Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 17/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 17/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 17/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 17/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Женя Любич — Russian girl между Питером и Парижем

media  
Певица Женя Любич DR / Victoria Nazarova

16 апреля в парижском клубе Chez Papillon выступила «русская француженка», певица Женя Любич — участница французского музыкального коллектива Nouvelle Vague. Известность ей принесла песня Russian Girl, по которой Женю Любич сегодня узнают как в России, так и во всем мире. О Франции и России, о любви и о своей гражданской позиции Женя Любич рассказала корреспонденту RFI Андрею Войтовичу перед парижским концертом.

RFI: Женя, вы родились в Санкт-Петербурге, вас также называют русской француженкой. Известность во Франции и даже в России вам принесло участие в группе Nouvelle Vague. Расскажите, как получилось, что вы стали петь на французском, и как Франция стала частью вашей жизни?

Прямая конфронтация вообще никого ни к чему хорошему не приводила
Женя Любич — Russian girl между Питером и Парижем 18/04/2016 - Андрей Войтович Слушать

Женя Любич: Действительно, сейчас, когда у «Клуба путешественников» Михаила Кожухова (певица приехала в Париж вместе с друзьями-путешественниками из клуба, созданного известным телеведущим Михаилом Кожуховым — RFI) возник вопрос о том месте, о котором я могла бы что-то рассказать и которое могло бы рассказать обо мне, не возникло никаких сомнений... Сразу же выбрали Париж и Францию как точку на карте, которая стала поворотным пунктом моей жизни. До встречи с Nouvelle Vague и появления в моей жизни Франции и Парижа был один стиль существования, и все совершенно перевернулось после.

В 2008 году в Санкт-Петербург с концертом приехала группа Nouvelle Vague, и я была под огромным впечатлением. У меня, к сожалению, не было с собой цветов, но зато был мой диск, который я решила вручить музыкантам. Так получилось, что на диске был мой электронный адрес и музыканты послушали диск. Он попал к продюсеру группы Марку Коллену, который написал мне письмо и предложил приехать в Париж на запись третьего альбома группы Nouvelle Vague. Видимо, он что-то расслышал в моих песнях и смог пробраться через плохую техническую сторону записи. Он услышал мои песни и понял, что в этом что-то есть. Я приехала в Париж, и с этого момента моя жизнь перевернулась.

Как выглядела моя жизнь до Nouvelle Vague? Я писала песни, старалась максимально ими делиться — где можно и как можно, но никакого отклика не было. Я закончила университет — свободных искусств и наук. Я мечтала о том, чтобы музыка стала моей профессией, но пришлось работать в рекламном агентстве, чтобы как-то жить, поскольку на тот момент музыка не приносила ни признания, ни денег.

То есть начало работы с Nouvelle Vague стало переломным моментом?

И вот я попадаю на концерт Nouvelle Vague. К тому моменту у меня уже написано много песен.

Вы умышленно взяли с собой свой диск, или вы его всегда носите?

Не всегда, это было случайно. Вообще, в тот день я даже не была уверена в том, что смогу попасть на этот концерт. Но, как говорится, в жизни ничего не бывает случайно, и эта встреча оказалась судьбоносной для моей творческой биографии. После того, как я приехала в Париж на запись третьего альбома Nouvelle Vague, я приняла участие в песне «Aussi belle q’une balle», написанной французской панк-рок группой Taxi Girl новой волны. После этого начались гастроли по всему миру, участие во всемирно известных фестивалях.

По большому счету, будучи человеком, живущим обычной жизнью, я попадаю в такое окружение и такой проект, который тут же меня делает музыкантом с собственным именем. Именно благодаря работе с Nouvelle Vague, где я пела чужие песни — кавер-версии, но в авторской интерпретации, мне стало понятнее, как сделать свои песни по-настоящему уникальными, как заставить их звучать особым образом.

Сейчас я в основном занимаюсь сольным творчеством, при этом я держу связь с Nouvelle Vague и считаю себя полноправным участником этого проекта и сегодня. Два моих сольных альбома были записаны на студии Nouvelle Vague в Париже под руководством продюсера Nouvelle Vague Марка Коллена. Во Франции в декабре 2014 в digital-версии вышел альбом Russian Girl — европейская версия альбома C’est la vie, который вышел в России в 2011 году. В 2015 году в России вышел альбом «Азбука Морзе».

Вы стали первой русской певицей во французской группе Nouvelle Vague — они славятся тем, что часто работают с солистками из разных стран. Возвращаясь к песне Russian Girl, расскажите немного об истории создания этой песни, потому что сам текст выглядит как западное, я бы даже сказал, французское клише о России, о том, как выглядит русская девушка. Каково, на ваш взгляд, отличие Russian girl от французской mademoiselle?

Песню Russian Girl я писала между Питером и Парижем — в Питер я возвращалась для того, чтобы сдать экзамены в магистратуре, потому что я тогда училась на филологическом факультете СПГУ. Russian Girl о том, как иностранцы видят русских, но она и о том, как русские себя чувствуют в кругу иностранцев. Я постаралась максимально с юмором посмотреть на эту ситуацию, и эта песня — не без самоиронии — стала в какой-то степени моей визитной карточкой даже не столько в России, сколько за рубежом. По ней меня узнают, и я очень часто слышу отзывы из разных уголков мира, не только из Франции, что люди услышали эту песню, узнали, что я есть, и начали слушать другие песни.

А что касается разницы между русскими и французскими девушками… Мне кажется, об этом можно целую книжку написать. Для меня это не столько различия между девушками, а даже в искусстве. Во Франции большое внимание уделяется стилю, внешнему образу, и именно через внешнее, через форму мы доходим до внутреннего содержания. А в России больший акцент ставится на содержание. У каждого из этих подходов есть свои плюсы и минусы, но такому эстетическому взгляду на вещи я училась здесь, во Франции.

В принципе, ваши песни нельзя рассматривать с политической точки зрения, но у вас есть песня «Вопрос к президенту». В одном из интервью вы сказали, что она возникла, потому что в 2008 или 2009 году была «Прямая линия с президентом». Кстати, по данным фонда «Общественное мнение», в прошлом году 46% россиян не хотели бы задавать никаких вопросов Путину во время такого прямого диалога, потому что они считают это «показухой». Если бы у вас была возможность задать вопрос Путину, что бы вы спросили?

Тот вопрос, который бы я могла задать и который задаю в песне, по большому счету, это вопрос к себе, он обращается к личности и личному, он обращен к каждому. Я вообще люблю такие вечные вопросы: «откуда мы пришли?», «куда мы идем?», «кто мы такие?». Я играю в то, что их можно задавать президенту, потому что он вроде как ответственный и должен знать ответы на эти вопросы. По большому счету, на эти вопросы знают ответы все, они заложены в каждом из нас.

Все равно можно сказать, что у вас есть гражданская, общественная позиция. Вы исполнили песню «Свобода» в рамках акции правозащитной организации Amnesty International («The Toast To Freedom»).

Моя общественно-социальная позиция выражается в том, что в России я много помогаю таким организациям, как «Дом Надежды на Горе» — она помогает выздоравливающим наркоманам и алкоголикам. Эту организацию особенно никто не поддерживает, потому что тема спорная, ну и отношение к ней тоже спорное. Я приезжаю туда, пою песни для выздоравливающих людей.

Моя общественная позиция выражается в том, что я сортирую мусор, мою его. Я нашла организацию «Раздельный сбор» и каждый месяц свой мусор ношу в эту организацию. Я знаю, что дальше этот мусор поедет не в лес, не на полигон, а будет переработан. Это единичные вещи, и то, что я могу делать, я обязательно делаю. Я и с помощью песен это делаю. Может быть, я не пою напрямую о своем протесте, не выхожу на баррикады или на площадь Республики в Париже. Франция более экспрессивная, может быть, чем я. Здесь дух революции витает в воздухе.

Почему в России нет этого духа революции? Почему люди не протестуют, если что-то идет не так?

Я это делаю, но мирным путем, делаю то, что могу. Поначалу у меня было негодование по многим поводам, в какой-то момент я подумала: «Что я могу сделать?». Я просто начала сортировать мусор, мое негодование тут же исчезло, потому что моя негативная энергия тут же ушла в действие. Я знаю, что мой мусор едет не в лес и не засоряет экологию, и мне от этого уже легче. Мне легче от того, что количество думающих людей увеличивается, это здорово.

Мне кажется, что прямая конфронтация вообще никого ни к чему хорошему не приводила. Поиск виноватых никого еще не делал счастливым. Я не против того, чтобы разобраться в каких-то вопросах, но застревание в поиске виноватых не дает счастья, оно уводит от правды. Правда там, где любовь, мир и согласие. Я могу приехать к аутистам — я поддерживаю организацию «Антон тут рядом» в Санкт-Петербурге — спеть им песни. Это не просто музыкальный жест, а жест любви, моего неравнодушия и сочувствия тем, кто в этом очень нуждается.

Возможно, мой жест для кого-то пример. Я пишу об этом, о своем опыте, и может быть, он кому-то служит стимулом, чтобы что-то делать на своем уровне. Я, например, пишу и пою песни, а кто-то, может, картины пишет, а кто-то может финансово помочь… Я за то, чтобы что-то делать и не разрушать.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.