Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/05 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

RSF: Говорить о коррозии свободы слова во Франции неуместно

media В новом рейтинге свободы слова «Репортеров без границ» Россия оказалась на 152-ом месте. DR

9 августа 2015 года «Комсомольская правда» опубликовала статью, в которой говорится о «коррозии» свободы слова во Франции и о «давлении (от отлучений от эфира до увольнений) на тех, кто отбивается от „генеральной линии“ — не так освещает конфликт на Украине, войну в Сирии, внешнюю политику США или проблемы евроинтеграции». Посольство Франции в Москве направило главному редактору газеты Владимиру Сунгоркину письмо и обратилось с просьбой о его публикации в рамках права на ответ.  Это право «является основой свободы слова, как мы понимаем ее в нашей стране», — сказано в открытом письме на сайте Посольства, которое было опубликовано вследствие отсутствия реакции со стороны «Комсомольской правды».

Мы связались с советником посольства Франции по делам прессы Мадлен Куран и попросили ее ответить на вопросы, почему именно это письмо привлекло внимание посольства и были ли такие случаи в прошлом.

Советник посольства Франции по делам прессы Мадлен Куран. Youtube.com/Moscow Pravda

Мадлен Кувран:  Конечно, мы читаем российскую прессу, и мы попали на эту статью в «Комсомольской правде». Ее содержание показалось мне просто неприемлемым. Мы так поступаем не часто, но когда мы попадаем на статьи, которые либо неточные, либо содержат лживые факты о Франции, мы пишем то, что во Франции называют правом на ответ. Поэтому, прочитав данную статью, я решила ответить и отправила письмо главному редактору, как это обычно делается.

Мы не отвечаем, если мы в принципе не согласны (со статьей) или когда налицо такое освещение событий во Франции или политики французского правительства, которое нам не совсем нравится. Конечно, свобода прессы — это священный принцип, поэтому мы не будем систематически отвечать (редакторам). Но в этом случае нам просто показалось, что это выходит за пределы нормальной журналистики, и поэтому мы решили ответить. Это, на самом деле, не первый случай. Например, в декабре прошлого года мы отправили под подписью посла подобное письмо — право на ответ — «Российской газете». Мы написали главному редактору, и газета опубликовала наше письмо на своем сайте.

Знаете, у нас никаких особых претензий нет. Просто мы стараемся отстаивать принцип, который сам по себе и есть свобода слова, свобода прессы. Это то, что мы во Франции называем правом на ответ. Нам это кажется очень важным. «Российская газета» это тогда поняла и опубликовала наш текст, а «Комсомольская правда» решила не отвечать по каким-то своим причинам. Поэтому мы решили сами опубликовать это на своем сайте.

Правозащитная организация «Репортеры без границ» опубликовала в феврале 2015 года Всемирный индекс свободы слова. Франция занимает в нем 39-ое место из 180 стран, Россия — 152. Мы попросили рассказать нам о положении со свободой слова во Франции Йохана Бира, представителя «Репортеров без границ» по Восточной Европе и Средней Азии.

Йохан Бир "Репортеры без границ" DR

Йохан Бир: Франция занимает 39-ое место из 180 стран в нашем последнем рейтинге свободы слова в мире. Это считается довольно средним показателем среди членов Евросоюза. Финляндия, например, как обычно занимает 1-ое место. А Италия — намного позади Франции — занимает 73-ое место. Последняя из стран-членов Евросоюза в рейтинге — это Болгария, которая занимает 106-ое место. Россия занимает 152 место среди 180 стран мира.

RFI: Тем не менее, в России СМИ критиковали и продолжают критиковать ситуацию со свободой слова во Франции. Вы, может быть, читали статью в «Комсомольской правде». Правильные ли болевые точки они находят?

ИБ: Было довольно интересно читать эту статью. Удивительно, но те проблемы, о которых пишет «Комсомольская правда», вообще не существуют. Говорить о коррозии свободы слова во Франции, я бы сказал, неуместно. В статье перечисляются обычные аргументы ультра-правых партий типа «Национального фронта» о том, что, например, нельзя рассказывать об исламских радикалах, об иммиграции, что это табу, о том, что нельзя выступать, скажем, против однополых браков… Хотя, на самом деле, против однополых браков во Франции были самые большие демонстрации за десятилетие, и никто их не разгонял.

В прессе не существует таких табу, наоборот, главные еженедельники, типа L’Express или Le point, очень часто на первой полосе публикуют материалы на тему иммиграции — о том, что это опасно для национальной идентичности Франции. Много публикуется материалов на первой полосе об исламских радикалах и так далее. Статья в «Комсомольской правде» намекает на книгу Земмура. Эта книга очень широко распространялась, очень широко обсуждалась, в том числе и в СМИ. Были ассоциации, которые обращались против него в суд, а это тоже права, это тоже возможно. Он (Земмур), кстати, продолжает всюду выступать на эту тему.

Эта статья (в «Комсомольской правде») принадлежит той волне пропаганды, в которой говорится о распаде Запада, о потере семейных ценностей и так далее. Это пропаганда, которая объединяет европейские ультра-правые силы и Кремль.

Там еще упоминается книга Уэльбека, и я хотела бы добавить, что французское государство оплачивает охрану Уэльбеку, то есть это никак нельзя назвать цензурой. Для меня лучшим доказательством того, что свобода слова существует, является факт наличия разной прессы: есть правая пресса, есть левая, есть даже довольно экстремистские печатные издания. Тогда что все-таки не так? Почему Франция на 39-ом месте?

ИБ: Те проблемы, о которых говорит «Комсомольская правда», не существуют. На самом деле, есть проблемы со свободой прессы. Например, объединение главных СМИ — особенно телеканалов, газет — находится в руках крупных предпринимателей, которые связаны с государством большими контрактами. Это, например, Буиг (Bouygues), Боллоре (Вolloré), Дассо (Dassault). Дассо — владелец «Фигаро» — к тому же, как известно, активный предприниматель в оружейной сфере. Эта ситуация совсем не здоровая и довольно опасная. Но в то же время, надо отметить, что спасает существование структур в главных французских СМИ, которые ограничивают влияние владельцев на редакционную политику, например, «Сообщество редакторов». Кроме того, в самих СМИ есть механизмы, которые более или менее препятствуют излишнему вмешательству владельцев в редакционную политику.

Это важный комментарий, потому что очень часто россияне говорят: «У вас на Западе то же самое. Все газеты, журналы и телекомпании кому-то принадлежат, а раз есть хозяин, то он и диктует редакционную политику».

ИБ: На самом деле, это не так. Хотя, конечно есть опасения. Сейчас кажется, группа Боллоре — он один из тех крупных бизнесменов, которые владеют, например, телевизионными каналами Canal и Canal+ или iTele — действительно начинает вмешиваться в редакционную политику, и идут широкие дебаты по этому поводу. Сам факт обсуждения показывает, что это необычно, это исключительный случай. Ситуация не совсем здоровая, но нельзя сказать, что владелец диктует редакционную политику.

Кстати, очень интересно привести пример общественных СМИ во Франции, за которых платит государство — но не из бюджета, а из уплаченных налогов. Общественные СМИ — например, France 2 — расследовали, скажем, ситуацию вокруг поездок президента Олланда в такие страны, как Азербайджан или Казахстан. France 2 расследовал, как Франция молчит о ситуации с правами человека в этих странах в обмен на крупные контракты. France 2 даже расследовал ряд случаев коррупции с участием высокопоставленных французских чиновников в Азербайджане, например, И это все делается на общественном телеканале France 2. Это, наверное, все-таки знак, что государство не диктует France 2 редакторскую политику.

Знаком можно назвать и тот факт, что мы, радио, которое тоже оплачивается налогоплательщиками, поднимаем этот сюжет. Мы только что писали о ситуации с France 2 и Азербайджаном. И тот факт, что мы сейчас совершенно свободно с вами разговариваем на эту тему и публикуем материал, тоже говорит о том, что мы имеем такую возможность, мы обладаем свободой слова.

ИБ: Во Франции есть другие проблемы, как, например, защита конфиденциальности источников — эта защита мало гарантирована во Франции, и есть случаи, когда разговоры журналиста и источника перехватывались секретными службами. Может быть, еще одна проблема — это те новые законы, связанные с терроризмом, которые за последние годы и месяцы накапливаются во Франции, которые нас волнуют и волнуют ряд правозащитных организаций, это касается уважения публичных свобод.

С другой стороны, может быть, знак того, что свобода слова существует, это существование таких независимых СМИ, как Mediapart, которые расследуют коррупцию среди высокопоставленных чиновников, крупных бизнесменов, и которые регулярно добиваются даже увольнения министров. Газета «Монд», например, расследовала дело, когда Саркози, видимо, в обмен на крупные контракты в Казахстане, добился какой-то услуги для друга клана Назарбаева в Бельгии — это тоже важный факт.

И еще одно. Важна роль общественного мнения во Франции. Например, когда СМИ расследуют коррупцию высокопоставленного чиновника, власть не может не обратить на это внимания, потому что общество возмутится и потребует реакции (от властей). Это сам по себе важный факт, который гарантирует, что работа независимых СМИ имеет последствия, и что государство в нее не вмешивается.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.