Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

Борис Немцов: «Подлецы мстят сиротам за убийц Магнитского»

media  
Борис Немцов © REUTERS

Сопредседатель партии «Народная Свобода» и член КС оппозиции Борис Немцов предложил провести 13 января в Москве митинг в знак протеста против подписания Владимиром Путиным закона «анти-Магнитского», запрещающего усыновление гражданами США детей-сирот. Заявка на его проведение подана в московскую мэрию.

RFI: Дума, Совет Федерации и президент утвердили этот закон, который репрессирует российских сирот, которых не смогут усыновить в Соединенных Штатах. Что меняет это в российской политической ситуации?

Борис Немцов: Этот закон расколол страну. С одной стороны - люди, для которых жизнь, здоровье, судьба детей имеет приоритетное значение. С другой стороны – подлецы, которые мстят сиротам за убийц Магнитского, им мстят за воров, которые украли из бюджета более 5 млрд. рублей. В принципе, это классическая борьба добра со злом, которая в России, как известно, идет с непредсказуемым результатом. Этот закон объединил людей свободных, независимых, гордых и – главное – сердобольных против подлецов, сидящих во власти. В этом есть свой позитив. В конце концов, мы можем визуально друг друга уже начать отличать.

RFI: Почему Путин не пошел по пути, который бы сплотил хотя бы часть общества вокруг него? Он мог совершенно спокойно поправить этот закон и выглядеть как «добрый отец нации».

Борис Немцов: У меня ощущение, что он вел себя как мафиози. Вот в каком плане: ему нужно было, как всегда мафиози делают, «замазать» на каком-нибудь преступлении своих холопов. Истерика, которая была организована в Думе, боязнь депутатов в Думе голосовать против, а потом – в Совете Федерации, говорит о том, что Путин хотел, чтобы эти 420 человек думцев, а также 143 в сенате кровью расписались в своей верности Путину.

RFI: Что ему это дает?

Борис Немцов: Очевидно, что эти люди, в случае ухода Путина из власти, будут иметь большие проблемы. Например, они могут попасть под закон «О люстрации», т.е. им нельзя будет работать на госслужбе. Очевидно, что Путин этим законом пытался сплотить вокруг себя эту гнилую, вороватую бюрократию. Предать ее после того, как они уже проголосовали за этот закон, он не мог, потому что они бы сказали: «Вы о нас ноги вытерли, бросили и т.д.». Поэтому он себя ведет как мафиози. Все они поклялись ему в верности на крови и сейчас они уже никуда от него не денутся. Он всех этих негодяев вокруг себя сплотил. О детях он, конечно, никогда не думал и сейчас не думает, ему на это наплевать глубоко. Иначе в день убийства детей по приказу царя Ирода вряд ли бы он закон стал подписывать.

RFI: Что, ему наплевать, в конце концов, какой эффект на Западе?

Борис Немцов: Да. А он считает, что с американцами все равно ничего не получится, они в гробу видели его. А то, что он сделал, это была показательная демонстрация силы перед Европой. Европа гораздо слабее, там особого шуму нет. Я был сейчас только что в Европе, обратил внимание, что, не считая, может быть, британских газет и пары статей в немецких газетах, никто особо внимания на это никакого не обращал. Путин хочет показать европейцам, что у них будут проблемы по всему фронту: начиная от поставок газа (хотя газ его уже никому не нужен, поскольку он очень дорогой) и заканчивая проблемами конкретно гуманитарного характера.

RFI: В законе как раз есть статья, что если какая-то страна пойдет по пути Соединенных Штатов, то ее граждане попадут как раз под эти репрессии.

Борис Немцов: Да, совершенно верно. Эта статья призвана угрожать европейцам в случае, если они осмелятся принять закон. Я думаю, что это европейцев мало может остановить, особенно если речь идет о британцах. Британцев это точно не остановит.

Я думаю, и голландцев не остановит, возможно, эстонцев не остановит. Французов остановит – они, конечно же, выбирая между газом и людьми, всегда за газ. Итальянцев остановит – они всегда за газ, не за людей. Немцы колеблются, но тоже сильно экономически от него зависят.

Поэтому я думаю, что старая Европа будет очень осторожно к этому всему относиться, скажет: «Ну, это русские проблемы, почему мы должны в это дело влезать?». Но проблема в том, что как только любая из стран Европы примет этот закон – любая, подчеркиваю – въезд подонкам будет закрыт. Всем. Потому что Шенгенское соглашение действует на территории всех стран подписавших. Если хотя бы одна страна в черный список вносит человека, это значит, что въезд невозможен ни в одну из стран по шенгенской визе. Можно будет получать отдельную визу французскую, отдельно итальянскую, но тогда нельзя ездить по Европе.

RFI: Получается так, что российская оппозиция способна влиять на российскую власть исключительно с помощью внешних механизмов, с помощью Запада. Это говорит о ее слабости?

Борис Немцов: Весь уходящий год прошел под знаком борьбы власти и оппозиции. Все, что делает Путин, он делает под давлением оппозиции. Например, усилить репрессии, принять безумные законы. Борется с «иностранными агентами», возбуждает уголовные дела и т.д. Все до единого его действия – это борьба с оппозицией.

Очевидно, эта борьба ведется на внутриполитической сцене, а дальше – на внешней. Оппозиция не должна ни в чем себя ограничивать. Если есть возможность повлиять внутри – надо влиять внутри, и мы это делаем. Это и митинги, это и просветительская работа, это избрание Конституционного совета, это и марши, и пикеты – все возможности мирного протеста должны быть использованы. Но это и выборы, кстати. Дальше, если есть возможность влиять извне – надо влиять извне. Никакие возможности нельзя отбрасывать, потому что мы не знаем, какая из них более эффективной окажется, какая менее эффективной. Уповать только на Запад – глупость, ничего не получится. Комбинация, то есть, действия внутри страны и снаружи, на мой взгляд, самая оптимальная, то, что мы и выбрали.

RFI: Раскол элит возможен? Ждали один год, другой год, Кудрин вышел однажды на митинг – и все. И весь раскол элит.

Борис Немцов: Пока это исключение, а не правило. Пока есть Кудрин, пока есть Ксения Собчак и пока есть Гудков. Есть еще некая «ласточка», довольно интересная, это открытое выступление против «закона подлецов» четырех. Я имею в виду Абызова, Ливанова – министра образования, Голодец – это вице-премьер по социальным вопросам и – вы ахнете – министра иностранных дел Лаврова. И, естественно, Лукин – уполномоченный по правам человека. Это беспрецедентный демарш.

RFI: Им дали сохранить лицо. Просто разрешили.

Борис Немцов: Возможно – это. Но мне представляется, что вряд ли Путин настолько силен, чтоб мог себе такое позволить. Мне кажется, что здесь все более сложно.

Скорее всего, это позиция, во многом, Медведева, которую он трусливо не стал озвучивать, которую он транслировал через этих самых своих министров, хотя Лавров, вроде, не укладывается, поскольку он – президентского подчинения министр. Но Лаврову просто руки надо жать на Западе. Иначе с ним никто здороваться не будет после того, как он этот закон поддержит, это понятно. Это некий сигнал. Я бы не сказал «судьбоносный», но некий сигнал.

У меня нет никаких сомнений, что элита будет раскалываться. Никаких ровным счетом. Безумство, беспредел, жестокость, воровство – все это будет продолжаться и будет прогрессировать. Это значит, что люди будут, конечно же, откалываться.

RFI: А дело Сердюкова – это попытка как раз сплотить элиту путинскую или напугать?

Борис Немцов: Первая причина – это недовольство генералитета Сердюковым. Министерством обороны стали управлять его любовницы, фаворитки, а для любого русского генерала – это совсем позорище.

RFI: Мне кажется, что их больше деньги волновали.

Борис Немцов: Вот в том-то и дело, что не только вопрос гендерный был важен, а вопрос того, что именно эти дамы и контролировали деньги. Их это безумно возмущало. Приехали какие-то там девушки из Петербурга, решили огромный этот – там почти 2 триллиона рублей – бюджет весь разворовать, а нас оставить наблюдать за этим за всем.

Это конкуренция воров 100%. И Путин в этой конкурентной борьбе, на мой взгляд, занял вполне внятную позицию: Сердюков сидеть не будет ни за что. Хоть его и на допрос там вызывали – никогда в жизни. Это нарушение мафиозного принципа. Мафиози не сдает своих, если они ему верно служили. А Сердюков ему, конечно же, верно служил.

Вторая причина: Путин понимал, что надо выбить козырь из рук оппозиции. Главный наш козырь, что это власть жуликов и воров, что с ней надо бороться. И он решил организовать имитацию этой самой борьбы. Чтобы имитация выглядела более или менее правдоподобно, он взялся за одного из самых одиозных деятелей, а именно за Сердюкова и всю его банду. Дальше он понял, что Сердюкова сажать все равно нельзя, и народ быстро разочаруется. Я думаю, что дело будет «спущено на тормозах».

RFI: Так же, как с прокурорскими, которые крышевали казино?

Борис Немцов: Да-да. На 100%. Все освобождены по тому делу, все до единого, все на свободе. Нет такого дела «о подмосковном казино». Все до единого. Все менты, все прокуроры, все эти бизнесмены «подментованные» - все они на свободе. Нет ни одного, такого дела нет больше. То же самое будет. Ну, может, там каких-то «стрелочников» посадят из «Рособоронсервиса», может, кого-то там прихватят малозначимого. Этих – не будут. Потому что это основа режима.

RFI: Многие уверены в том, что ваша борьба абсолютно бесполезна, потому что власть контролирует, прежде всего, основные телеканалы и средства массовой информации, и народ оболванен.

Борис Немцов: Вот доклады самые знаменитые, изданные миллионным тиражом «Путин. Итоги». Запрещена дискуссия по поводу этого доклада на всех телеканалах. Меня не пускают ни на один телеканал, кроме Он-лайн ТВ. Не самый мощный телеканал. Итог: опрос общественного мнения – 25 миллионов человек знает про «Путин. Итоги». Либо читали, либо что-то о нем слышали. Дальше: «Единая Россия» - партия жуликов и воров. Это запрещено употреблять на телевидении и т.д. Опрос: 38% граждан согласны с этим. Идет пропаганда за «закон подлецов», антисиротский закон. Идет по телевидению с утра до вечера, никакие альтернативные точки зрения не принимаются, только ложь, только вранье, только заказные сюжеты и т.д. 21% против этого закона категорически.

RFI: Мало!

Борис Немцов: Маловато. Но очень важно, кто эти люди – 21%. Это Москва – подавляющее большинство, это Петербург, это Урал, это большие города-миллионники. Таким образом, телевидение перестало действовать в больших городах, телевидение перестало действовать среди образованного класса, телевидение перестало действовать среди молодежи.

Сколько сил Путин потратил на оболванивание по «закону подлецов»! С утра до ночи они только об этом и говорят. И 21% стойко ненавидит его, считает его Иродом и будет готово с ним бороться. Кроме того, поскольку телевидение ангажированное, даже люди неполитизированные понимают, что тут что-то не то и стараются узнать информацию из иных источников. Я не считаю, что это бесполезная борьба.

И еще есть один аргумент в пользу тех, кто говорит, что «вы с ветряными мельницами боретесь». Нас не будет – за вас возьмутся, друзья хорошие! За вас возьмутся. На нас вы молиться должны. Вот, возьмем, например, Познера. Лояльный, ручной, послушный, никаких серьезных тем обсуждать не может.

RFI: Но сказал ГосДура!

Борис Немцов: Сказал ГосДура. Верх смелости, согласен. На эфир нельзя прийти, темы закрыты воровства, коррупции – ничего не обсуждать. До него уже добрались. Поэтому, друзья хорошие, кто наезжает на оппозицию, помните: молитесь на оппозицию. Нас не будет, за вас возьмутся, вам мало не покажется.

RFI: Люди одни сидят уже по «болотному делу», другие под следствием. Вы – в непонятном статусе. У Навального, если не ошибаюсь, три или четыре уголовных дела. Будут ли посадки?

Борис Немцов: Ну, я не хотел бы каркать, я считаю это неправильным, но мне кажется, что следующий год будет очень жестким. Я думаю, ОН постарается посадить. Возможно, более значимых для него конкурентов ОН постарается посадить.

RFI: А Ходорковского не выпускать?

Борис Немцов: В этом году Ходорковский и не должен выходить, судя по этому решению суда. Ходорковский будет уже 10 лет в следующем году, как он сидит. Десять лет, я подчеркиваю. ОН и так понимает, что Ходорковского придется выпускать и постарается с другими оппозиционерами «разобраться». То есть, в тюрьме кто-то все время из лидеров оппозиции должен находиться.

RFI: Как вы будете отбиваться?

Борис Немцов: Один за всех, все – за одного. Если мы сможем защищать друг друга, если мы сможем демонстрировать солидарность друг с другом, если мы сможем оказывать давление по периметру, все возможные способы использовать, но это тяжелое испытание. И я не считаю, что есть хоть какие-то малейшие гарантии, что мы будем на свободе.

Я так не считаю. Я человек оптимистический, у меня апатии практически не бывает, депрессии – тем более, вообще никогда не было, но у меня ощущение, что ОН постарается сажать людей в 2013 году активно. Так как ОН понимает, что если это не сделать, то его выпихнут и он сядет тогда пожизненно за все преступления и подлости, которые он совершил.

RFI: Может быть такой выбор в следующем году уже перед оппозиционным движением: мирный протест, который продолжается, или то, что называется «революция»?

Борис Немцов: Может быть всякое. В судьбе России, например, народовольцы, террор индивидуальный был мейн-стримом долгие и долгие годы. Потом привел к реакции в конце концов. Не знаю, я категорический противник, на самом деле, этих кровавых методов борьбы. Я не исключаю, что какие-то радикально настроенные группы, после того, как у них лопнет терпение, – я терпеливый, поскольку уже взрослый, а они не все такие – могут от отчаяния какие-то более радикальные способы борьбы начать применять.

Я считаю, что это все провокационно, это все против страны, против этих самых людей будет направлено. Надо упрямо продолжать то, что мы делаем. Ненасильственный массовый протест. Нет ничего другого. Просто нет. Человечество ничего другого не выработало: забастовки, акции гражданского неповиновения, митинги, марши, пикеты, доклады, «Добрая машина правды», интернет, дебаты, международное давление – все должно быть использовано.

RFI: Сколько лет?

Борис Немцов: Кто его знает! Никто не знает. Авторитарные режимы, теория и практика показывает, рушатся в одночасье. Они, казалось бы, железобетонные - внешне, на самом деле очень хрупкие. Вот Ленин за две недели до февральской революции говорил, что, может быть, наши внуки доживут до революции. Ленин был умным человеком, довольно образованным и хорошо знал жизнь России. За две недели он не мог предсказать, что будет с февральской революцией. Если Ленин, а ты меня спрашиваешь!

RFI: Будет февральская революция в 2013 году?

Борис Немцов: Не знаю, не знаю, не знаю. То, что число недовольных, число разочарованных, число презирающих, ненавидящих Путина будет в 2013 году расти, это я точно знаю, этот тренд изменить нельзя. Есть такая вещь совершенно нематериальная, называется «надоел, достал». Вот, «спасибо, до свидания, уходи!». С этим ничего нельзя сделать. Никакие подачки, никакие индексации – ничего. Все эти ужимки, прыжки, кривляния все – стерхи, амфоры. Можно что угодно: на Спасскую башню забраться – ничего ему уже не поможет. Он конченый. Он конченый, но на вопрос, а когда то, что он конченый, мы увидим, я ответа не знаю. Я делаю все, чтобы это время приблизить. Я лично. У меня совесть чиста перед самим собой.

 

 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.