Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

Видеоблогер Александр Сидоров: Как превратить гомофоба в человека

media  
@RFI

Россия в очередной раз продемонстрировала свою официальную позицию в отношении прав сексуальных меньшинств, заблокировав принятие Советом безопасности ООН заявления, в котором особо отмечаются заслуги Пан Ги Муна, покидающего пост генсека организации, в поддержке прав ЛГБТ.

В тот же день, 14 декабря, стало известно, что простой видеоблогер из российского города Томска Александр Сидоров подал жалобу в Генеральную прокуратуру на действия полиции Махачкалы, которая отказалась принять у него заявление о нападении во время проведения антигомофобного пикета в столице Дагестана. За две недели до этого Александр Сидоров приехал в Махачкалу, продолжая свой «автопробег» по регионам России и серию одиночных пикетов с плакатом «Ненавидеть геев — антинаучное заблуждение». В результате он был избит и из-за угроз вынужден покинуть Россию. RFI провело интервью с видеоблогером по скайпу.

Нападение на видеоблогера Александра Сидорова в Махачкале

RFI: Александр, расскажите о себе в нескольких словах и о том, почему вы вдруг решили заняться темой гомофобии?

Александр Сидоров: У меня высшее образование, я программист, пару лет назад вел вполне благополучную жизнь среднего класса по европейским меркам. Был техническим директором IT-компании, все у меня было хорошо. Но как-то все поддостало. И я начал заниматься гомофобией. Я точно помню момент, когда понял, что все, надо попробовать. Я смотрел какое-то видео Милонова, и он меня прямо зацепил этим мракобесием. Началось это с маленького эксперимента, когда я покрасил мотоцикл в цвета радуги, пошел общаться с людьми в Томске. Потом шаг за шагом я увлекся более научным подходом к гомофобии, стал писать лекции, выступать, ездить по России. Пока общался с людьми на улицах, все было достаточно конструктивно. Были люди, которые видели в этом пропаганду, пытались позвать полицию, чтобы нас увели, но ничего из этого не выходило. Потом я поехал на этом же мотоцикле в местную мототусовку, там уже, конечно, произошла небольшая потасовка, была пара совершенно неадекватных людей. Когда о моей акции узнали, началась такая «маленькая Махачкала». Тысячи сообщений, люди узнавали, где я живу, где я работаю, что нужно со мной сделать, как сжечь мой мотоцикл и так далее. Но в Томске такие вещи остаются на словах, это все-таки не Кавказ.

Если можно, чуть более подробно об этом этапе вашей кампании?

Я очень много общался с людьми просто на улице. У меня было четкое понимание, что те аргументы, которыми люди рационализируют свою гомофобию, не выдерживают никакой критики. Я пытался эту тему развивать, показывать реальных людей, как они мыслят, и почему это неправильно. Просто подходишь к любому человеку, спрашиваешь, почему он плохо относится к геям, и начинается полнейшее безумие. Кто-то считает, что геи — педофилы, хотя еще в 1980-х годах были исследования, которые показали, что гомосексуалы не склонны к педофилии больше, чем гетеросексуалы. Кто-то считает, что это неестественно. Хотя, если посмотреть на природу, становится понятным, что это вполне себе естественно, да и кто сказал, что мы должны ориентироваться на естественность в вопросе прав человека? Одежда тоже неестественна, но, я думаю, немного, кто готов от нее отказаться.

Очень популярен тезис «у себя дома делайте, что хотите, но не пропагандируйте»…

Это тезис людей, которые не умеют, как правило, мыслить самостоятельно. Им по телевизору сказали про пропаганду гомосексуализма, они поверили. Во-первых, этот аргумент абсолютно антинаучен. Есть исследования, допустим, тысячи американских подростков, которые показывают, что пропаганда гомосексуализма не работает. Есть общемировая статистика, которая показывает, что в самых толерантных странах, где этой пропаганды, казалось бы, больше некуда, количество гомосексуалов по опросам не вышло даже близко за рамки ожиданий, и оно не растет. И этот аргумент — сидите дома, главное, нам не показывайтесь — это лицемерие в чистом виде. То же самое можно сказать левшам: вы там дома у себя левой рукой пишите, а на публике не показывайте, а то пропагандируете леворукость. Люди, которые верят в пропаганду гомосексуализма, просто много смотрят телевизор и мало читают.

Видеоблогер Александр Сидоров: Превращение гомофоба в человека за 5 минут

Я так понимаю, что ваш просветительский мини-проект некоторое время назад вышел за рамки родного региона?

Томск — это было два года назад, потом я проехался от Сибири до Питера с первой лекцией. А недавно я собрался поехать со второй лекцией, тогда я уже решился проехать по всей России, от Владивостока через Кавказ и до Питера. У меня было два плаката. Первый: «Гомофобия — антинаучное заблуждение», но я столкнулся с тем, что не все знают, что такое гомофобия. И в какой-то момент я написал «Ненавидеть геев — антинаучное заблуждение».

Были ли какие-то отличия в реакции публики на вашу акцию по регионам?

Если вынести за рамки вашего вопроса Кавказ, реакция во многом похожа. Степень гомофобии градируется от региона к региону. Скажем, во Владивостоке ситуация относительно лучше по российским меркам. В Хабаровске похуже, где-нибудь в Челябинске тоже не очень. Я бы выделил, наверное, Владивосток, Новосибирск, Москву и Питер. Из тех городов, где я был, там, мне показалось, у людей чуть-чуть получше все с пониманием ситуации. Люди поадекватнее, потолерантнее.

До попыток физической агрессии доходило?

Бывало. Но это больше разговор на повышенных тонах, легкие толчки — в общем-то, контролируемые ситуации. Попытка задержать меня была в Омске. Но я поговорил с полицейским, мы нашли общий язык и поняли, что я ничего не нарушаю.

Какие-то приятные неожиданности были?

Приятные неожиданности всегда случаются. Главное мое счастье, это когда удается сконвертировать гомофоба в человека. Когда общаешься с человеком, говоришь ему аргументы, и он потихоньку понимает, что был неправ. На это, конечно, способны далеко не все, и у многих это занимает месяцы, а то и годы. Но когда этот процесс происходит, и потом люди пишут «слушай, чувак, я посмотрел твои видео, и я был неправ, спасибо тебе». Такие моменты очень приятны. Если посмотреть махачкалинское видео, где я общаюсь с людьми, хожу с пикетом, там подходит парень, немножко опешил, смотрит, замолчал, потом: «Блин, слушай, чувак, круто!» То есть такая вот неожиданная поддержка в Махачкале, это было очень приятно.

Александр, но вы отдавали себе отчет, когда ехали в Дагестан, что это может обернуться проблемой?

У меня была красивая идея проехать со своей лекцией через всю Россию, включая Кавказ. Мне казалось, что в этом есть своя красота. И, конечно, по мере того, как я приближался к Кавказу, я все больше и больше задумывался, а стоит ли это делать? Общался с людьми, мы пытались оценить риски, и сделать это было достаточно сложно, потому что такого никто не делал. И так как я проповедую все-таки научный подход, и у меня достаточно нейтральный посыл, я ж не с гей-парадом еду, я все же решил заехать на Кавказ. И начал с относительно цивилизованного города по северокавказским меркам — Махачкалы. И все пошло не очень удачно. Я не учел, что в Махачкале к тебе могут просто подойти случайные люди в черных масках и начать тебя бить. Очень больно и долго.

Судя по маскам, это были не случайные люди, а подготовившиеся…

Ребята были подготовлены, они явно меня ждали. В первый день я походил, пообщался с людьми, потом выложил видео. Кроме того, меня очень многие фотографировали с плакатом. А в Махачкале очень быстро все распространяется по инстаграмам, вотсапам, невероятная скорость. И на следующий день, когда я просто гулял по городу без плаката, меня уже узнавали люди, а эти ребята меня искали. Меня начали избивать. Есть видео — случайный человек на авторегистратор записал заключительную часть моего избиения. Там видно, как подходят сотрудники ГИБДД, которые, к счастью, дежурили на соседнем перекрестке. Они неторопливо подошли, меня еще продолжали бить, там видно, что меня все еще пинают. Они не стали задерживать тех, кто на меня напал. Потом вызвали ППС, меня отвезли в отделение полиции. Я хотел написать два заявления: на тех, кто на меня нападал, и на тех, кто их отпустил. Но мне не давали это сделать, начали говорить, что на меня заведут дело. Якобы я что-то сам сделал противоправное. Я шесть часов сопротивлялся, но в итоге сдался, написал объяснительную в духе «шел, упал, очнулся, гипс». И меня выпустили, даже довезли до гостиницы. Вышел в магазин купить еды, тут же мне звонят сотрудники полиции, потому что по их каналам пошла информация, что меня ищут религиозные фанатики. Меня отвезли в отделение полиции, и там постоянно унижали и оскорбляли. Я был в разных отделениях полиции, люди там, конечно, зачастую гомофобные, но такого бардака я не видел. Я, к сожалению, не записал аудио, очень об этом жалею. Но если бы удалось достать записи тех камер, можно заводить очень много уголовных дел за то, что там происходило, и увольнять половину отдела. Просто каждый считал своим долгом оскорбить, унизить, угрожать. Утром мне помогли люди, удалось выбраться оттуда.

Но заявление так и не приняли?

Да, заявление написать не удалось, мы сейчас подали жалобу официальную через Генпрокуратуру, я думаю, будет проведена какая-то проверка. Надежды немного, но посмотрим. Я думаю, в конечном итоге это может дойти до ЕСПЧ, ситуация все-таки достаточно громкая.

А как реагировал интернет?

Местных просто «разорвало», очень долго шли сообщения — в основном очень жесткие угрозы. Я думаю, если зайти на мой Youtube-канал, там до сих пор можно увидеть дичайший ад. Это все было очень серьезно, и в итоге мне пришлось не только автопробег остановить, хотя у меня были еще запланированы еще лекции, но и даже временно уехать из страны. Я ходил по Москве, кавказцы меня узнавали, это были не очень приятные разговоры. Видимо, нужно менять прическу, у меня она очень заметная. Были, кстати, и приятные ситуации, когда незнакомые люди подходили: «Что, жив-здоров? Ну, давай, держись там, молодец!»

Видеоблогер Александр Сидоров: Агрессивные христиане против науки и геев

А от жителей Кавказа позитивных откликов не было совсем?

Очень много жителей Махачкалы и Кавказа в целом писали, лично говорили, извинялись, благодарили — есть такие люди, их достаточно много, но не в процентном соотношении, если говорить о Кавказе.

Как бы вы оценили в целом ситуацию с гомофобией в России?

В России ситуация с гомофобией сейчас примерно на уровне африканских и ближневосточных мусульманских стран. В этом вопросе мы практически на самом дне.

Вы не планируете эмигрировать?

У меня была такая возможность на протяжении последних лет 10, потому что я работал в сфере IT, частенько бывал в Европе, но у меня не было такого желания. И пока нет.

Каким образом вы предполагаете дальше развивать свою просветительскую кампанию?

Я пытаюсь развивать именно образовательное направление — гомофобия как антинаучное заблуждение. Фактически сейчас я уперся в тот момент, чтобы двигаться дальше, мне нужны какие-то ресурсы. Я создаю краудфандинговую компанию, и людей, которым интересно в этом направлении работать, как-то поддерживать это, очень мало. Я думаю, у типичного гомофоба есть уверенность, что все это финансируется американским правительством и Обамой. Нет, это все делается за свой счет, и, в общем-то, ресурсов практически нет.

Чтобы менять ситуацию, нужно действительно очень много со всех сторон делать, на это сейчас нет ни людей, ни ресурсов. Я ездил по всей России не просто так, не только выступал с пикетами и с лекциями, я еще объединял активистов вокруг нашего проекта, который называется ГомофобоВики. Цель его — систематизация всех знаний в этой области. Когда у тебя есть общая картина, практически все аргументы гомофобии очень легко уничтожаются. Этих знаний в российском интернете в нужной форме нет. То есть в России хватит пальцев одной руки, даже половины пальцев, чтобы пересчитать ЛГБТ-активистов, которые могут предметно и по факту объяснить несостоятельность того же закона о пропаганде гомосексуализма. Я надеюсь в отдаленной перспективе организовать чемпионат России по гомофобии. Противопоставить друг другу лучших, самых убедительных гомофобов и негомофобов, и за счет сражения аргументов и фактов повысить уровень обсуждения этой темы в России, которое сейчас находится на очень низком уровне. Ну и третий этап — самый затратный: сделать полноценную вирусную рекламную кампанию, объяснять иррациональность и антинаучность гомофобных аргументов. Этого не делает никто, потому что лень, нет людей и ресурсов. В любом случае я рано или поздно каким-то образом попытаюсь найти ресурсы на реализацию этой кампании. Хотя я и уехал пока, я все же постараюсь довести начатое до конца, я бы не стал во все это ввязываться, если бы у меня не было цели.


11 декабря в России произошла еще одна скандальная ситуация, связанная с гомофобией. В Санкт-Петербурге состоялась несанкционированная акция «Марш ЛГБТ в поддержку социально-трудовых протестов», которую пытались сорвать активисты «Национально-освободительного движения». Происходящее снимал фотограф газеты «Коммерсант» Давид Френкель, на которого напал один из нодовцев. Полиция не защитила фотографа, а задержала и отвезла в отделение, куда за «неадекватное поведение» ему вызвали бригаду «скорой помощи». Приехавшие медики применили к фотографу насилие и связали руки. Вчера Френкель подал жалобу на действия полиции и врачей в Следственный комитет России, Главное управление МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.