Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 29/04 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 29/04 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 29/04 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 29/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Сталинградец Лавров о постзападном мире

media  
Сергей Лавров в Мюнхене 18 февраля 2017 г. REUTERS/Michaela Rehle

Министры не так уж часто вводят в язык новые слова. Они умеют хорошо пользоваться старыми, но не каждому дано, как Сергею Лаврову, создавать слово-буксир, которое тянет за собой целую баржу понятий. Чтобы сполна разобраться в этом грузе, не хватит целого века. Но выдающийся дипломат для того и выступил в субботу 18 февраля 2017 года в Мюнхене, чтобы растолковать своим несмышленым евро-атлантическим собеседникам, с кем те связались.

Еще четыре года назад, в 2013 году, за год до захвата Крыма и первых попыток захвата Донбасса, Сергей Лавров начал свое выступление в Мюнхене с напоминания о 70-летнем юбилее победы СССР в битве под Сталинградом. Тогда этот сигнал, этот намек остался не услышанным. «Не слишком ли далеко на Восток собираетесь вы зайти, наши дорогие евро-атлантические друзья? Нам кажется, что слишком. А мы 70 лет назад дошли за два года от Волги до Эльбы и Дуная». 18 февраля 2017 юбилейной привязкой была гораздо более близкая «мюнхенская речь» Владимира Путина 2007 года, не услышанная, но ставшая понятной год спустя, когда после короткой войны в Грузии от этого постсоветского государства отпали Абхазия и Южная Осетия.

И вот вчера евро-атлантические партнеры России услышал новое ключевое слово — «постзападный мир». Этот поразительный неологизм не только соединил в себе время и пространство, но и позволяет, наконец, даже совсем уж наивному западному человеку понять содержание текущей российской политики.

Само слово «Россия» не позволяет здешним политикам всерьез считать, например, Аляску и Польшу не принадлежащими нам. Ну да, скажет вам всякий русский, сейчас, возможно, одно — часть Соединенных Штатов, а другое — самостоятельное восточно-европейское государство. Но на исторической карте вечности — это наши завоевания, временно упущенные или отпущенные.

Конечно, мы понимаем, что пока о возвращении их России не может быть и речи. Но и вы, дураки, понимайте, что это только пока. Да, с герба партии Жириновского — ЛДПР — силуэтики Финляндии, Польши и Аляски недавно подчистили, но они вытатуированы у homo post-sovieticus на внутренней стороне черепа, да и некоторые региональные филиалы этой группировки до сих пор им пользуются.

Итак, Сергей Лавров своим неологизмом «постзападный» провозгласил первенство пространства и вечности над политическим временем. Но что это означает практически. Неужели, могут спросить либеральные западные бараны, это означает пересмотр всех европейских границ?

Да, дорогие несмышленые друзья, и это самый выдающийся дипломат современности отметил ссылкой на новую точку отсчета — десятилетие, отсчитываемое от Мюнхенской речи вождя.

Какие изменения произвела Российская Федерация на карте Европы? Внешние — откусывание от бывших соседок по СССР территорий, которые вошли в состав вечной России. Правда, непосредственно в состав Российской Федерации приняли только Крым, но и «народные республики городов Луганск и Донецк» приблизились к этому статусу аккурат 18 февраля, когда сам президент России издал указ о признании паспортов ЛНР и ДНР советскими паспортами.

Помните, вечные совграждане, Маяковского? Западная шелупонь и не понимает, что для нас значит «серпастый молоткастый»!

Я волком бы
выграз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту…
По длинному фронту
купе
и кают
чиновник
учтивый движется.
Сдают паспорта,
и я
сдаю
мою
пурпурную книжицу.
К одним паспортам —
улыбка у рта.
К другим —
отношение плевое.
С почтеньем
берут, например,
паспорта
с двухспальным
английским левою.
Глазами
доброго дядю выев,
не переставая
кланяться,
берут,
как будто берут чаевые,
паспорт
американца.
На польский —
глядят,
как в афишу коза.
На польский —
выпяливают глаза
в тугой
полицейской слоновости —
откуда, мол,
и что это за
географические новости?
И не повернув
головы кочан
и чувств
никаких
не изведав,
берут,
не моргнув,
паспорта датчан
и разных
прочих
шведов.
И вдруг,
как будто
ожогом,
рот
скривило
господину.
Это
господин чиновник
берет
мою
краснокожую паспортину.
Берет —
как бомбу,
берет —
как ежа,
как бритву
обоюдоострую,
берет,
как гремучую
в 20 жал
змею
двухметроворостую.
Моргнул
многозначаще
глаз носильщика,
хоть вещи
снесет задаром вам.
Жандарм
вопросительно
смотрит на сыщика,
сыщик
на жандарма.
С каким наслажденьем
жандармской кастой
я был бы
исхлестан и распят
за то,
что в руках у меня
молоткастый,
серпастый
советский паспорт.
Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту…
Я
достаю
из широких штанин
дубликатом
бесценного груза.
Читайте,
завидуйте,
я —
гражданин
Советского Союза.

Вспомнили? А теперь вернемся к другим внешнеполитическим достижениям Российской Федерации на европейском и ближневосточном ТВД. Они поразительны. Все предсказания Сергея Лаврова, высказанные в 2013 году, сбылись. Тезис о превращении советской угрозы в угрозу российскую блестяще подтвердился. Мысль Лаврова, высказанная им тогда в Мюнхене, что, мол, силовые операции могут привести только к хаосу, гениально подтвердилась. Вдоль границ РФ и Украины сформировались крупнейшие в Европе незаконные вооруженные формирования под названием ДНР и ЛНР. Раньше у него были российские танки и автоматы, а теперь появятся и признаваемые Россией документы.

Боевики, сосредоточенные в очагах постзападного сопротивления, собраны в «народные республики» уже не из бывших, а из новых советских людей. Они пост-западны в том же смысле слова, в каком пост-западны и выходцы из бывшего СССР, которые сражаются в рядах ИГИЛ на всем Большом Ближнем Востоке и в Северной Африке. Они не разделяют главных, с их точки зрения, ценностей современного западного мира — секулярного комфорта и уверенности в превосходстве разума над чувством. Для постзападных людей в полосе отчуждения между Россией и Восточной Европой важнее комфорт эмоциональный, важнее примат чувств над разумом. Сейчас селекцией этого постзападного человека занимаются игротехники, пиротехники и попы. Выведенный в неосоветской пробирке, он должен будет разделять веру в Святую Русь-СССР в границах России-СССР плюс Аляска, Польша и Финляндия, поэтому так легко заставить его чувствовать себя партизаном, ведущим борьбу с самим сатаной в сердце Европы.

Конечно, это кибер-воинство страшно доверчиво, и под обаяние его легко подпадают даже искушенные люди с реальным советским опытом. Такие верят, что за взрывом на востоке Украины стоят настоящие «народные чаянья», такие наивно верят, что этому народу очень хотелось поскорее погибнуть под бомбами, лишь бы кто-нибудь показал обратную дорожку в Советский Союз, как Моторола или Гиркин, Гиви или Захарченко.

Когда мининдел Лавров, передохнув от восторга по случаю эдакой находки — шутка ли, придумал для всего человечества новый маршрут — в постзападное мироустростйво, — произносит слова «народные республики», Восточная Европа должна была бы вспомнить, что она сама испытывала, когда — совсем-совсем недавно — на русском языке называлась «странами народной демократии».

Слишком долго они нежились под солнцем, пока были под военным контролем СССР, но в 1989 море перевернулось, началась глобализация, опирающаяся на ценности «мира, прогресса и прав человека» (Андрей Сахаров). Нам этот западный мир не ндравится. Мы, россияне, можем без труда показать и друг другу, и окружающему миру испытательный полигон постзападности — в Приднестровье и Южной Осетии, в Абхазии и в Донецке, в Луганске и в Крыму. Наши кадры оживлены необычайно. Им ведь подмигнули с самого верха. Их не зря снабжали танками и буками. И они-то точно понимают, что пост-западный — это еще и просто — восточный. Свет с Востока! Держитесь, мы принесем его вам, наш новый мировой порядок. Ex oriente — lux. Вы сказали «шантаж», «военная угроза»? Ну слушайте, это же очевидная чушь и абсурд. Мы ведь не берем чужого, мы берем свое. Кто не спрятался, мы не виноваты. Стрельба на Востоке Украины? Вам послышалось. Это салют в честь новых святых — Гиви или Моторолы. И даже не салют. Это хлопают пробки от шампанского, дебилы, б[...]ть.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.