Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 23/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 23/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Алексей Кудрин: «Дед Мазай и зайцы» НКО

media  
Алексей Кудрин, Комитет гражданских инициатив Yevgueny Byatov/DR

Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина отметил годовщину своего рождения презентацией доклада Центра политических технологий (ЦПТ) «Власть, элиты, общество в России».

Председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин отчитался о том, что его организация сделала, поддерживая разные формы самоорганизации общества.

При этом он подчеркнул, что работа в политической сфере не была основной: наблюдали за выборами. Комитету удалось решить лишь немногие поставленные перед властью проблемы, -  сообщил Алексей Кудрин.

Алексей Кудрин: Мы внесли в законопроект «О митингах» свой вариант. Сейчас по волонтерам закон – предыдущий его вариант отклонен. Целый ряд шагов сделан.

Ограниченное влияние Кудрина держится на взаимодействии бывшего министра финансов с президентом Путиным.

Алексей Кудрин: В отношении встреч с Путиным – они тоже есть. Я сейчас не готов рассказывать об их содержании: это все-таки встречи с президентом страны. Но я свою позицию не скрываю. Я высказываю свою позицию не по всем – мы не можем, у нас нет времени для такого обсуждения - по некоторым вопросам злободневным я высказываю свою позицию. Надеюсь, что она может быть кому-то интересна.

Публично Алексей Кудрин выступил против преследований некоммерческих организаций под видом прокурорских проверок.

Алексей Кудрин: Я считаю, что такие проверки неоправданны. В данном случае, это метод воспитания (я так понимаю), устрашения. К сожалению, это порождает недоверие к некоммерческим организациям. Если мы говорим, что у нас есть административный барьер – это когда у нас много проверяющих сразу приходит, и еще с ними нужно вести диалог, проявлять лояльность к этим проверяющим организациям – это нагрузка не только на экономику, теперь еще и на гражданское общество. От этого надо уходить, а не расширять эту практику.

Пока что Комитет гражданских инициатив - островок стабильности, и Алексей Кудрин, своего рода Дед Мазай, спасающий от потопа беззакония «зайцев», то есть НКО, – пошутил член Комитет гражданских инициатив Евгений Гонтмахер.

Евгений Гонтмахер: Мы даем возможность людям понять, что есть еще возможности площадок, где можно еще обсуждать какие-то варианты развития событий. Иметь возможность надеяться, что когда-нибудь какие-то предложения могут быть услышаны. Мы это собираем, не даем этому пропасть. Играем роль немножко библиотеки.


Евгений Гонтмахер сравнил Комитет гражданских инициатив с библиотекой: не всякую книгу сразу прочитают, но хранить их где-то надо. В этом смысле он выполняет роль депозитария для инициатив, которые могли бы даже быть полезны и авторитарной системе для самосохранения, но ее лидерами не воспринимаются, и будут лежать на полке до поры до времени.

В выполненном по заказу Комитета гражданских инициатив докладе Центра политических технологий сделан вывод о том, что в РФ до 38 % сегодня выступает за демократию, похожую на европейские страны, 24 - за то, чтобы идти своим путинским путем, 18 требуют режима железной руки, 13 хотят вернуть социализм, – привел свежие социологические данные президент ЦПТ Игорь Бунин.

Многие решения Путина, такие как ужесточение правил проведения митингов, не пользуются поддержкой большинства, а законы об «иностранных агентах» или об уголовной ответственности за клевету одобряет около 40-45%. Есть и удачные ходы – вроде запрета на мат в прессе, Игорь Бунин сделал вывод, что Путин решил поднять свой рейтинг на консервативной волне.

Волна советского консерватизма, это реальность, еще какое-то время она не спадет, тем более, что ее использует «Единая Россия», - признал Алексей Кудрин.

Алексей Кудрин: Она будет продолжаться еще некоторое время. Понятно, что нужно объяснять и противодействовать. Произошел как бы такой маятник: не все задачи решены, не отстроены институты. Многие считают, что это проблема не того, что не построили важные институты сдержек, противовесов, контроля, прозрачности, а что эта демократия в принципе – новый рынок. Они не решают их злободневных проблем.

За что хватаются люди в первую очередь? Хватаются за понятное, давно известное, понятное поверхностно, безусловно, потому что никто не знает, как работала эта машина по-настоящему Советского Союза, советской власти. Многие только часть этой машины видели. Им кажется, что сейчас достаточно что-то похожее сделать, и у нас будет качественное образование и т. д.

Сейчас – разочарование, некий откат. Поэтому это ухватывают политики, они это используют. Сейчас противопоставляются времена Советского Союза 90-м и 2000-м. Но это временное явление, оно, конечно, не может остановить базовые, фундаментальные процессы развития общества.

Политолог Борис Макаренко выделил пять типов настроений российского общества.

Борис Макаренко: Есть люди, которые поддерживают запретительные законы – правильно, власть должна быть жесткой. И не поддерживают либерализационные – нечего давать слабину. И которые верят, что сегодня все хорошо, а завтра будет еще лучше. Эти люди любят путинский путь. Их голоса – половина процентов, и это ядро партии власти. Ядро на сегодняшний день абсолютно несокрушимое.

Есть два кластера партии власти: это вторая группа, которую мы назвали «умеренными прогрессистами», этим людям хотелось бы, чтобы режим стал немножко помягче, полиберальнее. Им не очень нравится, что сегодня творится в экономике и в политике, но они присоединились к власти, верят что завтра станет лучше. А это сторонники путинского пути достаточно высокообразованные – это, скорее, такой «низший средний класс» - бюджетник, офисный работник беловоротничковый низкого уровня (из бедности выбился, но безумно боится, что опять провалится, скорее, вниз, чем опять попадет в средний класс), поэтому хочет верить власти.

А есть второй кластер партии власти, мы его назвали «скептичные лоялисты». Они поддерживают все начинания власти, потому что «власти виднее, что делать, мы за власть, потому что так надо». Но они не верят, что сегодня хорошо, и еще меньше верят, что завтра будет лучше. Это сторонники «железной руки». Там есть и люди, голосовавшие за Путина, и люди, голосовавшие, например, за ЛДПР Владимира Жириновского.

Пятый кластер – принципиальные оппозиционеры, они поддерживают либерализацию: ага! власть слабину дала! Они не поддерживают запретительные законы потому, что эти законы мешают противостоять власти, и они предельно критичны. Это принципиальная оппозиция – самое низкое голосование за Путина и за «Единую Россию». Это замена традиционной парламентской системной оппозиции.

Самый интересный кластер – четвертый. Демократы-нигилисты. Они не поддерживают запретительные законы потому, что они антидемократичны, они не поддерживают либерализационные законы потому, что не верят, что это всерьез, считают это имитацией, и среди них – максимальное число сторонников демократии. Эти люди голосовали за «Справедливую Россию» на президентских выборах - за Прохорова больше, чем за Миронова.

Власть сейчас пытается играть на двух регистрах: здесь зажать, здесь изобразить, что она что-то отпускает. Бесконечно долго вот так на двух регистрах играть очень трудно. Если власть не будет демонстрировать эффективности и заиграет то ли в консерватизм, то ли в либерализацию, то поддержка начнет падать.

Соавтор доклада вице-президент ЦПТ Алексей Макаркин сделал вывод, что в интересах страны остановка консервативной волны, реальная политическая реформа, появление ответственной оппозиции и деконцентрация власти, но политолог считает необходимым сохранение в РФ президентской республики.

Позиция Алексея Кудрина более гибкая.

Алексей Кудрин: Сейчас мы не подвергаем сомнению президентскую власть – безусловно, у нас должен быть президент, президентская власть должна быть сильной. Но не супер-президентской. Безусловно, должны быть четкие различия полномочий правительства, президента, парламента. Это не должны быть штампования того, что делается во власти, в узком кругу ключевых чиновников.

Хотя, с точки зрения мировой практики, парламентские республики считаются тоже достаточно эффективными, в некоторых случаях они даже более эффективны, чем президентские. Как правило, создаются в странах с большей демократией. Я считаю, что когда-то впоследствии, в перспективе, через десятилетия, возможно, через 15-20-30 лет, в России будет поставлен вопрос о рассмотрении перехода к парламентской республике, к парламентскому правлению.

В докладе говорится о том, что сторонникам европейского пути, среднему классу нужна своя политическая партия. Алексей Кудрин за. Но сам он в эту игру не играет.

Алексей Кудрин: Это процесс эволюционный. Пусть его начинает Прохоров. Есть другие партии, которые в этом спектре создаются. Жизнь покажет, кто из них станет сильным. Какие идеи наработают, какую программу наработают, сумеют они что-то показать в ходе своей предвыборной кампании, в ходе жизни своей партии от выборов до выборов? Большой спектр факторов, который влияет на это. Я думаю, она точно возникнет, эта партия. И кто этот лидер, мы узнаем. Если это Прохоров – замечательно. Если это будет другой – не исключено.

RFI: А вы не участвуете?

Алексей Кудрин: Сейчас – нет.

Один из авторов доклада Игорь Бунин рассказал РФИ о движущих силах возможных перемен в РФ, кто в них заинтересован.

Игорь Бунин: Заинтересован средний класс, за исключением, примерно, 20%, которые связаны с государством. Предприниматели в широком смысле слова, за исключением тех, кто уже прочно сидит наверху, тех, кто связан с «верхом». Заинтересована часть технократов, которые пытаются что-то сделать, причем, во власти даже, но понимают, что сейчас технократически они решить эти проблемы неспособны. В принципе, заинтересовано общество, которое, правда, это не очень осознает.

RFI: А инструменты?

Игорь Бунин: Инструментов должно быть три: или революция, которая, по нашим исследованиям, получается психологически невозможной – люди ее боятся, любой человек, который выступает со слишком радикальными предложениями, тут же теряет популярность. Или революция сверху, которая маловероятна, поскольку сверху хотят сохранить привилегии. Или некий постепенный процесс, когда средний класс, может, сформирует и партию, и общественные движения, но это очень долгий процесс – как минимум, 5 лет. Кроме этого, есть еще один вариант – просто эмоциональный взрыв, который может произойти в любой момент и в любой точке

Член КГИ Леонид Гозман уверен, что главный противник режима Путина – не оппозиция.

Леонид Гозман: Я уже устал говорить, что движущей силой является та или иная политическая группировка или та или иная группировка в элите. Врагом этого режима является не столько оппозиция (которая, конечно, враг, но, может быть, даже не очень страшный), врагом режима являются не китайцы, не американцы, евреи или челябинские метеориты, а врагом режима является реальность. Реальность как таковая.

Этот режим вступил, как мне кажется, в некое противоречие с требованиями реальной жизни, со здравым смыслом, и это его и погубит. И погубит достаточно быстро. Есть несколько факторов, которые могут ускорить этот процесс – это сакраментальная цена на нефть, это фактор здоровья, физического состояния первого лица (он, в общем, человек уже не очень молодой, с ним может что-то случиться).

Но в целом, если считать, что цены останутся такими, как есть, что его здоровье останется приемлемым, то тогда – просто здравый смысл. Это технический прогресс. Врагом режима является технический прогресс как таковой. Если Евросоюзу удастся реализовать свою программу по резкому снижению потребления топлива на 100 км, то это удар.

Вообще, технический прогресс шел на освобождение от зависимости человека от разных внешних обстоятельств. Наш режим стоит на презумпции зависимости человека от внешних обстоятельств. Сам технический прогресс его разрушает.

Алексей Кудрин верит, что объективные обстоятельства заставят российскую власть менять политическую систему.

Алексей Кудрин: Дело в том, что есть объективные процессы, не зависящие от власти. Есть процесс развития экономики, деградации, если не принимаются соответствующие своевременные меры. Мы живем в открытом обществе, мы себя и будем адекватно оценивать в отношении соседей, передовых стран. Как правило, если мы не будем отрытыми и не будем иметь современную структуру общества и современные институты, мы начнем отставать. Отставание через экономическую деградацию быстро приведет к пересмотру.

Я думаю, это объективно произойдет. Появился средний класс, как известно. Это новая группа людей с интересами, с деньгами. Количество избирателей до 40 лет превысило количество избирателей старше 40 лет, и молодые более восприимчивы к современным институтам общества, власти, морали. Мы понимаем, что это произойдет объективно. Мы должны готовиться к этому, способствовать этому, чтобы это происходило безболезненно, естественно, чтобы мы оказались подготовленными к этому. Нынешнее поколение будет жить при демократии.

На перемены в России Алексей Кудрин отводит ближайшие 10-20 лет. Изложение теории экономического детерминизма до боли знакомо. Слышал все то же от Егора Гайдара. Отец либеральных экономических реформ в России их второй политической волны так и не увидел …

Может быть, повезет и нам, и Алексею Кудрину?
 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.