Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 22/01 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 22/01 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 22/01 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 22/01 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Церковь и государство: как Конституция РФ «противоречит реальной жизни»

media  
Президент РФ Владимир Путин и патриарх Кирилл (слева). AFP/RIA NOVOSTI/ MIKHAIL KLIMENTYEV

Соответствует ли Конституция РФ, в которой утверждается светский характер государства и равенство конфессий, реальной жизни? Почему на практике в стране существует «государственная церковь», несколько «привилегированных» конфессий и «религиозные аутсайдеры»? Почему ослабляется «светскость» в России? Эти вопросы обсудили в Санкт-Петербурге специалисты по отношениям государства и религий, авторы сборника «Свобода совести в России».

Двенадцатый выпуск сборника научных статей «Свобода совести в России: исторический и современный аспекты» был представлен 5 апреля в санкт-петербургском Институте региональной прессы. Издание составлено на основе материалов научно-практических международных, общероссийских и региональных конференций, где исследовались проблемы взаимоотношений церкви и государства. В сборник вошли также результаты научных исследований и экспертиз по данной тематике, судебные решения, российские архивные и международные документы.

Одним из составителей сборника является президент общероссийской общественной организации «Объединение исследователей религии», начальник Центра документальных публикаций Российского государственного архива социально-политической истории Михаил Одинцов. Он приветствовал состоявшееся недавно переподчинение Госархива от правительства России напрямую президенту страны. По мнению Одинцова, эта мера поможет историкам избегать лишних согласований и связанной с ними волокиты.

Однако не только многочисленные бюрократические барьеры беспокоили участников презентации в Институте региональной прессы. Член Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга Константин Ерофеев пожаловался, что в принятом в 1997 году Федеральном Законе о свободе совести и религиозных объединениях не прописаны многие положения и не даны четкие разъяснения некоторым используемым терминам.

В беседе с корреспондентом RFI Константин Ерофеев пояснил:

«Сложность в том, что Конституция и Закон — это уже данность. И в Конституции говорится о равенстве религиозных объединений, говорится о светскости. И получается, что у нас реально другая ситуация — у нас есть, фактически, государственная церковь, крупнейшая, и несколько привилегированных. И есть какие-то религиозные аутсайдеры.

И (власти) пытаются эту ситуацию законодательно как-то определить, а на самом деле это невозможно, пока Конституция противоречит реальной жизни.

Поэтому тут можно говорить о каком-то комплексном подходе, может быть, включая, если не изменения в Конституцию, то хотя бы комментарии Верховного суда либо Конституционного суда. А пока этого нет, это все довольно умозрительно».

Как отмечает адвокат Ерофеев, в российских нормативных актах не прописаны признаки светского государства, не дано определение миссионерства, традиционных конфессий, сект и ряда других понятий, которыми оперируют все, кто так или иначе занимается проблематикой свободы совести.

Ассистент кафедры философии и религиоведения Русской христианской гуманитарной академии Владимир Егоров со своей стороны, отмечает:
«Под понятие „секта“ мы заранее — в бытовом сознании, в бытовом описании — подразумеваем, что это преступники, что совершенно неверно.
Преступники могут быть в любой общественной организации, где есть люди».

RFI: В последние несколько лет в России наблюдается наступление официальной религии — Русской православной церкви. Вы согласны с этим?

Владимир Егоров: Вы задали очень хороший вопрос: я и согласен, и одновременно не согласен. Если я читаю новостные потоки, то я вижу, что действительно Русская православная церковь стремится все более и более укорениться в социальном пространстве. Но я знаю — встречаюсь с православными священниками — что немало из них недовольны сложившейся ситуацией, потому что они себя считают невостребованными государством.  Все-таки мы — светское государство, и это действительно общественное сознание большинства наших граждан, когда религия или религиозные организации отделены от государства.

Между тем новостные ленты, на которые ссылается Владимир Егоров, приносят сообщения, в которых трудно отличить первоапрельский розыгрыш или (как пел Владимир Высоцкий) «сплетни в виде версий» от реальных событий. Например, в течение одной только недели поступила информация о том, что один из самых одиозных депутатов городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга предложил ввести в средних школах обязательный курс Закона божьего и возродить телесные наказания. А также о том, что депутат Арсений Карпушкин намерен внести на рассмотрение в Государственную Думу предложение об изменении 14 статьи Конституции РФ. Данная статья гласит, что Россия является светским государством и «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Позже ни то, ни другое сообщение не были подтверждены, однако, в любом случае, их затмило неоднократно процитированное высказывание главы РПЦ, патриарха Московского и Всея Руси Кирилла о «глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни».

Михаил Одинцов в связи с этим отмечает:

«Я тоже обеспокоен. Я считаю, что, где-то с рубежа 2004 года мы, безусловно, ощущаем некое ослабление светскости, отстраненности государства от тех проблем, в которых ему не надо копаться, разбираться. Да, угроза такая существует. Но я всегда писал и говорил, что светскость — это не просто раз и навсегда данное. Это качество, которое государство должно отстаивать и защищать и в мягкой, и в немягкой форме. Оно должно говорить и той, и другой стороне, где они могут идти до черты, а где они преступать черту не имеют права.

Другое дело, что у нас какое-то стеснение, робость сказать представителю, руководителю религиозной организации, что он переступает это черту. Я не вижу в этом ничего странного — почему тут надо стесняться? Надо сказать, что есть законы, в рамках которых вы вольны действовать, но есть определённое Конституцией пространство, где государство определяет, как себя вести различным общественным организациям, и в это пространство вы не вторгайтесь.

Задачи государства — обеспечить интересы, права, жизнь всех людей, независимо от того, какие они: черненькие, желтенькие, на каком языке говорят в нашем пространстве, какой религии или не религии они придерживаются. Вот задачи светского государства. Поэтому повторяю, что у меня тоже такая обеспокоенность есть».

Как показала презентация сборника «Свобода совести в России», его авторов беспокоят схожие проблемы. И все они в основном связаны с сохранением светского характера государства, с растущей клерикализацией общественной жизни и с игнорированием чувств «инаковерующих» и просто неверующих.

Будут ли отражены эти настроения в очередном выпуске сборника, выяснится в следующем году.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.