Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 30/05 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 30/05 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 30/05 18h00 GMT
  • OLD //18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 30/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Авторы фильма «Хуизмистерпутин»: «Все данные о прошлом Путина пытались зачистить»

media Кадр из документального фильма «Хуизмистерпутин» Снимок с экрана

Всего за пару недель документальный фильм «Хуизмистерпутин» набрал в Youtube более полутора миллионов просмотров. В нем режиссер Валерий Балаян собрал известные уже ранее и дополненные в ходе съемок расследования журналистов Анастасии Кириленко и Валерия Иванидзе о «бартерном деле» в Санкт-Петербурге, «деле русской мафии в Испании», банке «Россия», в которых фигурирует имя Владимира Путина и людей из его окружения. Это рассказ о темной стороне биографии российского президента.

Биограф Путина не может не поймать себя на мысли о том, что писать о нем скучно. Путин кажется сереньким человечком, не ярким и не харизматичным. У него нет собственного я. Он не жаждет власти и не наслаждается ею. Скорее, он кажется послушной игрушкой в чьих-то руках. Помогавшие Путину стать президентом олигархи считали, что эти руки — их. Но оказалось, что руки, направляемые Путина, принадлежат совсем другому ведомству — «конторе».
Владимир Прибыловский в книге «Корпорация. Россия и КГБ во времена президента Путина»

Запрос на правду или на Путина

RFI: Какую вы цель преследовали, работая над этим фильмом?

Журналист Анастасия Кириленко DR

Анастасия Кириленко: Раньше очень часто говорили, что Путин – человек без лица, и что есть очень много темных мест в его биографии. Так вот мы постарались высветлить все эти темные места, чтобы лицо у него наконец появилось. Там действительно речь идет о его восхождении к власти. Это очень интересный путь – с самого начала он проявлял амбиции, которые не соответствовали уровню вице-мэра (прим. ред. Санкт-Петербурга), и вместе с ним корпорация спецслужб тоже пришла к власти, и, к сожалению, там прослеживается очень четкое взаимодействие с представителями бандитского мира, то есть они вместе открывали банки, а сейчас их разыскивает и испанское правосудие, а кто-то вообще обвиняемый. Поэтому этот фильм, возможно, именно сейчас и вышел – сейчас достаточно доказательств, чтобы об этом говорить.

В России сложилась парадоксальная ситуация – журналисты на самом деле не самые информированные люди в основном о том, что происходит. Этот фильм мы делали не для прессы. Меня даже радует, что о нем мало откликов в прессе. Я понимаю, что для многих людей это шок, потому что раньше были только какие-то разрозненные свидетельства, да и вообще – расследований становилось все меньше и меньше, а вот этот клан спецслужб, связанных с преступными группировками, никуда не делся, он развивался. Поэтому действительно возник запрос на правду. У нас, конечно, сложилась уникальная ситуация, что никто из нас уже не живет в России, но в то же время мы там долго прожили. Я в Санкт-Петербурге провела очень много времени. Даже когда фильма не было в проекте, все это потом пригождалось.

Вы говорите о запросе на правду, при этом режиссер фильма Валерий Балаян говорит также о том, что популярность Владимира Путина вызвана наличием в обществе запроса на такого человека. Вы, пять лет работая над расследованиями, говорите, что раньше так не интересовались этой темой, как сейчас, то есть что-то изменилось?

Я не согласна, что был запрос на такого человека, как Владимир Путин, это была спецоперация. В 1991 году Владимир Путин, когда начинал карьеру, просто заливался соловьем о том, как сейчас все станут жить богато, как придут банки в Петербург. А потом происходили разные аферы, например, бартер в обмен на продовольствие, то, что есть в фильме. Потом – операция менее известная, но даже более важная: с помощью контрабанды радиоактивных металлов они пытались якобы накормить город... То есть все пытались накормить, и никак не получалось. Естественно, довольно тщательно скрывалось, что к этому отношение имеет непосредственно Владимир Путин – мы просто установили это из документов и разных свидетельств. Но тогда была все-таки выборная власть – в частности Ленсовет. Его критикуют, но там было демократическое большинство, люди были избраны легитимно. Так вот, они пытались всему этому противостоять. Я встречалась со многими из них, многие из которых дали только аудиоинтервью, не хотели на видео. Они объясняли: «Но что мы могли сделать?» Одного депутата, который интересовался, куда исчезает сахар, сбила машина, другого побили. Я считаю, что это был просто страх. Запрос был на многое, запрос был на демократические перемены, поэтому нельзя так сказать, что люди захотели Путина.

Сейчас все больше людей интересуются расследованиями. Это стало идеей 2015 года, потому что все дошло уже до какого-то предела, когда терпеть дальше невозможно, люди стали задумываться. Я вообще-то из Сибири, и там простые люди, которые в политике мало соображают, говорят: «Представляешь, у нас уже весь лес вывезли». Люди перестают верить, что Владимир Путин ничего не знает. Более того, наоборот появляются свидетельства обратного.

С Путиным должны работать правоохранительные органы

Вы сказали о спецоперации по его приводу к власти. Считаете ли вы, что Владимир Путин — обычный сотрудник спецслужб, которого просто привели к власти и сделали из него человека, на которого, как сказал Валерий Балаян, был запрос? Или все-таки он сам по себе великий человек в истории России?

Конечно, это злой гений, и страшно, чем он закончит. Наверное, те, кто посмотрит этот фильм, зададутся этим вопросом, потому что просто так это пройти не может. Что касается спецоперации – несомненно, у него есть способности. Это как Кадыров. Конечно, их нельзя сравнивать, но что-то в этом есть. Кадыров начинал со спортивного костюма, а сейчас посмотрите – какая у него власть, какой рейтинг. Есть действительно указания на связь с криминалом, причем с самого начала. Я работала с документами, и выяснилось, что лихтенштейнские оффшоры основали компанию при непосредственном участии Путина для отмывания денег. В Германии было два расследования по этому поводу, и еще одно – в Лихтенштейне, и документы нашли с подписью Путина, и так далее. Это все началось в 1990 году. Это для тех, кто говорит, что раньше они были неопытные и ошибались.

Не там ставили подписи…

Чистые листы им подписывали. С Путиным, с моей точки зрения, должны работать все-таки не журналисты, а правоохранительные органы, и должны быть не интервью с ним и его друзьями по кооперативу «Озеро» и банку «Россия», а должно быть так: «Вам предъявляется такой документ. Что вы можете прояснить по этом поводу?». И пусть он действительно ответит. А дальше пусть зритель решает, кто прав. Но поскольку пока такой возможности нет, мы что-то похожее пытались сделать в фильме.

Все данные о прошлом Путина пытались зачистить

Некоторые расследования проводились и на Западе. Почему они я ни к чему не приводят здесь. На это закрывают глаза или не хотят это видеть? В фильме говорится даже о наркотрафике, непосредственно связанном с именем Владимира Путина.

В целом – да. Но исключение составляет такая страна как Испания. Там упрямые испанские прокуроры стали проводить расследования в отношении питерских бандитов, которые там окопались и отмывали деньги через многократные вложения в недвижимость, и, кстати, через поставки нефти, металлов – вообще через легальные поставки сырья, оказывается, можно отмыть деньги, потому что там трейдинг, многочисленные компании-посредники, и туда можно влить n-ое количество от наркотрафика. Так вот в Испании прокуроры все-таки за это уцепились и поставили бандитов на прослушку, а там выяснилось – просто Клондайк. Сейчас эти прослушки опубликованы. Во время работы над фильмом у нас был принцип распространять документы, которые к нам попадали, чтобы это стало широко известно и было в публичном пространстве. Так вот в Испании выяснилось, что бандиты были на прямой телефонной связи с руководителями силовых структур России. Один свидетель непосредственно дал показания – ну что, вы наивные что ли, конечно, Владимир Путин с ними знаком еще с 90-х. Кстати говоря, бандиты – это номинально, но их контролируют спецслужбы. И вот этого свидетеля уже нет, он погиб – якобы это был несчастный случай.

Кстати говоря, испанцы собирались допросить Литвиненко, которого отравили за неделю до этого допроса. Причем это выяснилось тоже во время работы над фильмом. Меня, честно говоря, это шокирует – ну почему раньше это не было известно именно в России. Но есть два замечательных примера, почему Запад не реагирует. Испанский прокурор Хосе Гринда в 2010 решил поставить в известность США о том, что происходит в России и какой там на самом деле режим, что есть указания, что Владимир Путин связан с группировками. То есть он хотел изменить представление Обамы о Путине – ни больше, ни меньше. Ничего у него не получилось. Была встреча со спецслужбами, потом все это всплыло на Wikileaks, но в итоге прокурора Гринда наградили орденом, начальство заставило его взять этот орден. В Испании все тоже очень сложно и тоже есть признаки, что дело пытались передать в Россию – целая история.

Я бы хотела привести еще один пример. В Германии как раз было дело о связи Путина с наркотрафиком. Когда Лихтенштейн пригласил независимого прокурора из Австрии – там корни уходили в Лихтенштейн, внезапно немецкие спецслужбы отказались ему давать документы и, наоборот, стали всячески отмазывать Путина. Мне кажется, есть намерение это все как-то похоронить. Именно поэтому мы хотели сделать фильм для россиян на русском языке. Возможно, он будет переведен, но пока на русском.

Я хотела бы вас спросить о героях фильма – вы с ними встречались в течение последних пяти лет. Легко ли они соглашались на такие, казалось бы, рискованные для них заявления, учитывая примеры, которые вы привели о людях, которые давали показания и с ними случались несчастные случаи. Приходилось ли их долго уговаривать?

Да, конечно, приходилось долго уговаривать. Вообще, все началось с того, что я была молодым журналистом, узнала о существовании Марины Салье и два года ее уговаривала – не каждый день, конечно, но несколько раз ей звонила. Наконец я намекнула ей на ее возраст, конечно, это было не очень прилично, но, тем не менее, она сказала: «Ладно уж, приезжайте». В итоге появились видеосвидетельства, которые сейчас уникальны. Люди пытаются сейчас это представить, как «ну а что такого». На самом деле, все данные о прошлом Путина пытались зачистить. Доклад Марины Салье удалось спасти чудом – когда разогнали Ленсовет в 1993 году, ее просто не пускали забрать этот доклад, и приходилось все это спасать хитростью. Другие люди, конечно, тоже. Иногда человек дает интервью, а потом внезапно передумывает. При Медведеве, пять лет назад, люди как-то больше соглашались. С другой стороны, наступил эффект, что много инсайдеров, которые работали с Путиным, выпихнули за рубеж. То ли у них наступила жадность, и каких-то второстепенных людей пытались убрать. Допустим, Сергея Колесникова нет в фильме, но он там незримо присутствует, он же непосредственно был инсайдером и наблюдал все схемы. После того, как ему сказали, что Путин – царь, а он – холоп, и была непосредственная угроза его жизни, только после этого он пошел в прессу. Сейчас многие свидетельства накапливаются, люди, которым уже нечего терять, начинают говорить.

Эти свидетельства накапливаются, и, я так понимаю, вы продолжаете работать над этой темой. Есть ли у вас еще один или несколько проектов-продолжений этой темы?

Я собираюсь продолжать интервью с людьми, которые являются историческими свидетелями чего-то важного. В Петербурге тоже была мотивация, что кто-то уже в возрасте и надо успевать. А когда этот материал накопится – почему бы и не сделать вторую серию. Всегда что-то остается за кадром. Например, когда мы были в кооперативе «Озеро», в фильме это можно увидеть, как у нас были стычки с охранниками. Но туда не вошел момент, как один охранник нас отправляет в другое место и говорит – ну а что Владимир Путин, вот на самом деле Сергей Васильев, это тамбовская группировка, это он все контролирует. Вы туда съездите, посмотрите на его дворец. Конечно, всегда остается что-то недоделанное.

Дефицит правды

На ваш взгляд, чем вызвана такая быстрая популярность фильма среди интернет-пользователей?

Режиссер Валерий Балаян DR

Валерий Балаян: Должен сказать, что мы все, кто работал над фильмом, ожидали этот эффект именно потому, что дефицит правды огромный, а в нашем фильме – я осмелюсь высказать предположение –нет ни слова лжи, в нем есть только одна правда – химически чистая правда, потому что за всем содержанием стоят документы. Именно поэтому, я думаю, этот фильм и имеет некоторый успех. Во-первых, документы, которые там лежат, никто до сих пор не смог опровергнуть ни в одном суде, а они почти все были выложены на разных сайтах – то есть это не некое необыкновенное событие, просто мы их собрали в одну кучу. Сейчас вот Веллер выступил по «Эху Москвы», но это поливание грязью бездоказательное, потому что противопоставить по существу они ничего не могут. Они могут только ругаться и скрежетать зубами.

Почему у вас возникла идея собрать все это воедино именно сейчас и почему, вы думаете, что в России такой дефицит правды?

Там нигде нет ни слова правды. Даже площадки, которые предоставлены в России: одна телекомпания, один журнал, одна газета и одна радиостанция – это такая витрина, их сузили, чтобы не сказать, что в каком-то сегменте чего-то нет. Даже эти ничтожные абсолютные симулякры свободной прессы в виде этих станций молчат, они звука про это не могут проронить. А знаете почему? Потому что мы нарушили конвенцию. А у них при всей их мнимой оппозиционности есть очень четкая конвенция: папу не трогать, царя не трогать. У них близко нет ничего, что могло бы их назвать свободной прессой, никакая она не свободная. Это называется «оппозиция Его Величества», они все – прикормленные при троне люди. А мы – я нас называю компанией Шуры Балаганова – нарушители конвенции. Конечно, не я это сделал – я никакой не автор этих расследований, я следил, как Настя Кирилленко бьется, собирает крупицы то здесь, то там, но их никто нигде не поддерживал, никто им не давал настоящей трибуны, чтобы высказаться. Поэтому мы и решили это собрать. На самом деле там новаций не так много, но в общем это все, если человеку интересно, он, покопавшись пару часов в интернете, все эти эпизоды найдет. Это не открытие, не бомба. Это становится бомбой для людей, которые не в теме. Когда я все это начинал, я тоже был человеком не в теме – где-то что-то слышал: дело Салье, что-то о SPAG. Но когда мы эти сведения собираем воедино, картина, конечно, просто ужасающая.

Насколько вам было сложно работать над этим фильмом с такой небольшой командой?

Да нет, сложностей никаких не было. Понимаете, в таких делах просто нужны воля и желание, и больше ничего. Деньги я тратил свои, семейные. И деньги, в общем-то, нужны небольшие. Просто нужно желание и понимание того, что это надо сделать, раз к нам такая информация стекается. Журналисты обеспечивают информационную, базовую часть фильма, я обеспечиваю, как это упаковать и сделать интересным.

В начале фильма вы задаете вопрос Who is mister Putin? Вы думаете, что многие люди для себя, посмотрев этот фильм, прояснили и нашли ответ на этот вопрос в конце фильма? Сложно ли было вам ответить на этот вопрос?

Я думаю, что весь фильм – развернутый ответ на этот вопрос, поэтому он так и называется. Для меня важно, что он пишется с маленькой буквы и на русском. Мне очень приятно, что коннотация, которая там заложена, считывается. Даже во Frankfurter Allgemeine я увидел, что и немцы об этом пишут, и американцы. Это очень хорошо. Я однозначно на него ответить не могу. Я в данном случае предоставил возможность высказаться людям, которые знали этого товарища в разные годы, вот они и высказываются. А вывод – мы так и сказали в конце фильма дикторским текстом – делать вам. Кто этот человек, кому вы служите, кого вы славите. Мне особенно хочется, чтобы наши сливки, элиты, творческая интеллигенция типа Калягина, Михалкова, Шахназарова – все эти замечательные имена, которые лижут этот трон, пусть посмотрят, кому они лижут трон.

Вы не думали дать слово людям, которые не просто знали Владимира Путина и теперь говорят о нем эту правду, а также и людям, которые и сейчас с ним работают? Обращались ли вы к ним, чтобы так же их точку зрения подать в противовес в этом фильме?

Вы знаете, я не занимаюсь этим журналистским чистоплюйством – давать высказать точку зрения другой стороне. Вот вы журналисты, вы и давайте, а я не журналист, я режиссер, я пристрастный, у меня есть своя точка зрения, и мне плевать на точку зрения всех этих Павловских, Невзоровых и прочих людей, которые служили и служат этой власти – они сами привели его к власти, они все имеют какие-то институты, какие-то бюджеты. Поэтому с кем там разговаривать? На них некуда клеймо ставить. Мне что, взять интервью у Пескова, какая у него точка зрения?

Это фильм – мой подарок России, и я не хочу на нем зарабатывать

Вы предоставили возможность высказаться тем людям, у которых, как вы утверждаете, не было платформы.

Должен сказать, что большинство этих людей были мне рекомендованы моими соавторами – Настей и Володей. Некоторых я сам снял, например, Авена и генерала Калугина. Щелканова я тоже снимал отдельно сам. И Калугин знал Путина, когда тот был старшим лейтенантом, и Щелканов знал его, когда он был председателем совета. Эти люди – свидетели. Мне нужны свидетельские показания, мне не нужны мнения кого-то, в том числе и мое. Зачем мне высказывать свое мнение – оно у меня есть, я держу его при себе. Я вам выдал определенный набор свидетельств. Под этими свидетельствами есть мощная, серьезная документальная основа. Делайте выводы сами, ребята.

В одном из ваших интервью вы говорите, что «Путин – коронованный вор, которого привел к власти КГБ». Как же вы объясните такую его популярность в обществе?

Когда будет английская версия, у меня есть и название для этой английской версии, поскольку «Хуизмистерпутин» не будет там так звучать, я давно с ним ношусь – The Kingpin. Это игра слов: с одной стороны, это шкворень, главный узел механизма, а с другой – это вор в законе. То есть в английском языке kingpin – это и есть важная персона, и одновременно вор в законе. Конечно, выбор сам по себе случайно пал на него, а дальше, то, что его так надули, и то, что он стал тем, кем стал, это просто точное попадание в ожидание от коллективного массового сознания или коллективного массового безумия этой страны. Потому что славить и радоваться такому персонажу может только специфическое население. В этом смысле он – коллективная эманация способа жить и думать этих людей. Поэтому Путин есть диагноз способа думать этих людей, их способа видеть мир и их коллективного бессознательного.

Вы как автор этого фильма, который проживает в Украине, вы не боитесь за свою безопасность после этого фильма? Думаю, этот вопрос журналисты вам задавали неоднократно.

Ну, можно меня убить, и что? Смысла в этом нет. Фильм-то уже вышел, дело уже сделано, ребята, ваше ФСБ плохо работает. Вы непрофессионалы во всем, даже в этом. Вы не можете вычислить, кто чем занимается.

Валерий, вы выложили этот фильм в общий доступ в интернете, в Youtube. Почему вы не захотели продать этот фильм?

У меня есть такое правило, что раз в год-два года я делаю что-то за свой счет, а зарабатываю деньги на других вещах. Это фильм – мой подарок России, и я не хочу на этом подарке зарабатывать. Пусть россияне бесплатно наслаждаются этим всем.

Интервью с Валерием Балаяном было записано в киевской студии «Громадьского радио».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.