Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 26/08 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 26/08 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 26/08 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 26/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Конфликтные стройки РПЦ от Москвы до Малой земли

media  
REUTERS

В ряде российских регионов складываются довольно острые конфликтные ситуации вокруг строительства религиозных сооружений, принадлежащих Русской православной церкви. Как правило, в этих сюжетах представители общественности предъявляют претензии вовсе не к чинам РПЦ, а к городским властям, которые, как показывает практика, зачастую принимают решения, не задумываясь о последствиях или не умея их просчитать. Поиск компромисса в таких историях порой заходит в тупик.

Конфликтные стройки РПЦ от Москвы до Малой земли 26/02/2016 - Александр Валиев Слушать

Пожалуй, наиболее громкий скандал вокруг строительства храма разгорелся в Москве. Парадокс заключается в том, что в этой ситуации сторонам, казалось бы, почти удалось достичь компромисса. И все же накал в ней никак не снижается. Конфликт начался летом 2015 года, когда жители микрорайона, прилегающего к парку «Торфянка», узнали о том, что в нем собираются возводить храм, причем под строительство выделено 70 соток, что составляет более 4 процентов от территории парка.

Местные активисты обратились в прокуратуру, которая выяснила, что публичные слушания по этому строительству были проведены с нарушениями. К этому времени защитники парка, чтобы не допустить на его территорию рабочих и технику, разбили в нем круглосуточный палаточный лагерь, который стоит до сих пор. Им противостоят члены движения «Сорок сороков». Последняя стычка между противоборствующими сторонами произошла 13 февраля, когда в парк приехали две фуры, которые привезли сруб для строительства храма.

Скандальную ситуацию удалось притушить сотрудникам полиции, которые забрали нескольких членов движения «Сорок сороков» в участок. Брус для сруба загрузили обратно в фуры и увезли. Один из местных жителей, попросивший из соображений безопасности не называть его имени, коротко рассказал свое видение ситуации:

«Люди вышли, началось противостояние. Появилось сразу движение „Сорок сороков“ — среди них много кандидатов в мастера спорта, мастера по боевым искусствам. Начались стычки, заявления в полицию. Немного позже Московская епархия заявила, что они готовы перейти на другой участок, если подберут соответствующий. Затем выбрали два участка — один под временный храм, другой под постоянный. На один документы уже готовы, на второй — процесс оформления пока продолжается. Несмотря на то, что все договорились — и правительство, и церковь — „Сорок сороков“ продолжают свое противостояние. Они говорят, что защищают православный люд. В то же время РПЦ в ответах на наши запросы говорит, что „мы не с ними, мы против противостояния, поскольку участок уже выбран“. И мы просим, чтобы РПЦ либо в прессе, либо у себя на сайте официально объявила, что строительства не будет. Чтобы православные люди, которые есть в районе, не приходили и не тратили свое время и силы, понимали, что это провокация. Но пока РПЦ отмалчивается».

Глава Русской православной церкви Патриарх Кирилл еще летом прошлого года призывал стороны конфликта к отказу от конфронтации и мирному урегулированию всех противоречий в правовом поле. Тем не менее, пока этого добиться не удалось. Защитники «Торфянки» говорят, что едва ли покинут свой пост круглосуточного дежурства раньше, чем истечет срок аренды на участок, выделенный РПЦ, а закончится он только через полгода.

Аналогичная ситуация сложилась в Новороссийске, где осенью прошлого года рядом с мемориалом Малая земля началось строительство комплекса религиозных объектов. В городе тут же начались протесты — дело дошло до видеообращения горожан к Владимиру Путину, которое было опубликовано в интернете около месяца назад. Противники строительства подчеркивают, что не имеют ничего против православных храмов и веры — их возмущение связано исключительно с выбранной площадкой. И здесь в ход идут два основных аргумента: близость к мемориальному комплексу и возможный экологический ущерб. Сторонники строительства указывают, в частности, что никого не смущает соседство мемориала с пляжем. Кроме того, на 300 тысяч жителей города в городе действует всего три православных храма. Жительница Новороссийска Екатерина Кушнир сетует, что ее вместе с единомышленниками пытаются выставить чуть ли не врагами народа.

Екатерина Кушнир:   Нам, активистам и людям, которые их поддерживают, приписывают все, что угодно. От оппозиции до агентов Госдепа и засланных шпионов. Весь конфликт вырос из того, что камень был заложен на Малой земле. Это, конечно, вызвало вопросы у людей — как же можно так застраивать? Тем более что участок очень близко расположен к морю. И объект ведь не какой-то лаконичный — церковь или небольшая часовня, это целый микрорайон из 17 зданий на 5 гектарах рядом с мемориалом. И многие задаются вопросом: почему мы возводим только православный храм, если на этой земле сражались люди разных конфессий? Это все-таки не Куликовская битва, а Великая отечественная война. Уже другое общество было.

RFI: Екатерина, расскажите, пожалуйста, об опасениях противников стройки, связанных с экологическими рисками?

Второй объект, который находится рядом с этим строительством — это памятник природы Суджукская лагуна. Участок от границы этого водоема отделяют 50 метров. И строительство наносит непосредственный вред. Котлован, который сейчас вырыт под собор, постоянно заполняется грунтовыми водами. Значит, нарушен водоносный пласт, вода не поступает в лиман. А разговоры об этом лимане, что его надо сохранять, ведутся уже, наверное, лет 15–20. В советское время за ним еще следили, а после перестали следить. Он постоянно загрязняется, в нем нарушен водоток. Он всегда был местом для нереста промысловых рыб. То есть, если его уничтожить, очень сильно пострадает популяция рыб в Черном море и, соответственно, наше промысловое хозяйство. Оно и так уже печально себя чувствует, а тут мы просто лишимся еды. В нашем городе рыба составляет довольно большую часть рациона.

Третий схожий конфликт разгорается в Волгограде, где в центре города собираются строить храм Александра Невского. Противники этого проекта ссылаются на историческую ценность данной территории, а также на то, что горожане лишатся сквера. «Я не против храма, но точно не на этом месте и точно не за такие деньги», — местная жительница Алиса Осикина сетует на ужасающую социально-экономическую ситуацию в Волгограде, при которой строительство храма выглядит, на ее взгляд, не совсем уместно. По разным оценкам, оно обойдется в сумму от 800 миллионов до 3 млрд рублей.

Алиса Осикина:  «Строится он на площади Павших борцов. Это очень серьезная площадь, пожалуй, единственное красивое место в нашем городе, и там есть один из немногочисленных парков, где жители Центрального района могут хотя бы погулять с детьми или просто посидеть на лавочке, отдохнуть. Этот парк собираются разрушить и на его месте воздвигнуть храм. Собственно, тогда мы лишаемся парка, к тому же храм никак не вписывается в архитектуру этой части города».

Историк Иван Курилла считает, что в центре мультикультурного мегаполиса должны находиться объекты, которые могли бы так или иначе объединять горожан. Объект религиозного культа едва ли подходит на эту роль — ведь кроме православных здесь живут представители других конфессий, а также агностики и атеисты.

Иван Курилла:  «Есть еще аргументы защитников строительства — дескать, посмотрите, в европейских городах везде в центре храмы. Но, во-первых, не везде. Во многих случаях в центре ратуши, которые представляют городское самоуправление, что правильно. А там, где есть в центре храмы — это наследие того времени, когда церковь действительно объединяла. Христианская церковь была неким общественным сооружением, которое являлось „своим“ для всех, кто тогда в этом городе жил. Сегодня храмы, насколько я знаю, в центре не строят. Поэтому волгоградское решение мне кажется сомнительным. Но я бы не осуждал церковь, в данном случае я осуждаю власти, которые должны быть светскими и отстаивать интересы горожан. То есть моя критика направлена не в адрес РПЦ, а властям города Волгограда и Волгоградской области. Ну и в аналогичных случаях, наверное, речь тоже идет о том, что неправильно себя ведут, неправильно выстраивают приоритеты своей работы те, кто должен по своему положению отстаивать интересы горожан. Мэры, городские думы, советы — вот они здесь что-то делают неправильно».

К сожалению, развернутого комментария о позиции РПЦ в ситуациях вокруг строительства храмов в Новороссийске и Волгограде в Московском патриархате получить не удалось. Руководитель юридической службы отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви и общества инокиня Ксения рассказала по телефону, что пока речь об отказе от участка в парке Торфяник не идет, так как альтернативы ему все еще нет. Формально и документально участок под возведение храма в районе Анадырского проезда в Москве РПЦ пока не выделен. К тому же по ряду технических причин со строительством в этом месте могут возникнуть сложности. Однако чисто теоретически подобная замена все же вполне возможна. Защитникам парка на их круглосуточном посту остается лишь ждать, когда этот вопрос будет решен принципиально и окончательно.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.