Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

За йогу — под суд

media  
Философ и кришнаит Дмитрий Угай DR

Антитеррористический закон ударил в России по людям, в терроризме не замеченным — в частности, по последователям древнеиндийской философии. В Санкт-Петербурге судят йога.

Философ и кришнаит Дмитрий Угай, которого обвиняют в незаконной миссионерской деятельности, собирается добиться оправдания — и нежелание платить штраф здесь ни при чем. Главное, на его взгляд, не допускать подобных прецедентов, когда в стране наказывают за научные лекции. Именно лекцию, а не проповедь, по утверждению Дмитрия, он прочел 22 октября в петербургском лофте «Этажи» в рамках фестиваля «Ведалайф».

Дмитрий Угай: Время от времени я выступаю с лекциями в разных местах на эти же темы. Был фестиваль «Ведалайф» — йога, здоровый образ жизни, позитивное мышление. Все, как обычно. Там было много всего, это был огромный культурный фестиваль. Там были индийские танцы, курсы по вегетарианской кулинарии, выступали какие-то музыкальные группы, продавали какой-то хэнд-мейд, рукоделие, по-моему, примеряли сари. Я хотел сначала прийти просто в качестве волонтера, я энтузиаст такого рода мероприятий, хотел просто помочь. И мне сказали, что есть необходимость в лекции по йоге, не мог бы я рассказать. Очевидно, посмотрели на мою страничку, увидели, что я интересуюсь йогой, индийской философией. И я сказал — да, конечно, рассказать о йоге в целом, о разных направлениях, так мы и договорились. Я еще сказал, возможно, у вас какой-то религиозный интерес, но поскольку вышли поправки к новому закону, мы за несколько дней до этого обсуждали их с юристом, и уточнил, что лекция будет чисто светской.

RFI: Дмитрий, а в чем разница между лекцией о йоге и проповедью миссионера?

Дмитрий Угай: Религиозная проповедь обращена к верующей аудитории, то есть я заранее знаю, что в этой аудитории, по крайней мере, подавляющее большинство верующих людей, которые хотят какую-то эмоциональную подпитку и воодушевления на определенные религиозные вещи. Прийти в храм, принять участие в религиозной церемонии. Есть свой сленг у этой аудитории, есть своя стилистика религиозной проповеди, она очень эмоциональная, основана на цитатах из священных книг. Но, извините, я не только проповедник, я еще и философ. И когда я выхожу из своего храма, я уже не проповедник, я человек. Я гражданин, у меня другая социальная роль, и я ее исполняю. То есть, если вы приходите на лекцию по индийской философии в университет и приходите, например, послушать проповедь в кришнаитский храм, в чем разница? И поэтому коллеги, индологи, религиоведы, шесть экспертов, единогласны в своем заключении, что никаких признаков религиозной проповеди в моей лекции не было.

А вот Наиль Насибулин, который подал на вас жалобу в полицию, придерживается другого мнения…

Дмитрий Угай: Этот Наиль Замирович Насибулин, человек, которого я никогда не видел в своей жизни, где-то нашел объявление о том, что будет моя лекция, откуда-то он узнал, что я кришнаит и читаю религиозные проповеди. И он заранее написал в правоохранительные органы такую вот заявку, что я приду на фестиваль йоги и под видом йоги буду вести незаконную миссионерскую деятельность. На моей лекции сам он не был….

А он утверждает, что был. И что вы приглашали слушателей в храм…

Дмитрий Угай: Этот человек лжет. Когда уже эта история стала широко освещаться в СМИ, разразился большой скандал, тогда он неожиданно вспомнил, что он был на моей лекции, оказывается. И что он сидел где-то во втором ряду. Моя лекция записана на видео, и все, кто на ней присутствовали, на нем запечатлены. У нас есть фотографии с этого вечера, примерно 30 штук, в том числе, там много фотографий с моей лекции. Ни на одной из этих фотографий его нет. Более того: он утверждает, что я попросил выключить камеры, и вот когда камеры были выключены, я сказал, а вот теперь, друзья, приходите к нам в центр бхакти-йоги, занимайтесь там и поклоняйтесь Кришне и так далее. Тогда как все, кто был на лекции, знают, что лекцию мне не дали закончить, я читал только 40 минут. Я не мог этого сказать, просто потому что лекцию я покинул в сопровождении сотрудников МВД. Прервали ее очень быстро и без каких-то извинений.

Что вам грозит, если признают нарушение?

Дмитрий Угай: Там штраф от 5 до 50 тысяч, но суть ведь не в штрафе. Штраф — это просто материальная вещь, а репутационные вещи и то, что осудят человека просто за то, что он говорит о йоге, это гораздо сильнее. Я хочу это дело выиграть, только для того, чтобы таких дел не было в будущем, ни с кем! Потому что судить человека только за то, что он говорит о йоге, причем на фестивале йоги, если такое возможно в правовом государстве, то возможно все, что угодно.

По сведениям Дмитрия Угая, написавший жалобу на него Наиль Насибулин — член одной из консервативных православных организаций. В полиции Дмитрия продержали несколько часов, после чего отпустили, отказавшись выдать копию протокола. 9 января в суде заседание было отложено, так как у судьи возникли вопросы к полицейскому протоколу, и он решил вызвать сотрудника ОВД, который его составлял. На суде не было ни свидетелей, которые бы подтвердили слова Насибулина, ни его самого. Адвокат Дмитрия Сергей Латышевский уверен в том, что суд будет объективным.

Сергей Латышевский: «Суть обвинения не отражает того, что было на самом деле. Его обвиняют в незаконной миссионерской деятельности, положения о которой были установлены так называемым законом Яровой. Есть установленные законом признаки миссионерской деятельности. Это деятельность от имени организации — то есть об этом должно было быть заявлено. Лекция должна содержать основы вероучения конкретной религиозной организации. Этого тоже не было. Должен был быть призыв к слушателям вступить в конкретную религиозную организацию, этого тоже в лекции Дмитрия не было. В данном случае как таковой миссионерской деятельности в принципе не было. То есть само по себе обвинение не отражает действительности».

Эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Ольга Сибирева видит в деле Дмитрия Угая продолжение политики давления на малые религиозные организации и их представителей.

Ольга Сибирева: В нашем центре «Сова» мы ежегодно готовим доклады о ситуации со свободой религии в России, и вот эта тенденция «антисектантской» политики наблюдается не первый год, и последние годы она, пожалуй, ужесточилась. Это проявлялось совершенно разными способами, и преследование Свидетелей Иеговы сюда можно отнести в рамках антиэкстремистского законодательства, и «антисектантские» заявления чиновников, чего в условиях демократического государства и религиозной свободы быть не должно, тем не менее, такие заявления были. Принятие пакета Яровой и в его составе антимиссионерских поправок стало еще одним логичным шагом в рамках этой политики. Когда эти поправки разрабатывались, основным аргументом авторов было то, что они должны помочь в борьбе с экстремизмом. Потому что предполагалось, что их будут применять, в первую очередь, по отношению к исламским экстремистам. Но, как и опасались представители правозащитного и религиоведческого сообществ и религиозных организаций, применять эти поправки стали исключительно к представителям новых религиозных движений и протестантов. Привлекали уже и баптистов, и пятидесятников, пытались привлекать кришнаитов. И там были совершенно невероятные вещи, когда в качестве миссионерства рассматривалось выступление на сельском празднике, создание площадки детской поблизости от храма.

Ольга, как вы думаете, почему теория и практика применения закона столь значительно разошлись?

Ольга Сибирева: На мой взгляд, здесь большую роль играет необразованность, невежество, непросвещенность чиновников. У людей представление, что есть злые сектанты, которые делают что-то нехорошее. Поэтому, если ты услышал незнакомое название религиозной организации — «о, наверное, это сектанты и что-то нехорошее делают, зомбируют и все прочее». И никому из них не приходит в голову обратиться к религиоведам, самим что-то почитать на эту тему и выяснить, что такое новые религиозные движения, что такое неопротестантство. Безусловно, можно говорить еще и о том, что очень удобно использовать религию в идеологическом смысле и действительно рассчитывать на идеологическую поддержку, допустим, одной религиозной организации и ее последователей, объявить врагами приверженцев других религиозных организаций. Ну и еще один момент — это отчетность. Правоохранительным органам гораздо удобнее отчитываться по таким делам о незаконном миссионерстве, о пойманных йогах, кришнаитах, баптистах и так далее, чем ловить реальных преступников.

Следующее судебное заседание по делу Дмитрия Угая запланировано на 18 января.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.