снах своих тревожных — от Кольского полуострова до бассейна Енисея — массы соотечественников переспрашивают всемирную сеть о клопах, это человечеству узнавать было совершенно не обязательно.

Ну-ка, чудище, обло, озорно, Роспотребнадзорно, где твоя спасительная лапа, почто не прикроешь адскую утечку? Там ведь на Дальнем Востоке — медведи! В Поволжье раки, в Астрахани — икра! Чуешь измену?! Это ж никакая спутниковая фотография не нужна! Все подсознание российского народа — как на ладони.

Как говорит товарищ Трамп, это, товарищи, и есть «фейковые новости». По-русски — «военная тайна». Кто бы мог подумать… А взаимонепонимание усугубляется. Разговорники-то нужны. Вот назвал вчера Трамп Путина tough cookie. Газетчики поторопились перевести «крепкий орешек». Это если пытаться разгрызть. Но переводчик должен понимать, что сейчас, в борьбе с угрозами безопасности, опытные люди эти самые cookies просто отключают. Tough или не tough, вспоминайте ловкого Ламврокакиса.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.