Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Двое в лодке, не считая страны

media Тандем REUTERS/Ivan Sekretarev

Властный дуумвират не устает загадывать загадки. В выплескивающихся время от времени на публику противоречиях между премьер-министром Путиным и президентом Медведевым интересны вовсе не их позиции, а реальность происходящего. С позициями все ясно: Путин – плохой полицейский, Медведев – хороший. Интрига - в другом: насколько они договорились о распределении ролей, а насколько играют самостоятельные партии.

Двое в лодке, не считая страны 22/03/2011 - Александр Подрабинек (Москва) Слушать

В последнем эпизоде сериала «Двое в лодке, не считая страны» премьер и президент обнаруживают разногласия в позиции по Ливии. Медведев – скромный сторонник резолюции 1973 Совета Безопасности ООН, Путин – ее яростный противник. Поскольку внешней политикой номинально (а может, и фактически – чем черт не шутит!) занимается все-таки Медведев, то Путину остается только высказывать свое личное мнение на каком-нибудь собрании передовых рабочих в российской глубинке.

Что он и сделал, посетив 21 марта Воткинский военный завод в Удмуртии.

Владимир Путин:
Эта резолюция Совета Безопасности, безусловно, является неполноценной и ущербной. Если посмотреть, что там написано, то сразу станет ясно, что она разрешает всем предпринимать все, любые действия в отношении суверенного государства. И, вообще, это мне, знаете, напоминает средневековый призыв к крестовому походу, когда кто-то призывал кого-то идти в определенное место и чего-то освобождать.

По законам жанра президент просто обязан был поднять брошенную ему перчатку. Буквально через несколько часов он сделал специальное заявление по событиям в Ливии. Вне всякого сомнения, все его 8-минутное выступление было предпринято только ради заключительных слов.

Дмитрий Медведев:
Значит, то, что в настоящий момент по-разному характеризуют происходящее, – я считаю, нужно всем быть максимально аккуратными в оценках. Ни в коем случае недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа «крестовых походов» и так далее. Это неприемлемо. В противном случае, всё может закончиться гораздо хуже, чем даже это происходит сегодня. И об этом должны помнить все.

Тон и стилистика президентских слов таковы, что конспирологическая теория игры по ролям может быть поколеблена. «Недопустимо» и «неприемлемо» - это те слова, после которых следующим шагом должно быть уже не очередное предупреждение распоясавшемуся премьер-министру, а указ об отставке. Или уж они, в самом деле, два шута столь высокого класса, что вскоре мы сможем стать свидетелями их нецензурной перепалки при остающемся неизменным распределении ролей. Все-таки, при полной неясности, и даже загадочности картины, чаша весов потихоньку склоняется в пользу того, что пикировка между премьером и президентом перестает быть игрой.

Особо стоит обратить внимание на последнюю фразу Медведева: «В противном случае всё может закончиться гораздо хуже, чем даже это происходит сегодня. И об этом должны помнить все». Звучит двусмысленно. Все закончится «гораздо хуже» для Ливии и Запада, которых ненароком столкнул премьер-министр России, выступая на заводе в Удмуртии, или для самого Путина, который ведет себя, по выражению Медведева, «неприемлемо»?

Вопрос о том, кто в этой лодке рулит, а кто жмет на весла; работают они по договоренности или мечтают выкинуть друг друга за борт, публика решает для себя в меру своей подозрительности или проницательности. Понятно лишь, что каждый из лидеров хочет порулить, не хочет оказаться за бортом, и оба время от времени кричат стране, которая затерялась у них где-то под ногами, чтобы та не раскачивала лодку. Их обоих страшит судьба арабских лидеров. Тот, что грешил поменьше, еще надеется с судьбой как-то договориться. Тот, что нагрешил поболее, закусил удила и вполне обоснованно полагает, что судьба его не пощадит. Возможно, приближается момент, когда в одной лодке им вдвоем станет слишком тесно.
 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.