Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Как «Народный избирком» оценит фальсификации на выборах 18 сентября

media  
Досрочное голосование в Ненецком АО 12 сентября 2016 REUTERS/Sergei Karpukhin

Ряд российских общественных организаций планирует провести параллельное наблюдение за подсчетом голосов на выборах в Госдуму, которые пройдут 18 сентября. О проекте, который получил название «Народный избирком», было объявлено во вторник, 13 сентября. Насколько честными будут выборы в российскую Госдуму, можно ли будет оценить масштаб фальсификаций — тема беседы RFI c известным российским политологом и специалистом по выборным процедурам Дмитрием Орешкиным.

Дмитрий Орешкин о проекте Народный избирком и контроле за чистотой выборов 16/09/2016 - Арина Макарова Слушать

RFI: «Народный избирком» собирается вести выборочный контроль подсчета голосов на выборах в Госдуму. Речь идет не о присутствии ваших наблюдателей на участках, а о том, чтобы вам присылали результаты голосования. Расскажите, как это будет происходить и как затем вы будете с полученными данными работать?

Дмитрий Орешкин: Все немного сложнее. Мы получаем первичные протоколы участковых избирательных комиссий от всех людей, зарегистрировавшихся в «Народном избиркоме». Это могут быть и наблюдатели (как правило, они идут или от партий, или от одномандатных кандидатов), и добросовестные члены избирательных комиссий, которые тоже имеют право получить на руки копию протокола с избирательного участка, и при желании для них не составит трудностей отправить в виде СМС первичные результаты этого участка в общую базу данных.

Смысл такой: мы получаем неискаженные протоколы с участков и эту выборку сравниваем с официальными итогами

Смысл проекта в следующем: мы знаем, что основная часть фальсификата появляется после того, как участки закрыты и первичные протоколы с участков переводятся на следующий уровень избирательной иерархии — в территориальную избирательную комиссию, где, собственно, они и вводятся в систему ГАС «Выборы». Так что наша задача — собрать не искаженные, а такие, какие они есть на самом деле протоколы с избирательных участков, их обобщить и представить в СМИ (в данном случае, в основном – через ТВ «Дождь»).

Естественно, мы не можем покрыть все 95 и даже больше тысяч избирательных участков в стране. Но мы стараемся сделать равномерное распределенную территориальную выборку по некоторым пилотным регионам. Для того, чтобы понять, честно считают или нечестно, нам вполне достаточно сделать выборку примерно в 5%-10% от общего числе избирательных участков.

Вы уже определились с районами, в которых будете работать?

Естественно. У нас есть 10 пилотных регионов. Если начинать с востока, то первый — это будет Иркутская область. И соответственно, один из одномадатных округов, чтобы повнимательнее посмотреть, что там происходит. Затем Алтайский край и Барнаульский избирательный округ Алтайского края с особым интересом, потому что там идет конфликтная ситуация с Владимиром Рыжковым. Дальше на запад — Свердловская область. После этого — регионы Центральной России: Татарстан, Ярославская область, Краснодарский край, Москва, Московская область, Петербург. В сумме это 34 одномандатных округа и 10 регионов.

Но наш проект открыт и для других регионов, просто мы не можем обеспечить поддержкой наблюдателей по всей стране сразу. Их просто в разных регионах разное количество. Поэтому мы сконцентрировались на тех, где мы надеемся получить репрезентативную выборку.

То есть в этих 34 округах вам будет гарантировано получение результатов.

Ну, гарантирован только страховой полис, естественно. В каких-то участках наблюдателей могут выгнать. В каких-то могут не дать положенную по закону копию протокола. Но это будут исключения. А в основном я думаю, что 5% или 10% выборки по большинству округов мы сможем обеспечить.

Смысл такой: мы получаем как бы неискаженные чистые протоколы с участков, и эта выборка может потом в течение той же самой ночи голосования сравниваться с официальными итогами. Если расхождения в пределах 2%-3%, то это нормально, это значит доброкачественный процесс. Это значит, что на подконтрольных участках результаты в среднем совпадают с остальными участками, которые наблюдением не покрыты. В этом случае мы жмем руку Центризбиркому и скажем, что «в этом регионе вы считали честно, большое вам спасибо!»

Наш проект беспартийный и надпартийный. Нас интересует процедура, чтобы честно считали голоса.

Если расхождения между нашей контрольной выборкой и официальным данными превышают условно 5%, то это уже очень серьезный сигнал для того, чтобы задуматься о чистоте подсчета на тех участках, на которых не было наблюдателей.

Это очень простой и очень понятный технологический ход. Я просто объясню, как это работает. Скажем, в Москве в 2011 году на тех участках, где были наблюдатели (а их было всего 130 из общего числа в 3 с лишним тысячи) средний результат «Единой России» составил около 30%, а официальный результат по Москве составил 46,6%. Плюс к этому была еще независимая выборка на тех участках, где стояли комплексы обработки избирательных бюллетеней (так называемые КОИБы, сканнеры бюллетеней). Они формируют электронный протокол, который потом невозможно переделать, потому что надо влезать в программный продукт. Участков с КОИБами было 250 в Москве в 2011, и они дали примерно тот же результат: «Единая Россия» 30%, коммунисты 23,6% (в нашей выборке коммунистов было 23,8%).

А официальный результат: у коммунистов 19%, а у «Единой России» 46%. То есть на самом деле у каждой из партий, прошедших в Думу (КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР), в Москве во время подсчета голосов в 2011 отобрали примерно по 4%. 4Х4=16. И вот эти 16% прибавили «Единой России». Ну, после этого были известные события на Болотной площади, потому что фальсификат был грубый, вызывающий и даже отчасти демонстративный.

С тех пор в Москве голоса стали считать гораздо честнее. Отклонения от контрольных выборок уменьшились до 1-2%

Вы имеете ввиду выборы мэра Москвы?

Я имею ввиду выборы президента, где официальный результат Владимира Путина по Москве был 47%, а по контрольной выборке — 45%. И, конечно, выборы мэра в 2013, когда наблюдателей было несколько тысяч, и они покрыли больше половины избирательных участков. И тогда на подконтрольных участках результаты Собянина были 49,9% (плюс-минус 1% погрешности). А там, где наблюдателей не было, у Собянина получилось 54,3%. В сумме у Собянина получилось 51,4%, и нет оснований говорить про массированный фальсификат. Потому что реальный его результат был где-то 50% (плюс-минус погрешность). Но это вписывается в рамки нашего метода, так что у нас не основания говорить, что там был серьезный вброс или серьезные подтасовки. То есть наша задача – очистить процедуру выборов и вернуть ей доверие избирателей. (…)

Ваш проект «Народный избирком» начинался в столице России…

Наша задача – очистить процедуру выборов и вернуть ей доверие избирателей

Наш проект не новый, по сути он работает с 2011 года. Просто на этот раз мы впервые выходим за пределы Москвы. У нас нет серьезных ожиданий, что в Москве будут какие-то значительные попытки переписать протоколы. А в провинции они наверняка будут. И поэтому наша задача — обеспечить достаточное количество наблюдателей или членов избиркомов, или представителей партий. Огромное преимущество проекта заключается в том, что наши протоколы поступают прямо с избирательных участков, минуя иерархию. Это прежде всего дает экономию времени. Протокол, который идет до Москвы по всем этажам избирательной комиссии, скажем, 2 часа, у нас будет уже через полчаса. Мы их получаем и сразу показываем. И в некотором смысле мы так ограничиваем масштаб фальсификатов. Потому что люди смотрят, в том числе, и члены других избирательных комиссий. Они видят, что в «чистых» участках получается такой результат, а на них начальство давит, чтобы изобразить какой-то другой результат, и они идут на это менее охотно.

А по сути, проект — это конфедерация огромного количества независимых наблюдателей и наблюдательских ассоциаций, таких как «Гражданин наблюдатель», «Сонар», «Наблюдатель Санкт-Петербурга», и т.д. Плюс еще наблюдатели от партий.

Какие-то партии уже заявили о желании с вами сотрудничать?

Да, коммунистическая партия. Проявляла интерес «Справедливая Россия», ЛДПР. Наш проект беспартийный и надпартийный. Нас интересует процедура, чтобы честно считали голоса. Кто победит — это уже дело его величества избирателя.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.