Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/05 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/05 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/05 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Евровидение» до Киева доведет

media  
На конкурсе Евровидение в Киеве Россию представит Юлия Самойлова capture d'écran

Россия в последний момент объявила о том, что все же будет участвовать в «Евровидении-2017» и решила отправить на конкурс в Киев певицу Юлию Самойлову. Эта информация вызвала бурную и противоречивую реакцию интернет-общественности.

«Евровидение» до Киева доведет 17/03/2017 - Александр Валиев Слушать

Тот факт, что Россию на «Евровидении» будет представлять певица с ограниченными физическими возможностями, которую отправляет на конкурс «Первый канал», был обнародован в то же самое время, когда многие зрители обсуждали скандал на шоу того же канала «Минута славы». После довольно резких высказываний членов жюри программу покинул участник с инвалидностью Евгений Смирнов. Сама Юлия Самойлова сейчас в Финляндии и держит паузу в общении с прессой. RFI спросило нескольких экспертов о том, с чем, на их взгляд, связан такой выбор конкурсантки на «Евровидение».

«В России участие в „Евровидении“ политизировано слишком сильно, и каждый раз все это обрастает совершенно ненужными деталями, которые только портят впечатление, — считает политолог Федор Крашенинников. — Конечно, это обычный европейский музыкальный конкурс самодеятельности. Я так понимаю, что мало где в Европе придается значение, кто поехал, с каким результатом вернулся и так далее. К сожалению, в России все это обязательно превращается в ситуацию какого-то политического противостояния, а учитывая, что конкурс будет в Киеве, все это обрастает дополнительной коннотацией. В этом смысле Украина мало чем отличается от России, там тоже слишком много ненужной политической коннотации. Условно во Франции участие в конкурсе „Евровидение“ едва ли выходит за рамки каких-то развлекательных программ телевидения, чтобы это кому-то было интересно, кроме тех, кто погружен во французский шоу-бизнес».

RFI: Как вы думаете, почему так долго решался вопрос участия и кандидатуры конкурсанта?

Федор Крашенинников: Очевидно, долго решали, не устроить ли блокаду. Подозреваю, что были какие-то силы, которые требовали вообще не ехать туда, но, видимо, кто-то придумал такой конформистский вариант. Поездка в Киев сама по себе ставит Россию в неудобную ситуацию, а кто-то решил, что надо поставить в неудобную ситуацию украинцев.

То есть выходит, Юлию Самойлову довольно откровенно используют в политических целях?

Федор Крашенинников: Я думаю, ее выбрали, с одной стороны, по соображениям политкорректности, столь любимой в современном мире. Она — девушка с физическими особенностями, вот и решили сделать сильный ход — отправить, с одной стороны, девушку-инвалида, а с другой — девушку, которая по украинским законам как бы является преступницей, потому что она выступала в Керчи. Таким образом они поставили ситуацию в неудобную для украинцев плоскость, что они должны будут не пускать девушку-инвалида на конкурс. Девушку мне просто немного жалко, потому что в мирной ситуации она, конечно, могла бы достичь большего — она была бы просто инвалидом, который поет, и это было бы символом чего-то очень хорошего, лишенного политической коннотации. С точки зрения этики, я хочу сказать, что использовать инвалидов в политических разборках — это очень неправильно. Люди с особенностями могут и должны участвовать во всех соревнованиях и конкурсах на равных, и это очень здорово и правильно, но как вся эта ситуация будет развиваться, подозреваю, что ничем хорошим она не кончится. Юлия, очевидно, окажется просто разменной картой в какой-то большой игре. Ее будут оценивать, к сожалению, не по ее талантам, а на стыке двух факторов — ее инвалидности и состояния российско-украинских отношений.

В этом году, в отличие от прошлых лет, в публичной плоскости почти не возникало дискуссий о том, кому ехать на «Евровидение» от России — мало кто из артистов выказывал желание отправиться на конкурс в Киев. Хотя некоторые довольно известные претенденты все же были.

Артур Гаспарян, музыкальный журналист: Не было такого бурного артистического движения, безусловно, как это было в прошлые годы. Хотя было несколько кандидатур, которые вполне четко и явно высказывали свое желание ехать на «Евровидение»: Панайотов, Антонюк, Елена Темникова, очень хотел ехать в этом году на конкурс Михаил Турецкий со своим девичьим ансамблем «Сопрано». Вообще, это стилистика «Первого канала» — тайный кулуарный выбор исполнителя, ну, а в этом году еще и фактор Украины сыграл очень существенную роль. Я думаю, он влиял на артистов, которые не очень понимали, хотят они ехать на конкурс в Киев или не хотят. Я думаю, на «Первом канале» очень долго придумывали, чтобы послать не просто хорошего исполнителя с хорошей песней, это было бы слишком банально. Я думаю, что кандидатура выбиралась исходя из того, чтобы, как представляется «Первому каналу», поставить, может быть, Украину в несколько глупое положение. И тут идет банальная история, которую Владимир Познер на другом телевизионном шоу «Минута славы» назвал очень хорошим определением «запрещенный прием». Я думаю, что в этом и был мотив «Первого канала». С одной стороны, надавить на жалость и посмотреть, как на это отреагирует Украина: вот, мы вам предлагаем инвалида, а если вы инвалида не пустите в страну, то, значит, будете находиться в глупом положении. А с другой стороны, она, как выяснилось, в 2015 году выступала в Крыму, а для Украины это, естественно, очень болезненная тема — в таком случае объявить желанный бойкот участию в «Евровидении», но не своими руками, а руками Украины. Я думаю, что эта немного нечистоплотная политическая мотивация в действиях «Первого канала» присутствовала, и она, конечно, омрачает общий фон подготовки к проведению конкурса, потому что сама по себе певица Юля Самойлова — очень милое создание и интересная певица. Она известна в нашем медийном поле, просто никто не воспринимал ее как потенциальную кандидатуру, потому что ее имени не было на поверхности. Тем не менее, она достаточно ярко выступила в российской версии «Х фактора» «Фактор, А», у нее был специальный приз Аллы Пугачевой. Она выступала на открытии Параолимпийских игр 2014 года. Когда я брал у нее интервью, оказалось, что всем мотивом ее творческой деятельности, того, что она вообще решила петь, с детства было именно желание выступить на «Евровидении». То есть это очень красивая евровидийная сказка.

На какой прием может рассчитывать Юлия?

Артур Гаспарян: Это же не первый случай, когда на «Евровидении» выступает человек с ограниченными возможностями. И Диана Гурцкая в 2008 году, и в 2015 году группа из Финляндии с синдромом Дауна, и польская участница, тоже частично парализованная после автомобильной аварии. Даже тогда, когда не было подозрений в какой-то особой политической мотивированности по отношению к этим странам и участникам, в кулуарах «Евровидения» это воспринималось двояко. С одной стороны, да, очень хорошо, что у инвалидов есть возможность выступить на «Евровидении» — это интеграция людей с ограниченными возможностями в нормальную жизнь, и давайте мы их поддержим. А с другой стороны, этот мотив, что есть попытка надавить на жалость, она всегда присутствовала, в том числе и с теми исполнителями. Я думаю, все это будет сопровождать и выступление Юли Самойловой. Плюс это будет омрачаться общим фоном очень враждебных отношений между Россией и Украиной в данной ситуации.

Как вы думаете, «Первый канал» согласовывал эту кандидатуру в «верхах»?

Артур Гаспарян: В любой другой ситуации, в любые другие годы, насколько я знаю, если это не открытый конкурс, обычно руководство ТВ-канала само принимает решение, но в связи с тем, что сейчас ситуация сильно обострена, и в данном случае решение было все-таки политическое о том, участвовать России в «Евровидении» или не участвовать, я думаю, безусловно, она согласовывалась руководством «Первого канала» в каких-то начальственных коридорах администрации президента.

По мнению жительницы Архангельска, педагога, поэтессы и человека с ограниченными физическими возможностями Ирины Нонфоджи, сам факт того, что девушка в инвалидной коляске попадет на сцену «Евровидения» очень важен, но с учетом политической ситуации выглядит довольно некорректным по отношению к певице.

Ирины Нонфоджи: «Это человек сильный, и, хотя возможности ограничены, она попробовала их преодолеть, показать себя в самой нестандартной ситуации. Это хорошо, что стало возможным, чтобы человек с ограниченными возможностями вышел на такой уровень. Но в силу того, что отношения с Украиной сейчас натянутые, сложные, я бы на ее месте побоялась провокаций. Это связано не только с Украиной, а еще, пожалуй, и с тем, что вообще отношение к России сейчас в Европе достаточно напряженное. И мне эту девочку по-человечески жалко. Далеко не все толерантны, не все правильно воспринимают это. Я посмотрела комментарии к этому ее шагу, у людей самые разные мнения. Но меня просто шокировало обращение к ней „певица-инвалидка“ — я чуть не упала со стула, когда прочитала это. Причем это маститые интернет-СМИ пишут. В общем, мне стало неловко, что люди до сих пор не научились воспринимать таких людей должным образом. Меня не покидает такое ощущение, что выбрали именно ее, девочку на коляске, совершенно беззащитную. Может быть, это какая-то попытка подавить на жалость — ну будьте вы помягче к России, посмотрите, какой участник у нее нынче. Не злобствуйте, не злопыхайте, подойдите вы по-человечески, что Россия, может быть, покажется вам еще и с такой стороны. Но мне кажется, эта очень некорректная по отношению к девушке игра».

30% россиян выступают за бойкот «Евровидения» в Киеве — такие данные на днях опубликовал ВЦИОМ. Только 41% опрошенных собирается смотреть трансляцию финала, за несколько лет популярность конкурса среди россиян довольно существенно снизилась.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.