Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 17/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 17/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 17/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 17/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Февральский кастинг на роль губернатора

media  
Связана ли череда отставок губернаторов с предстоящими президентскими выборами? REUTERS/Alexander Zemlianichenko

На этой неделе подал в отставку Александр Худилайнин, руководитель Карелии. Он стал пятым, начиная с 6 февраля, главой российского региона, сложившим с себя полномочия. Помимо него, в этот список вошли губернаторы Пермского края, Бурятии, Новгородской и Рязанской областей. RFI спросило экспертов о том, связана ли череда отставок с предстоящими президентскими выборами, кто и почему пришел на смену отставникам, и чего ждут от них в Кремле.

Февральский кастинг на роль губернатора 16/02/2017 - Александр Валиев Слушать

«Тут нельзя говорить о том, что это явная подготовка к президентским выборам, — уверен политолог, руководитель консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов. — Но, несомненно, эта связь есть, потому что рейтинг президента базируется на его методах управления. Делается большая ставка на необходимость развивать регионы, региональную политику, и наличие сильных эффективных губернаторов в этих регионах будет в той или иной мере добавлять политические очки непосредственно самому Путину».

RFI: А что такое региональная политика? Разве в России она есть?

Руководитель консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов Фото из соцсетей

Дмитрий Фетисов: Курс на поиск новых лиц, на легитимность политических процессов, на публичную политику. Кремль ищет новые лица, новых управленцев, новых политиков на местах. Из ярких примеров можно назвать приход на пост детского омбудсмена Анны Кузнецовой. То есть человек, который не был известен на федеральном уровне, который активно работал в своем регионе. Даже вот эта ротация губернаторского корпуса, которая произошла последние две недели — это все люди достаточно молодые, зарекомендовавшие себя опытом работы в федеральных структурах. Это именно выполнение запроса на новые лица.

Что они должны сделать, согласно ожиданиям Кремля?

В первую очередь — обеспечить развитие региона, чтобы люди увидели позитивные изменения, потому что, в принципе, все регионы, где произошла смена губернаторов, — это достаточно депрессивные регионы, имеющие ряд своих проблем. Вторая задача — объяснить людям, что существует централизованный институт власти, представителями которого являются губернаторы, и, собственно, явка на эти выборы (президентские — RFI) важна. Но это больше будет задача администрации президента, и от губернаторов, по сути, потребуется только реализовать эту задачу качественно на местах.

Но как заманить на президентские выборы электорат, если результат совершенно предсказуем ввиду отсутствия альтернативного кандидата?

Альтернативы абсолютно нет, учитывая высокий рейтинг Путина, отсутствие каких-то сильных оппонентов, которые могли бы противопоставить ему что-то. Необходимость показать достаточно высокую явку, хотя бы на среднеевропейском уровне, присутствует. Потому что необходимо обеспечить легитимность выборов в глазах мирового сообщества, и при низкой явке это невозможно сделать.

Неужели за год, который остался до выборов, новые губернаторы действительно могут сделать что-то значимое и заметное для населения?

Как показывает практика, вполне реально, такие примеры, в принципе, есть. Есть как негативные примеры — Калининградская область, где сейчас самый молодой в российской истории исполняющий обязанности губернатора Алиханов, который кроме каких-то громких обещаний не показал пока никаких результатов, постоянно попадает в какие-то имиджевые скандалы. Один из самых громких — это неонацистская нашивка на его куртке. Он пока ничем не может похвастаться, хотя уже достаточно большой срок работает в регионе. Другой пример из свежих — Орловская область, где губернатор — член КПРФ Вадим Потомский, который сумел выстроить рабочие отношения с Москвой, благодаря чему сейчас в Орловскую область начинают идти инвестиции. За небольшой срок, уже после первого года, эти изменения были. При желании результата можно добиться. Хотя на самом деле для таких регионов, находящихся в социально-экономическом кризисе, показывать такие результаты за год, стремительно, очень тяжело.

А не похожи ли эти отставки и назначения на обычный предвыборный популизм? Новые лица — новые надежды. Их задача — продержать людей в состоянии позитивных ожиданий год, а что будет после выборов — уже не столь важно…

Я думаю, как раз нет. К примеру, если взять Никитина, который сейчас назначен ио губернатора Новгородской области, не секрет, что у него большие политические амбиции, и ходили слухи, что он даже рассчитывает получить кресло министра. Соответственно, он вряд ли откажется от этих амбиций, будет стараться сейчас показать максимальный результат, работая в Новгородской области, чтобы продемонстрировать Кремлю, что он оправдывает ожидания и способен занимать даже более высокую должность. Производят впечатление о желании у них карьерного роста и другие главы. Поэтому, мне кажется, они сейчас будут максимально стараться добиться каких-то результатов в тех регионах, в которые они были отправлены президентом.

Почему еще полгода назад губернаторами назначали силовиков, а теперь в ход пошли менеджеры?

Силовиков назначали в те регионы, где нужен был жесткий стиль управления и четкое выполнение того, что требует Москва…

Назначение Евгения Зиничева на пост губернатора Калининградской области у многих вызвало удивление, как и его быстрая смена на Алиханова. Что это было?

Его назначение в Калининград как раз отчетливо понятно по той простой причине, что в Калининграде были определенные проблемы с подготовкой региона к чемпионату мира. Плюс регион пограничный, то есть от него требовалось в максимально жесткой форме навести порядок в ходе подготовки. И, возможно, ему нужно было улучшить работу местных силовиков, их взаимодействие с органами власти. Что касается другого назначения — Ярославль, где господин Миронов назначен, возможно, именно там человек из силовиков выбирался в связи с необходимостью организовать жесткий диалог с местными элитами, которые занимались вопросами своей личной выгоды и не были готовы работать на благо региона, работать сообща. Сказать, что получилось — этого сказать нельзя. Зиничев проработал в Калининграде недолго, его сменил Алиханов. Что касается Ярославской области, возможно, результаты последуют потом, но на данную минуту лично я их не вижу.

По каким критериям определяли сменщиков старым губернаторам сейчас?

По сути, все регионы, куда пришли сейчас новые главы, — это регионы, куда требуется приход инвестиций в первую очередь и оздоровление экономической ситуации. Все новые главы обладают связями и в бизнес-среде, и в федеральных структурах. То есть теоретически они легко могут эту задачу выполнять.

Насколько, по-вашему, значим факт личного знакомства с Путиным?

Я думаю, этот факт совершенно не важен, потому что это не первый и даже не второй круг общения президента. Даже я не уверен, что они очень часто пересекались. Но существует администрация президента, ряд других структур, которые и занимаются кадровыми вопросами. Видимо, своей работой в этот условный кадровый резерв все новые назначенцы и попали. И, естественно, президенту была предложена подробная справка по ним, и, видимо, на основании этого он уже принимал решение.

Судя по растиражированным сведениям кремлевского источника, ожидалось именно пять отставок. Можно считать, что на этом процесс обновления завершен? Или в ближайшее время все же продолжится?

Возможно, не недели, но ближайшие месяц-два вполне может продолжиться. Потому что существует действительно ряд губернаторов, эффективность которых под вопросом. В частности, Меркушкин, Самарская область. Бочаров, Волгоградская область. Есть вопросы по Шанцеву, Нижегородская область, где в последнее время усилились политические конфликты, которые мешают нормальному функционированию администрации области. Плюс достаточно пожилой возраст самого Шанцева. Есть вопросы по Оренбургской области, где Берг. Многое будет еще зависеть от того, будет ли найден кадровый резерв. Потому что, условно говоря, не могут же взять простого человека с улицы и назначить его губернатором. В Кремле должны хотя бы быть уверены, что человек может справиться с этой обязанностью. Мы не можем пока сказать, есть ли у Кремля кто-то в запасе, кого готовы пробовать на должность губернаторов.

Кому из новых губернаторов придется особенно сложно на своем посту?

На мой взгляд, достаточно тяжело придется Решетникову и Цыденову, которые стали главами Пермского края и Бурятии. В этих регионах сильные политические элиты, которые явно рассчитывали, что после ухода прошлых губернаторов кто-то из представителей местных элит получит в управление регион. Этого не случилось. У них обоих есть такая имиджевая проблема — они не публичные политики. И тут им предстоит избираться в сентябре на губернаторских выборах, им надо будет одерживать убедительную победу, то есть применение административного ресурса будет для них ограничено. Они, условно говоря, должны за короткое время и набрать узнаваемость в регионе, и заработать очень приличный политический рейтинг. Если кто-то из представителей политических элит в Пермском крае или Бурятии, у которого есть губернаторские амбиции, решит выдвинуться, победить и Решетникову, и Цыденову будет достаточно непросто. Мы сейчас получаем ситуацию, что, в принципе, для Кремля без разницы, кто побеждает на губернаторских выборах, если этот человек лоялен федеральной власти.

По мнению руководителя фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, пока не ясно, будут ли власти исходить из того, что избирательная кампания делается в регионах и, соответственно, уделять им повышенное внимание, или сосредоточатся на федеральной повестке.

Руководитель фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов Фото из соцсетей

Михаил Виноградов: Если говорить о состоянии регионов, что касается экономики, понятно, что есть некоторая определенность. Год назад казалось, что так или иначе в условиях колебания валют у регионов появляются шансы на импортозамещение в обрабатывающих отраслях, сельском хозяйстве и так далее. Сейчас, когда курс рубля снова становится сильнее, это может оказаться некомфортным для регионов, которые хотели сделать ставку на импортозамещение, потому что они исходили из более высокого курса доллара и евро. Что касается политики, остается проблема крупных городов, особенно миллионников. Мы видим из свежих примеров Санкт-Петербург, где действия городских властей в отношении Исаакиевского собора фактически раскололи общественное мнение и создали серьезную антивластную мобилизацию. Вопрос в том, будет ли готов федеральный центр как-то корректировать ситуацию и вмешиваться в оживление политической жизни. Традиционно труднопредсказуема Москва, где уровень протестных настроений сравнительно высок. Другое дело, что для протестного движения сегодня характерно неверие в собственные силы, в собственные перспективы. Что, конечно, сказывается, в том числе, на поведении избирателей. Остаются миллионники, остаются регионы, где присутствуют во власти «аллергены». Сейчас есть попытка заменить ряд «аллергенов» — того же Худилайнена в Карелии, но всех «аллергенов» все равно не поменяют. По факту протестная повестка нередко создается самой властью. Наверное, политически ситуация в городах, особенно крупных, для власти по-прежнему менее понятна, менее предсказуема, чем в сельской местности и районных центрах.

Какие регионы сейчас вызывают у власти особенное беспокойство в смысле электоральных настроений, связанных с социально-экономической ситуацией?

Думаю, что экономические тренды этого года еще не оформились. Мы видим, что январь, февраль — традиционно самые проблемные, депрессивные месяцы, связанные с ростом цен, коммунальных платежей и так далее — в этом году проходят относительно спокойно. По крайней мере, пока социология не фиксирует традиционного мощного январского всплеска недовольства ростом цен, хотя к этому, вроде, все привыкли. Поэтому предстоит понять, отложенная ли это ситуация и выстрелит ли однажды, или что-то принципиально поменялось. Мы не видим ни откровенно проваливающиеся регионы, ни регионов, у которых совсем все хорошо. Кроме традиционных экспортных регионов, которые себя ощущают более комфортно. Пока не оформилась новая расстановка между отстающими и успешными регионами, и политически еще не до конца понятно, какие избиратели голосуют лучше за власть — те, где в экономике хорошо, или там, где в экономике так себе, поскольку власть — единственная надежда на спасение, и люди часто менее критичны. Поэтому взаимосвязь экономической ситуации и конъюнктуры на президентских выборах пока не слишком наглядна, не слишком очевидна.

Комментируя череду отставок губернаторов, федеральные спикеры, среди которых пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, заявили, что ничего чрезвычайного в смене руководителей регионов нет. Речь идет исключительно о плановой кадровой ротации.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.