Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Игорь Каляпин: Ильдара Дадина будут пытаться запугать или подкупить

media  
Активист Ильдар Дадин Facebook

Гражданский активист и политзаключенный Ильдар Дадин направил через своего адвоката письмо, в котором говорит, что в карельской колонии его регулярно избивают и подвергают пыткам. Публикация этого письма сразу в нескольких СМИ и социальных сетях вызвала большой общественный резонанс. Глава российского Комитета против пыток Игорь Каляпин в интервью RFI рассказал, что готов лично поехать в Сегежскую исправительную колонию номер 7, где содержится Ильдар Дадин, чтобы проверить на месте обращение с заключенными.

RFI: Случай с Ильдаром Дадиным – это пример того, что ежедневно происходит в российских колониях, или же он усугубляется тем, что Дадин является политзаключенным?

Игорь Каляпин: Во-первых, давайте говорить о жалобах Дадина не как о факте, а как о жалобе. То есть ее надо проверять. То, на что он жалуется, происходит достаточно часто. Я не скажу, что это происходит постоянно и в каждой колонии, но это не редкость.

А как можно проверить жалобу Дадина? Есть ли такие возможности?

Да, такие возможности есть. Другое дело, что это нужно делать как можно быстрее. Но я пока считаю, что мы сможем это проверить и через некоторое время скажем, было ли этой действительно, или это была фантазия.

Обычно руководство колоний пытается такие факты замять. Сам Дадин говорил о существовании видеозаписей. Если они сохранятся, то будет прекрасно, но в этом можно сомневаться. А если записей нет, то чаще всего руководство колоний утверждает, что либо сам заключенный ударился, кинулся головой об стену и так далее, либо что он пытался убежать, и тогда его «нечаянно» ударили. Какие у вас есть инструменты для такой проверки?

Это видеозаписи, которые должны быть. Их просто обязаны осуществлять. Любое применение физической силы должно сопровождаться видеозаписью. Если видеозаписи нет, то это уже говорит о том, что сотрудники что-то скрывают. У нас у каждого сотрудника колонии, тем более в штрафном изоляторе, где находился Дадин, на форменной одежде находится индивидуальный видеорегистратор. И запись ведется 24 часа в сутки. Пока сотрудник находится в помещении штрафного изолятора, у него постоянно работает индивидуальный видеорегистратор.

И если записи не будет, а я вполне допускаю, что ее не будет, если это правда, что рассказывает Дадин, то, конечно, они этого не покажут, они скажут, что техника отказала, что батарейка испортилась и т.д. – это будет косвенное доказательство того, что они врут, а Дадин прав.

А кроме этого, по каждому нарушению, по каждому факту применения физической силы должны составляться рапорты. Мы посмотрим, есть ли эти рапорты. По каждому из них должно быть объяснение заключенного с его подписью и так далее. То есть есть много разных документов и механизмов, которые можно изучить, чтобы установить истину.

Ваш комитет уже успел направить в колонию (где содержится Ильдар Дадин) своего представителя?

Я вам сразу скажу, что никакого представителя в колонию не пустят. В колонию можно направить адвоката. Он что-то сможет сделать, но большинство из проверочных мероприятий, о которых я говорил, адвокат тоже выполнить не сможет. Поэтому, поскольку я являюсь членом совета при президенте по правам человека, я собираюсь этим воспользоваться, чтобы поехать туда самому с кем-то из коллег, и мы вместе там поработаем.

А сколько времени может уйти на получение такого разрешения?

Я думаю, что на согласование этого у нас уйдут еще сутки. Но есть еще одна проблема – впереди три выходных дня в связи с праздником. И если мы туда приедем в праздник, то нам все равно работать не дадут, никто нам документы не покажет. Поэтому, если получится, мы начнем там работать с 7 ноября.
А если нем не дадут разрешения, то мы, по крайней мере, отправим туда адвоката, который сделает все, что сможет.

А вы не опасаетесь за жизнь Ильдара Дадина? В своем письме он говорит, что не продержится в колонии больше недели, если его избиения продолжатся.

Я думаю, что он сгущает краски. Тем более, что на фоне такого публичного скандала, который сейчас начался, с него пылинки сейчас будут сдувать. Я больше боюсь того, что Дадина сейчас начнут пытаться купить – обещать ему всякие поблажки, досрочное освобождение – лишь бы он сказал, что соврал. Конечно, они будут еще давить, пугать, соблазнять его чем-то. Но применять к нему физическое насили они не рискнут.

В свою очередь, журналист и правозащитник Зоя Светова считает, что руководству колонии все же удастся замять инцидент.

Зоя Светова: Я уверена, что из-за того, что был поднят шум, Дадина бить больше не будут. Но тех, кто его избивал, никто не накажет. Это рутинная, совершенно обычная история. В большинстве российских колоний заключенных избивают. Во многих, в особенности в так называемых «красных» колониях, в которой оказался Ильдар Дадин. Это колония, где власть принадлежит администрации учреждения. То, что эта история вышла наружу и стала известна, произошло именно потому, что он – политзаключенный. Он рассказал это своему адвокату, а у адвоката появилась возможность выйти в прессу. Другие заключенные не имеют такой возможности, и их избивают. Они или умирают, или выживают.

Это дело получило широкую огласку, и о нем, возможно, уже даже известно Путину. Им займутся специальные уполномоченные. Но сам факт избиения, по вашему мнению, будет признан, или же следствие, как в большинстве случаев, придет к выводу, что заключенный сам нанес себе повреждения?

Я думаю, что факт избиения не будет признан, а речь будет идти о том, что к Дадину была применена физическая сила, потому что он оказывал сопротивления сотрудникам колонии.

И в этом случае остается мало шансов на то, что Дадина переведут в другую колонию?

Нет. Если его родственники или адвокат направит письмо. Но я читала его письмо, и, насколько я поняла, он не хочет, чтобы его оттуда переводили. Если он захочет – вспомните историю Марии Алехиной, которую перевели из той колонии, где ей угрожали заключенные. Из-за общественного резонанса, из-за шума ее перевели в другую колонию. Так же произошло с Надеждой Толоконниковой, после того, как она объявила голодовку. Так что мне кажется, что здесь может быть и такая ситуация.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.