Слушать Скачать Подкаст
  • 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 23/03 16h00 GMT
  • 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 23/03 16h10 GMT
  • 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 23/03 19h00 GMT
  • 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 23/03 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Павел Чиков о приговоре Таисии Осиповой и своей кандидатуре в СПЧ

media  
Павел Чиков http://www.bg.ru/stories/10171/

На фоне выборов в президентский совет по правам человека смоленский суд приговорил активистку «Другой России» Таисию Осипову к 8 годам тюремного заключения. В декабре совет по правам человека уже обращал внимание бывшего президента Дмитрия Медведева на приговор Осиповой. После этого дело было отправлено на новое рассмотрение. Мы пообщались с одним из кандидатов в обновлённый совет по правам человека адвокатом и правозащитником Павелом Чиковым – руководителем правозащитной организации АГОРА, адвокаты которой в частности представляют на суде интересы Таисии Осиповой.

В интервью RFI Павел Чиков рассказал о том, чем, по его мнению, вызван столь жёсткий приговор суда, а также о том, чем он намерен заниматься, в случае избрания, в президентском совете.

Павел Чиков: Российский уголовно-процессуальный кодекс указывает, что судья не скован позицией гособвинения при назначении наказания. То есть, формально судья действовал в рамках уголовно-процессуального кодекса. А на практике такие ситуации встречаются крайне редко. Это обычно означает, что есть какие-то, скажем, другие причины, которые подвигли судью к назначению такого наказания.

Это либо политически выбранная позиция, скажем, чтобы отвести какие-либо претензии от прокуратуры и от полиции в этом деле. Другие причины могут быть такие – ну, есть какие-то неформальные договоренности кого-то из властей и правоохранительных органов или какие-то указания «сверху» от, например, областного суда. У меня нет никаких сомнений, что это не является личной инициативой судьи, что это определенная тактика, учитывая, что власти прекрасно понимают, какое внимание общественности к этому процессу, и как активно будут писать средства массовой информации.

Я склонен считать, что такой демонстративно жесткий приговор при таком низком качестве уголовного дела, когда были продемонстрированы факты свидетелей обвинения, которые отказались от своих ранее данных показаний на следствии и утверждали о подбросе наркотиков. Когда сам прокурор после первого судебного процесса отказался от части предъявленных Осиповой обвинений, когда назначается такое строгое наказание – это безусловный политический месседж российскому обществу, смысл которого в том, что времена изменились, «оттепели» закончились, наступили холода, пришел Путин, и гайки завинчиваются. И отношение властей к этим гражданским активистам будет жестким и беспощадным.

RFI: И на этом фоне появляется сегодня сообщение, что вас выдвинули в президентский Совет по правам человека. Как вы видите свою деятельность в этом совете, и что вы будете советовать, если вас выберут, президенту Путину?

Павел Чиков: Безусловно, не без моего согласия, это произошло. Хитрость заключается в том, что совет при его новом председателе, Михаиле Федотове, существенно изменил формат своего поведения. И то, как работает совет последний год, даже чуть меньше, по сути, говорит о том, что он превратился в некую экспертную площадку, которая обсуждает важнейшие общественно-политические события в стране и высказывает публично свою об этом позицию.

Я бы ни за что не согласился идти в организацию, которая бы только занималась кулуарными встречами с представителями администрации президента и самим президентом без возможности советовать что-то не только ему, но и вообще транслировать свою позицию в общество.

Самое интересное, что в президентской администрации и президент уже не раз высказывали свои претензии к Михаилу Федотову относительно такого поведения. Поэтому я допускаю, что будет попытка заставить совет отказаться от этой практики публичных оценок происходящих в стране событий. В этом случае, мне в совете будет делать, безусловно, нечего.

То есть, мне интересен совет как возможность общения с умными людьми, профессиональными, имеющими хорошую репутацию, обсуждать с ними и вырабатывать единую позицию, какие-то предложения, давать какие-то оценки с тем, чтобы эти оценки становились публично известными.

RFI: Президентский Совет по правам человека дал в свое время оценку приговору Таисии Осиповой. Бывший президент Медведев с ней согласился, был назначен новый суд. И, вроде, формально президент сказал, что 10 лет – это слишком много. Суд пересмотрел и – хорошо – дал 8. Вроде, деятельность президентского Совета по правам человека – налицо.

Павел Чиков: Ожидать от президентского Совета по правам человека роли органа, принимающего решения, было бы неправильно. Но мне кажется, что сам факт того, что была такая однозначно высказанная позиция, оценка этому судебному процессу, это очень важно.

Потому что, фактически, совет сейчас является одной из самых влиятельных структур при органах власти. Я бы сказал, гораздо более влиятельной, чем Общественная палата и, тем более, чем уполномоченный по правам человека, который предпочитает последнее время вообще не высказываться о значимых событиях в стране.

То есть, ставить в упрек совету, что к его мнению не прислушался суд и назначил такой приговор, было бы неправильно. Тут ценность совета в том, что он высказывает единую позицию, и что она стоит на стороне Осиповой - эта позиция - против действий правоохранительных органов.

 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.