Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Ехали в Калину, а приехали в Кëниг

media  

Стекло, вата и бетон — отличные материалы для Дома Языка. Почему же построенное — разваливается? О том, как пост-советский русский помогает самовыражению, но мешает самопознанию.

Слова с Гасаном Гусейновым - Ехали в Калину, а приехали в Кëниг 03/07/2016 - Гасан Гусейнов Слушать

Вот уж лет пятнадцать как перечитываю стихотворение Александра Еременко «Неуютная Луна».

Неуютная луна.
Свет — коричневатый.
Я люблю тебя, страна
из стекла и ваты.

Все, что видно из окна
в день моей зарплаты
за бутылкою вина —
из стекла и ваты.

Стекло-
ватою шальной
сыплется за ворот
по дороге окружной
этот белый город.

Из огромного стекла.
Из огромной ваты.
Циркулярная пила,
свет коричневатый.

Не любить ее нельзя.
Никого не трону,
по стеклу ее скользя,
словно по бетону.

Тогда, в начале нулевых, еще никто и помыслить не мог, что слово «вата» приобретет нынешнее свое новое значение, примерно такое: «Отказавшийся от собственного критического взгляда на мир и пожелавший хотя бы в воображении оставаться в приютном прошлом, когда все вопросы его жизни за него решало начальство».

В.Путин на XV съезде "Единой России" 27 июня 2016 REUTERS/Ivan Sekretarev

Получается тройной подтекст — не только та вата, которая от ватника. И не только колючая отвратительная стекловата. Недалекий человек, который переносит на собственную повседневность свет из советского прошлого («люди в ватниках отстояли страну»), из последних сил пытаясь восстановить железную уверенность в правильности всего. В том, что все было не зря. Язык ведь и дан нам для того, чтобы оправдать нынешнее состояние как единственно правильное. Все действительное разумно, все разумное действительно.

Нет-нет, не так: черт с ней, с действительностью, важнее всего то, как мы назовем вот это вот все. У меня только что закончился семинар в Бохумском университете, посвященный пост-советской русской политической риторике. Студенты из России и Беларуси, Украины и Германии. Все — разные. Но одно объединяет — попытка понять, в какой точке исторического, мирового времени все мы находимся. Как понять самих себя — говорящих, думающих, пишущих по-русски и по-немецки, по-украински и по-белорусски. В России и вне ее. Идем — как по стеклу, важно не пораниться.

Одна из студенток рассказывает о русских, разъезжающихся из бывшей Средней, а ныне — Центральной Азии по России. Некоторые перебираются в Калининградскую область. Когда русские из Узбекистана поднимаются туда, в Калининград, они называют столицу области своей мечты ласковым именем «Калина».

— Куда собираетесь?
— В Калину!

Калина, Калина — чудесное слово, целебная ягода, обволакивающий переселенцев сигнал из русского мира. Как говорил Сережа из повести Веры Пановой, «мы едем в Холмогоры, какое счастье!»

Матч Россия-Уэльс ЧЕ по футболу в Тулузе 20 июня 2016 REUTERS/Sergio Perez

И вот приезжает наш уже не пост-советский русский человек из Узбекистана в Калининградскую область, в областной центр ея, который он у себя там, на Востоке, окрестил нежной «Калиной». Проходит год. Или нет — месяц. Тоже нет — два дня назад. Говорят, на это уходят ровно два дня. Через два дня Калины больше нет.

На ее месте в языке переселенца, русского человека из Средней Азии, город называется — как? Правильно — Кëниг! Нет, не волнуйтесь, пока не Кенигсберг. Но уже и не Калина. И, конечно, не эта туфта из ваты под официальным названием Калининград.

За «туфту из ваты» получаем в лобешник от женщины с пучком и галстучной булавкой вместо брошки. Сначала бы, дескать, убила за Калину, а потом за Кëниг. Да для того ли Николай Иванович Калинин подымал Советский Союз из руин гражданской войны, чтобы предатели его дела переиначивали святые имена на свой ренегатский гадский лад?!

Разобрать длинную цепочку слов и фраз, которыми русские выражают неприятие к ошибочному, по их мнению, высказыванию, надо бы давно. Вот некоторые такие слова и выражения (бесконечный запикиваемый список даже и не включаем): бесит, раздражает, дико бесит, трясет, колбасит, плющит, выбешивает, доводит до истерики, до крика, до ручки, достает, ну и, наконец, просто убивает. «За кофе в среднем роде убила бы сразу. Ну, прибила бы. За отсутствие мягкого знака в инфинитиве и за присутствие мягкого знака в индикативе надо расстреливать из всего, что подвернется под руку, да хоть из рогатки. Всюду — измена!»

Ну и вот за Кëниг, и за Калину.

Матч Россия-Уэльс ЧЕ по футболу в Тулузе 20 июня 2016 REUTERS/Sergio Perez

Пока ехали из Азии, честно думали, что в Россию. А когда попали в Калину, оказалось, что таковских тут и нет. «Красный город», но не Калина Красная. Тут у них Европа под боком. Почти под подушкой. Связь с Варшавой и Берлином, Минском и Вильнюсом поважнее будет не только марева Азии, но и самой метрополии русского мира — Московии, нашей Панамской Пальмиры.

Вроде еще вчера она была, эта железобетонная уверенность, но вдруг оказалось, что сам бетон теперь — ватный. Да, прямо по Еременко, «по стеклу ее скользя, словно по бетону».

Итак, стекло, вата и бетон — вот материал, из которого мог бы быть построен дом языка. Вата — чтобы было мягко спать, стекло, чтобы было светло, бетон, чтобы было прочно.

Как же то, что казалось Калиной, удачно отклеившей «красный город» от имени всесоюзного козла — подручного главного советского душегуба, становится чужим Кëнигом?

Самая простая версия — вообще любовь простого человека к иностранному. А тут же все из мелочей состоит, вовсе иной раз не заметных. Вот сообщает журналист РБК о стрельбе в сербском ресторане: «Преступник сначала убил свою жену, а затем начал рандомно стрелять по посетителям кафе». Сначала очитался — «радостно». Откуда, думаю, они знают, что стрелял «радостно»? Перечел. В прежние времена как бы сказали? Например, что «преступник открыл беспорядочный огонь по посетителям кафе». Пули, разлетавшиеся из его оружия, попадали в людей случайно. Если бы наш журналист перешел от стрелявшего наугад стрелка к жертвам шальных пуль, он тоже мог бы «не заморачиваться», сказав, что убиты и ранены случайные посетители кафе были «рандомными» пулями. Заимствованное красивое английское слово «рандомный» страшно удобно такому простому человеку, потому что избавляет его от сложного лишнего знания. От детального разбора события, для описания которого сразу предлагают отличное емкое упрощение, да еще такое небывалое, новенькое, звонкое словечко.

"Лебединое озеро" для пингвинов напротив Большого театра в Москве 29 июня 2016 REUTERS/Maxim Shemetov

У носителей русского языка уже был недавно такой упрощенный вариант — собственный креольский язык, построенный на непереваренных иностранных словах. Например, слово «класс», с его «классовым чутьем», с «классовым врагом», с истреблением людей «как класса», с «партией — авангардом класса», с «классовым самосознанием». Что это за зверь такой, «класс», люди понимали не особенно хорошо, но слов таких, упрощающих до крайности, было много, и они отнюдь не рандомно, а очень даже прицельно, систематически засрали мозги на одной шестой части земной суши, начиная с активистов этого языка и кончая последними окормляемыми госыдеологией бомжиками. Это они сейчас голосят о «вставании с колен», «пятой колонне», «о киевской хунте». Да и о «вате» тоже, вот что интересно: попадание в тень врага.

Привычка жить с упрощенной версией живого языка оказалась страшно цепкой. Анализировать слова начальства строго-настрого запрещено. За глупой ложью малограмотного краснобая полагается видеть хитроумный невидимый план. Для выражения эмоций и агрессии носитель современного русского языка на слова не скупится, а вот от понимания сложности положения, в котором оказался сам, сознательно убегает: слова-то все равно, мол, никакого значения не имеют, а вот под рандомный огонь хорошо вооруженных дегенератов попадать не хочется. И — вдруг повезет? Вдруг страшная стекловата растворится в воздухе — как сахарная?

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.