Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

Российские водоемы мстят человеку

media  
AFP/ ALEXANDER NEMENOV

В России терпят экологическое бедствие множество водоемов — рек, озер и водохранилищ. Обращения местных жителей к чиновникам зачастую не дают никакого результата.

Российские водоемы мстят человеку 29/08/2016 - Александр Валиев Слушать

Этим летом жители челябинского Южноуральска практически лишились своего основного питьевого источника: вода, поступающая в их квартиры из городского водохранилища, приобрела темноватый оттенок и неприятный запах.

Анна Сергунина, жительница Южноуральска: Где-то приблизительно к концу июля в социальных сетях стали появляться посты на тему, что вода приобретает непонятный желтоватый цвет, коричневый осадок после отстоя, после кипячения, зеленоватую пенку. И, соответственно, запах. Сначала был запах йода, прямо яркий такой, больничный запах, у кого-то был запах фекалий из крана, тоже откровенный. И когда уже начали бить тревогу, пост за постом, после этого я решила написать петицию.

RFI: У вас дома из крана какая вода лилась?

Анна Сергунина: Такая же. У меня потом были кожные проблемы, я обращалась к дерматологу. Установлено, что это у меня была аллергическая реакция. Мы сразу же отказались от употребления воды во всех отношениях — пьем, кушаем, моемся исключительно родниковой водой и по сей день. Я просто живу в нижней части города, и у нас через несколько улиц есть два родника. Многие люди туда ездят даже из центра, там очереди огромные. Может быть, последние дни не такой ажиотаж, потому что у нас многие люди доверяют нашему правительству, которое нам твердит, что у нас все хорошо сейчас, показатели анализов чуть-чуть выше нормы, но это не является угрозой ни жизни, ни здоровью. Многие успокоились, но большинство ездят, набирают воду.

5 августа региональное управление Роспотребнадзора действительно сняло запрет на использование водопроводной воды в Южноуральске, а позже распространило информацию, что загрязнение водохранилища спровоцировали массовое развитие и гибель водорослей. Однако 9 августа в пресс-службе регионального СУ СК сообщили, что вода по-прежнему не пригодна для использования. Было возбуждено уголовное дело по факту сбыта в Южноуральске воды, не отвечающей требованиям безопасности, жизни и здоровья граждан.

Анна Сергунина: У нас даже бассейн закрыли городской по этой причине, потому что в детском бассейне «Дельфин» после того, как наполнили его водой, на дне были червячки, длиной 1,5–2 см., желтовато-прозрачные. Откуда бы они взялись?

RFI: А как выглядит само водохранилище сейчас?

Анна Сергунина: Ужасно, как болотистая местность. Мы были там буквально позавчера, снимали все на видео, фиксировали. Там сине-зеленые водоросли, тина непонятная, берега полностью покрыты этой пеной. Дохлая рыба, рыбы было очень много. Как только все эти фотографии стали попадать в соцсети, буквально в течение нескольких дней вся рыба с берегов исчезла. Есть ребята-водолазы, которые проверяли дно водохранилища, они на сегодняшний день утверждают, что все дно у нас устлано мертвой рыбой. Также были зафиксированы случаи рыбаками, которые наблюдали: в воде — дохлая рыба, на берегу — дохлые утки.

Крупнейший в мире резервуар пресной воды озеро Байкал также переживает не лучшие времена. Ученые насчитали здесь пять видов спирогиры и отметили, что водоросль распространилась по всему побережью озера.

Марина Рихванова, иркутский эколог: Сейчас происходят резкие непредсказуемые изменения на Байкале, что, в принципе, согласуется с глобальными тенденциями изменения климата. Во-вторых, есть человеческий фактор, Байкал является зарегулированным водохранилищем, и уровень в нем определяется не только природными процессами, но и тем, как сбрасывается вода через Иркутскую ГЭС. И есть такой фактор, как сброс сточных вод в озеро и от диких туристов, и от турбаз, и населенных пунктов, потому что нет нигде практически очистных сооружений, которые бы каким-то образом помогали избежать загрязнения озера. Этот сброс жидких отходов приводит к нарастанию биомассы водорослей, которые для Байкала не характерны. Проблема не в том, что они появились на Байкале, а в подходящих условиях для размножения. Потому что повысилось содержание фосфатов в воде, мы это в наших экспедициях тоже регистрировали. С начала 2000-х годов есть эта проблема.

RFI: Государственные службы каким-то образом борются с этим явлением?

Марина Рихванова: Никакие государственные службы мониторинга не уловили это на протяжении уже стольких лет, потому что у них нет соответствующих утвержденных методик. То есть они видят только то, что они знают, что есть. А то, чего они не знают, они не могут увидеть, потому что для этого нужны утвержденные методики на федеральном уровне. В обществе у нас сейчас нет адекватных способов реагирования на эту ситуацию. Она развивается очень быстро, с каждым годом усиливается.

И все же, как, по-вашему, можно решить проблему?

Марина Рихванова: Главная проблема, на мой взгляд, в том, что у нас нет адекватных механизмов реагирования. Решить можно тем, что обеспечить очистными сооружениями все поселения, везде, где есть люди. Второе — необходимо прекратить попадание в Байкал фосфатов, которые усиливают эту ситуацию. Фосфаты используются в моющих средствах везде повсеместно, и нужно переходить на бесфосфатные моющие средства. И еще один важный момент: вот эту биомассу водорослей, которые наросли, нужно изымать с берега Байкала, чтобы она повторно не попадала в озеро и не было вторичного загрязнения. У нас государство не реагирует на слабые сигналы. Письма пишутся во все федеральные уровни, но на них никто никогда адекватно не реагирует.

На прошлой неделе исполнение федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы» подверглось критике со стороны Генпрокуратуры. Между тем эколог Марина Рихванова считает, что сама по себе эта программа, созданная без общественных обсуждений и привлечения местных экологов, получилась неэффективной.

Этим летом новостные ленты переполнены сообщениями об экологических ЧП, связанных с российскими водоемами. В еще одном городе Челябинской области Миассе местные жители жалуются на зелено-коричневую жижу, текущую из крана. В Севском районе Брянской области в конце июля в реке Сев на протяжении нескольких километров погибла вся рыба, ущерб составил около 3 миллионов рублей. Массовый мор рыбы зафиксирован в реке Нежеголь Белгородской области. В реку Чумарса под Тамбовом попали канализационные стоки, ущерб превысил 10 млн рублей. О гибели рыбы в реке Казанке сообщают жители столицы Татарстана, а челябинцы обнаружили мертвую рыбу и нефтяные пятна на озере Синеглазово. В Мурманске общественники обнаружили, что местные рыбопромышленники сбрасывают в Баренцево море тонны биологических отходов.

А жители Динского района Краснодарского края записали видеообращение к губернатору Вениамину Кондратьеву с просьбой спасти реку Кочеты от экологической катастрофы:  «Хотелось бы привлечь внимание к проблеме нашего водоема, который на протяжении четырех лет в геометрической прогрессии начал зарастать водорослями. Практически ежегодно проходят заморы рыбы, гибнут также птицы, лягушки, черепахи, змеи — все, что живет на воде, все гибнет. Река обмелела, заросла, водоросли эти гниют, подкармливаются фекальными массами, обильно разрастаются. Невозможно открыть окна, чтобы проветрить помещение и пустить свежий воздух, потому что воздух зловонный и губительный, по-моему, для всего живого. По рассказам многих граждан, которые достают воду из колодца или из скважины, вода имеет какую-то мыльную пленку, непонятный налет. Мы обратились в Азово-Черноморское управление Росрыболовства два месяца назад. По их ответу, есть превышение СанПиН и прочих показателей, но ответа пока никакого. Раньше река кормила все село, казаки селились вдоль реки, сейчас эта река нас убивает».

Еще одна акция в защиту водоема запланирована на ближайшие дни в Великом Новгороде, чьи жители хотят привлечь внимание к экологии озера Ильмень, из-за загрязнения которого гибнет рыба. 20 августа местные активисты собираются провести митинг в защиту озера и собрать подписи под обращением к губернатору.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.