Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Неделя в России: насилие и дети

media  
Травля в интернете, так называемый кибербуллинг — еще одна грань подростковой агрессии. by-nc-sa/2.0/iNyar

Еще один российский школьник совершил убийство. На этой неделе Россия обсуждает две темы, которые, на первый взгляд, противоречат друг другу и ни в коем случае не должны сочетаться. Насилие и дети.

Еще не все россияне успели высказаться о том, а правильно ли это — выводить на ринг «боев без правил» 8 и 10-летних школьников, да еще и без экипировки, и транслировать по телевидению, как они друг друга лупят, а уже появилась новая тема для обсуждения. 13-летний красноярский подросток убил своего сверстника из-за конфликта в соцсети. Оба — и убийца, и его жертва — из благополучных семей.

Еще несколько лет назад ученые РАН провели исследования, согласно результатам которых агрессия в российском обществе за 30 лет, начиная с 1981-го, возросла втрое. Россияне стали чемпионами Европы с точки зрения ненависти и агрессии друг к другу. В текущем году ЮНЕСКО представило данные о том, что треть российских подростков издеваются над своими сверстниками, в том числе совершают насильственные действия. А 27% школьников становятся жертвами психологической травли.

«В 90-е годы был просто фантастический подскок общей насильственной преступности, — говорит заведующий отделом медицинской психологии „Научного центра психического здоровья“ Сергей Ениколопов. — Примерно с 2001-го года идет падение насилия по статистике, и поэтому неким парадоксом является продолжения роста насилия среди несовершеннолетних. Но в каком-то смысле это отражение той ситуации, в которой оказываются подростки. Они воспитываются все-таки в той атмосфере насилия, в которой они начали расти. Общество больше 10 лет испытывало то, что называется состоянием аномии, то есть отсутствия норм, как гласных, так и негласных. Не в смысле уголовного закона, но в смысле его субъективного восприятия, и самое главное — отсутствия правил вообще. Подростки не получают очень четкого и ясного знака, как себя вести в таких-то ситуациях».

RFI: С чем это связано?

Сергей Ениколопов: Сильно деформирован общий фон передачи правил от родителей к детям. Родители очень заняты, много работают. Кроме того — общий фон, который диктуется телевидением и интернетом. Если смотреть наши телепередачи, то ощущение, что основная жизнь — это жизнь бандитская, с насилием. Кроме того, особенно в провинции, подростковая субкультура, связанная с насилием, нарастает. И есть целые регионы, где отмечается, что дети создают некий общак, поддерживают заключенных с тем, чтобы, когда они сами сядут, их тоже поддерживали. В школе распространен буллинг, и сильные побеждают. Они видят массу несправедливости — кто, каким образом стал достаточно богатым. Когда ребенок понимает, что отсутствуют социальные лифты, остается только одно. Где он может прославиться? Прославиться он может, вывесив в Youtube видео, как он кого-то избивает, насилует или еще что-то такое. Количество лайков огромно. А главное — очень трудно победить криминализацию сознания в провинции.

Почему, на ваш взгляд, в российском обществе, в том числе, подростковой среде, понятия терпимости и толерантности стали почти ругательными? Ведь еще в прошлом десятилетии такого не было?

Сергей Ениколопов: Безусловно, не было, и до этого не было тем более. А сейчас неприятие действительно есть. Это потому, что это не подкрепляется никакими ценностями или чем-то, что проявляется в реальном поведении. Никакого особого внимания к позитивной составляющей этих характеристик, типа толерантности и терпимости, никто не видит. Мы же огромное количество ценностей выбираем именно потому, что эти ценности приносят какой-то успех. А в реальной жизни люди этого не видят. Конкурентность не способствует росту толерантности.

Помимо убийства в Красноярске, только за текущую неделю российские новостные ленты пополнились как минимум еще несколькими фактами насилия в подростковой среде. В Красноярском крае 12-летняя девочка в лесу напала на сверстниц с ножом. В Таганроге старшие школьники зажигалкой сожгли палец первокласснику. В Хакасии школьницы сняли на видео избиение сверстницы, а ролик выложили в интернет.

Психологическое насилие, связанное с интернетом, травля, так называемый кибербуллинг — еще одна грань подростковой агрессии. Причем, по данным ЮНЕСКО, в России он занимает первое место в общей структуре подросткового психологического насилия. Согласно исследованию ВОЗ, по кибербуллингу среди детей Россия — первая в Европе. Каждый десятый 11-летний ребенок сообщил, что его унижали в сети как минимум два раза в месяц. В подростковой категории наша страна занимает четвертое место в Европе.

«Чаще всего кибербуллинг направлен на определенного человека, — рассказывает руководитель группы анализа web-контента Лаборатории Касперского Константин Игнатьев, — высмеивание его внешности, каких-то качеств, поведения. Чаще всего на ребенка, потому что он реагирует очень остро. Есть определенные люди, которых на сленге называют троллями, им интересно выводить других из себя, смотреть на их реакцию, обижать. То есть они как некие вампиры, которым интересно доставлять страдания другим — наверное, так. Кибербуллинг характерен для детей, чаще это происходит в школах. Для Рунета у нас есть такая цифра: 58% детей сталкивались уже с кибербуллингом. Из 1100 опрошенных в этом году подростков — больше половины. При этом очень мало рассказывают об этом родителям или учителям. Поэтому это явление сейчас привлекает внимание всех. Часто мы даже в новостях видим, что дети себя травмируют, заканчивают жизнь самоубийством. Это справедливо как для России, так и для Европы, Штатов, да по всему миру это сейчас происходит».

RFI: Обычно хамство, агрессию в интернете объясняют анонимностью. Но кибербуллинг — явление, характерное для соцсетей, где подростки, как правило, не прячутся за фейковыми аккаунтами. Почему?

Константин Игнатьев: Те, кто травят, они редко боятся травить. В соцсетях, когда один кто-то что-то скажет — у тебя плохая фотография, ты плохо выглядишь, например, это разносится между большим количеством людей сразу. Поэтому, когда они организуются толпой, чувствуется, наверное, какая-то безнаказанность.

Как борются с травлей в интернете на Западе?

Константин Игнатьев: Я знаю точно, что в Европе и в США на высоком правительственном уровне про проблему знают и выделяются бюджеты на то, чтобы проводить исследования, которые помогают жертвам кибербуллинга. Выделяются деньги, пишутся различные статьи, образовывают население на эту тему. В том же Facebook очень много статей, инструкций о том, как себя вести, общаясь в соцсети, что стоит выкладывать, что не стоит, и так далее.

Но родители могут не узнать, что ребенок стал жертвой травли в интернете…

Константин Игнатьев: Сейчас существует много решений, которые предназначены для помощи родителям в воспитании их детей, и с помощью этих приложений они могут проследить за активностью детей в соцсетях, что с ними сейчас происходит, и вовремя принять меры. Пообщаться с ребенком, объяснить, в какую ситуацию он попал.

В европейских странах дети подвергаются кибербуллингу в среднем в два раза реже. Снижение риска связано, в частности, с тем, что в западных странах уже много лет в школах работают программы обучения цифровой грамотности, позволяющие существенно повысить навыки безопасного использования интернета.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.