Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 14/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

«Когда уступаем Исаакиевский собор РПЦ, мы теряем город…»

media  
Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге wikipedia.org

Власти Санкт-Петербурга готовятся к передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ на 49 лет. В администрации города создадут рабочую группу, которая займется организацией этого процесса. Между тем, многие представители экспертного сообщества и рядовые горожане выступают против такого решения властей. RFI попросило нескольких экспертов, живущих в Санкт-Петербурге, высказать свое мнение о передаче собора Церкви.

«Я придерживаюсь позиции, что Исаакиевский собор может быть собственностью государства, но ничего против не имею, если РПЦ будет использовать его в своих богослужебных целях, — говорит религиовед, сотрудник Русской христианской гуманитарной академии Владимир Егоров. — Наверное, конфликт в том, что решение о передаче собора в управление на 49 лет принято двумя мощнейшими институциями нашей страны, государственным институтом и РПЦ, в обход обсуждения в гражданском обществе. И это, мне кажется, больше всего возмущает и создает пространство недоверия к этим органам.

RFI: В чем целесообразность этого решения? Какую выгоду приобретает город и горожане?

Владимир Егоров

Владимир Егоров: Это слабое решение в связи с тем, что государство хочет опираться на РПЦ как на носителя нравственности, традиций и доброчестия, а РПЦ пытается войти в симфонию с государством так, как это было до революции. По большому счету, никакой выгоды гражданам Санкт-Петербурга от передачи Исаакиевского собора нет. Теряется музейное пространство, город теряет 200 млн дохода, который переходил в бюджет, соответственно, это скажется на наших городских социальных программах — дороги, больницы и прочие статьи расхода, куда все это могло бы пойти. Интересен момент: РПЦ пользуется возможностью получить этот храм под управление в связи с такой слабой позицией, которая сложилась. Пока есть возможность брать, они хотят взять. Понятно, что храмов в Петербурге и области немало, которые можно было бы взять, но они требуют реставрации, а тут очень хороший удобный объект, центр города, ну, и много-много преференций, в том числе, финансовых и имиджевых. А что будет через 5–7 лет — никому не известно. Придет новый президент, и, вполне возможно, изменится внутренняя политика. Если говорить о губернаторе Полтавченко, то он, мне кажется, здесь лицо совершенно крайнее. Он подписал то, что приняли за него.

А кем было принято решение? Первым лицом?

Владимир Егоров: Я не думаю, что первым лицом. Там достаточно персон, которые могли бы повлиять. И премьер-министр, возможно, и аппарат. Едва ли уж Путин отвечает в нашей стране за все. Возможно, ему сообщат об этом решении и конфликте, но я думаю, это, конечно, московское решение, а не петербургское. Потому что в прошлом году, как мы помним, история закончилась в пользу города. Не видеть пользу этого храма и его эксплуатации как музейного пространства для города — это не признавать очевидный факт. Конечно, мы теряем как город, когда уступаем собор Русской православной церкви.
Союз ученых Петербурга официально выступил против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви. В заявлении сказано, что собор никогда не принадлежал церкви, а решение губернатора Георгия Полтавченко противоречит российской Конституции.

По мнению доктора социологических наук, санкт-петербургского религиоведа Михаила Смирнова, Исаакиевский собор — один из символов петербургской идентичности.

Михаил Смирнов

Михаил Смирнов: Конечно, горожанам небезразлично, как именно решается его судьба. А вот решается она пока при явном игнорировании той самой петербургской идентичности с пренебрежением к восприятию всего этого населением. Именно это и вызывает наибольшее возмущение. Замечу, что, в общем-то, у противников этого решения по собору нет никакой антирелигиозной мотивации. Я это достаточно уверенно говорю, потому что присутствовал на народных сборах, и общаюсь. Многие из этих людей считают себя и являются православными. Но собор как символ петербургской идентичности превосходит свое конфессиональное назначение. И сам храм, который строил католик Монферран и православные мастеровые, один из символов имперского времени и символ города. Сам способ, которым решается судьба такого значимого объекта в городе, конечно, вызывает возмущение. И если именно он будет реализовываться, тут возможны самые разные последствия. Я не скажу, что революционные, но, во всяком случае, очень сильно дискредитирующие и руководство города, и саму церковь, которая, на мой взгляд, сильно проиграет, если будет так демонстрировать мускулы и обращение к административному ресурсу.

Как, на ваш взгляд, это решение может повлиять на историческую и культурную ценность собора, их сохранность?

Михаил Смирнов: Вполне возможно, что сократится объем реставрационных работ, которые там перманентно ведутся, объем работ по поддержанию состояния собора в рабочем виде. Но это, наверное, не будет таким уж обрушением и обвалом. Любой собор — это же люди. Если значительная часть людей, которые в него сейчас интегрированы, которые душой, а не только за зарплату, живут в этом соборе, будут вынуждены уйти, придут другие. Но с другой квалификацией, другим пониманием. И тогда действительно могут случиться какие-то нехорошие истории с этим собором. Похожая ситуация ведь с Казанским собором у нас в Питере. Казанский собор сейчас — епархиальный собор, в него тратятся довольно большие городские деньги, и по федеральным программам. Но делается это очень малокомпетентно с чисто технологической точки зрения. То есть ясно, что людям надо просто осваивать какие-то сумасшедшие суммы, которые на них свалились, не задумываясь над реальной ценностью самого объекта. Ну, и РПЦ он нужен именно как культовый объект, а не как памятник истории, культуры и архитектуры. То же самое, наверное, можно сказать и про Исакий.

Ежегодно в Исаакиевском соборе совершается 640 богослужений, на которые верующие могут проходить свободно. На данный момент паломники составляют около 1% всех посетителей собора. По мнению историка Ивана Куриллы, Исакий должен остаться, прежде всего, музеем, который не делит пришедших по принципу вероисповедания.

Иван Курилла

Иван Курилла: Мы знаем, что православные службы в храме идут постоянно, мы знаем, что Исаакиевский собор открыт для посетителей, туристов, людей, которые хотят посмотреть на него как на одну из вершин российской архитектуры, культурное достижение императорского периода. То есть все работает. Мы слышим и от сторонников передачи собора в ведомство Русской православной церкви, и от противников, что для верующих и посетителей ничего не изменится. Службы идут сейчас и будут продолжаться, посетителей будут пускать и потом, может быть, даже бесплатно. Но если ничего не изменится для верующих и для посетителей, то, похоже, что это вообще вопрос не отношений церкви и мира, верующих и неверующих, это, скорее, то, что называется спором хозяйствующих субъектов. А раз так, то и разговор идет о том, кто из этих хозяйствующих субъектов вызывает больше доверия — музей или РПЦ. У меня больше доверия вызывает музей. К сожалению, так получилось, что РПЦ не выглядит сегодня как ответственный хранитель, которому бы я доверял как гражданин страны какую-то часть национального богатства. Музей, во-первых, лучше сохраняет материальные ценности, это его основная задача. Во-вторых, от музея не ожидаешь, что он будет разделять пришедших по принципу вероисповедания. И, наконец, Исаакиевский собор — это общенародная гордость, это действительно одна из вершин императорской культуры Петербурга. Это не просто культовое здание православной церкви или православной общины Санкт-Петербурга. Мы знаем и по источникам финансирования строительства собора, и по смыслу его существования с момента постройки — это всегда была гордость российского государства и культуры, а не один из культовых предметов. Исаакиевский собор строился за счет государственного бюджета и очень большую долю бюджета российского государства забирал на протяжении всего периода его строительства. Это был национальный проект очень долгого времени. К сожалению, авторитет РПЦ в обществе не настолько высок, не настолько мы можем ей доверять, мне кажется, как можем доверять музею. То есть к музею свои вопросы есть и могут быть, но, во всяком случае, Исаакиевский собор, с моей точки зрения, должен остаться в государственной собственности и музеем, прежде всего. Музеем, в котором, конечно, соблюдаются возможности проведения православных обрядов.

Власти Санкт-Петербурга отказали противникам передачи собора РПЦ в проведении митинга 28 января на Марсовом поле — под тем предлогом, что в этот день там уже запланирована акция Национально-освободительного движения, которое поддерживает идею передачи собора церкви. Однако один из инициаторов протеста депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский заявил, что митинг все равно состоится — в южном секторе Марсового поля, где проведение массовых акций не требует согласования с властями. Организаторы уже выразили готовность заплатить штраф за превышение лимита участников, который установлен на 200 человек.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.