HRW – Азербайджан нарушает права в ожидании «Евровидения» - ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - RFI

 

  1. 11:40 TU 18h10 - 19h00 GMT
  2. 12:30 TU 18h10 - 19h00 GMT
  3. 13:20 TU 18h10 - 19h00 GMT
  4. 14:10 TU 18h10 - 19h00 GMT
  5. 15:00 TU 15h00 - 15h10 GMT
  6. 15:10 TU 15h10 - 16h00 GMT
  7. 16:00 TU 15h10 - 16h00 GMT
  8. 16:50 TU 15h10 - 16h00 GMT
  9. 17:40 TU 15h10 - 16h00 GMT
  10. 18:00 TU Прямой эфир
  11. 18:10 TU 18h10 - 19h00 GMT
  12. 19:00 TU 18h10 - 19h00 GMT
  13. 19:50 TU 18h10 - 19h00 GMT
  14. 20:40 TU 18h10 - 19h00 GMT
  15. 21:30 TU 18h10 - 19h00 GMT
  16. 22:20 TU 18h10 - 19h00 GMT
  17. 11:40 TU 18h10 - 19h00 GMT
  18. 12:30 TU 18h10 - 19h00 GMT
  19. 13:20 TU 18h10 - 19h00 GMT
  20. 14:10 TU 18h10 - 19h00 GMT
  21. 15:00 TU 15h00 - 15h10 GMT
  22. 15:10 TU 15h10 - 16h00 GMT
  23. 16:00 TU 15h10 - 16h00 GMT
  24. 16:50 TU 15h10 - 16h00 GMT
  25. 17:40 TU 15h10 - 16h00 GMT
закрыть

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Азербайджан Интервью Интернет Общество Политика Права человека СМИ Выборы

HRW – Азербайджан нарушает права в ожидании «Евровидения»

media  
Женщина рядом с разрушенным домом в Баку 30 марта 2012 г. REUTERS/Turkan Huseynova

Накануне песенного конкурса «Евровидение», который должен проходить в Баку с 22 по 26 мая, внимание европейской общественности можно привлечь к Азербайджану. С нами Георгий Гогия, представитель правозащитной организации Human Rights Watch по Южному Кавказу.

RFI: Прежде всего – «Евровидение». Из Азербайджана сообщают, что власти сносят дома и выселяют из них людей при строительстве комплекса для проведения песенного конкурса. Как это проходит? В каких условиях: с компенсацией или без, с предложением иного жилья или без?

Георгий Гогия: Наверное, надо объяснить, о чем идет речь: какие дома сносят, и где они находятся. Само здание, где будет проводиться конкурс «Евровидения», было построено на пустом месте. Там именно для этого здания не сносили ничего. Но для того, чтобы это здание смогло принять 25 тыс. человек, надо устроить инфраструктуру вокруг этого здания. Так что, где-то 4 улицы и сотни людей были выселены из близлежащих домов вблизи этого здания «Crystal-Hall».

RFI: И в каких условиях происходило это выселение?

Георгий Гогия: Это выселение происходило очень по-разному. Некоторым предлагали альтернативное жилье, некоторым предлагали компенсацию. Компенсация была меньше, чем рыночная стоимость этого здания. А самое главное – в каких условиях шли эти переговоры между населением и властями. Потому что, когда кто-нибудь соглашался продавать свою квартиру, они сразу же начинали ее ломать. То есть, когда люди еще жили в этих домах и не договаривались ни о чем, уже сносили крышу, сносили другие дома, сносили ключевые строения, и людям доживать там было очень опасно. Те, которые не соглашались на компенсацию, потому что требовали больше, чем рыночную цену, были случаи, когда в 5 часов утра приезжал бульдозер, и они начинали ломать дома еще тогда, когда люди еще проживали там. И они просто вынуждены были выбегать и спасаться, не вынося свое имущество из зданий.

RFI: То есть, тех, кто не соглашался на компенсацию ниже рыночной стоимости, тех выселяли практически насильно?

Георгий Гогия: Да. Насильно. Надо сказать, что в азербайджанском законодательстве очень четко обозначается, как должна происходить экспроприация и вынужденное выселение жителей. Там очень четко сказано, что, для того, чтобы произошла экспроприация, чтобы она была легальной, должно быть решение кабинета министров, оно должно регистрироваться комитетом имущества, они должны быть предупреждены за 1 год до выселения, должно быть судебное решение. К сожалению, на практике ничего такого не происходило. Там прямо сказано, что должна быть рыночная цена заплачена, там прямо сказано, что 20% плюс к рыночной цене должно быть за моральный ущерб. К сожалению, в реальности всего этого не происходило.

У государства просто не было одного года для того, чтобы предупредить заранее. Азербайджан выиграл «Евровидение» в прошлом мае, и в конце мая уже было распоряжение муниципалитета и в начале июня они уже начали предупреждать людей, а через 2-3 месяца уже вынужденно выселяли народ. То есть, нарушалось то самое законодательство, которое существует в Азербайджане.

RFI: Итак, «Евровидение» должно проходить в Баку, в Азербайджане. В эту страну съедутся журналисты изо всех стран Европы и, может быть, не только Европы. Какую же картину они застанут? Из Азербайджана сообщения поступают редко – это далекая маленькая страна. Для Франции, французского общественного мнения – это страна совсем, практически, неизвестная.

Вот совсем недавно, 18 апреля, поступило сообщение, что был зверски избит журналист при съемке каких-то нефтяных объектов. Был избит полицейскими и службой охраны государственной нефтяной компании. Тем, кто хоть немного знает об Азербайджане, известно, что нефть – это главное богатство Азербайджана. Это событие с журналистом, которого зовут Идрак Абассов, это какое-то исключение или правило? Как только вы начинаете мешать нефтяным структурам в Азербайджане, вам сразу угрожает опасность?

Георгий Гогия: К сожалению, это реальность. Когда журналисты пишут критические статьи, изучают ситуацию, пишут о коррупции или изучают вопросы оппозиционные или деликатные для правительства, они часто оказываются под прессом, им часто угрожают, их избивают.

Два журналиста в 2005 и 2010 году были убиты в Азербайджане. До сих пор не выявлен, не наказан никто за это. Мой коллега из Азейбайджана недавно подсчитал, что были сотни случаев избиения журналистов за последние несколько лет и только три случая из них были расследованы. Кто-то был наказан, потому что эти три случая были с тремя проправительственными журналистами. Когда речь идет об оппозиционных журналистах, независимых журналистах, они часто оказываются объектом избиений или угроз. Недавно, как вы отметили, журналист снимал, как сносили дома, нелегально построенные, с земли нефтяной компании. Это происходило днем (в 12 часов дня): 30 человек избивали одного человека. И свидетели есть, и очень легко узнать, кто работал в этот день в охране и в полиции, чтобы человек был наказан, но пока эту ситуацию еще «изучают», и мало кто сомневается, что оно не будет эффективным.

Что касается других случаев, есть, например случай с Хадиджой Исмаиловой, очень известной в Азербайджане журналисткой. У вашего коллеги с радио Свобода просто неизвестные лица установили видеокамеру в комнате, где она спит. Это журналистка, которая про коррупцию пишет, особенно про президентскую семью. И ей прислали фотографии, где она была снята в ее личном пространстве, и угрожали, что если она не перестанет писать, то это все будет публично. Действительно, когда она не перестала, а наоборот, заговорила об этом, вдруг появилось видео, записанное в ее личном пространстве, в спальне. Конечно, все это очень плохо. И, конечно, до сих пор правительство всего лишь «изучает» ситуацию, и опять никакого наказания. Это случилось в марте этого года.

RFI: Оппозиционная независимая пресса, независимые журналисты, исследующие факты нарушения со стороны властей, живут под угрозой санкций, причем, необязательно санкций законных, а даже вот такого незаконного характера.

Георгий Гогия: Тут надо обязательно отметить, что в данный момент 6 журналистов находятся в тюрьме в Азербайджане под разными предлогами. Например, один журналист, который работал на иранское телевидение - сам он из Азербайджана – к нему из правоохранительных органов пришли 5 человек домой, сказали, что начальник полиции хотел с ним поговорить. Он оделся, пошел, у начальника полиции ему сказали: «Снимите куртку, неудобно». Он снял, пошел в другую комнату поговорить с начальником полиции, тот не пришел. Вернулся для того, чтобы забрать свою куртку и уйти, а они сказали: «Давайте, мы вас проверим», «проверили» и «нашли» 0,3 г героина в куртке, и он сейчас сидит. Это случилось в феврале. Он сейчас находится под следствием, и уже несколько месяцев ему угрожают до 3 лет лишения свободы. Это не единичный случай. К сожалению.

Недавно в марте еще двух журналистов арестовали из региона Губа и целых две недели их держали в полицейском участке, где у них не было доступа ни к адвокату, ни к семье. И только через две недели их перевели в предварительное заключение. Конечно, это нарушение целого ряда прав и тех конвенций, которые Азербайджан подписывал, становясь членом Совета Европы.

RFI: Я хотел бы взглянуть на эту страну, на Азербайджан более общо после этих частных фактов: выселения перед «Евровидением», нарушения прав журналистов, избиений журналистов, убийств журналистов в 2005, 2010 годах. Что такое Азербайджан? Азербайджан – это бывшая советская республика, богатая нефтью, основная религиозная традиция которой, прерванная советским эпизодом истории, - это ислам. Это президентская республика, в которой на посту президента отца Алиева сменяет сын Алиев. В принципе президент избирается всенародным голосованием, есть парламент.

Демократическая структура государства обычно предполагает независимую прессу. Об этом уже было сказано – независимая пресса работает с трудом и под прессингом властей. Предполагает политическую оппозицию, которая может соревноваться с правящим большинством за власть, и свободное общество, которое может все это наблюдать и влиять – путем голосования или путем демонстраций – на решение вопросов в государстве. При том, что независимая пресса работает под прессом властей, что в Азербайджане происходит с политической оппозицией?

Георгий Гогия: Вы сказали, что есть президент, который избирается. Формально можно так сказать. Потому что в 2009 году в Азербайджане были приняты конституционные изменения, которые сняли запрет на более, чем двукратное избрание президента. То есть, второй раз уже избран нынешний президент Алиев, и он может избираться и третий, и четвертый, пятый раз. Ограничения официально сняли в 2009 году.

RFI: Нашим российским слушателям такая ситуация хорошо известна после того, как Владимир Путин смог избираться и быть избранным на третий срок вопреки духу Конституции.

Георгий Гогия: Да, но там он, хотя бы формально, перестал быть президентом, был премьер-министром и потом возвращается как президент. В этом случае (Азербайджана – ред.) президенту не придется ничего менять, он может избираться столько раз, сколько ему захочется, потому что такого запрета в Конституции уже нет.

RFI: Но есть ли оппозиция, которая может этому помешать?

Георгий Гогия: Да. Что касается оппозиции, оппозиция очень важно, чтобы была свобода слова, свобода выражения, чтобы была свобода собраний. К сожалению, свобода собраний нарушается в Азербайджане регулярно. Выборы не являются справедливыми и свободными. Это мнение не мое, это мнение международного сообщества, международных наблюдателей. В 2010 году в ноябре были последние парламентские выборы в Азербайджане. И только один оппозиционный кандидат прошел в парламент. Один из кандидатов, который еще является и правозащитником, увидел очень много нарушений во время выборов, он все это снял, документировал, пожаловался в прокуратуру. Его арестовали вместо того, чтобы прокуратура это изучила, за вмешательство в деятельность избирательной комиссии и дали 3 года. Искандеров его имя. Он все еще сейчас сидит в тюрьме. Это – что касается выборов. Что касается права на собрания – то же самое, нарушается. С 2005 года до самого недавнего времени – неделю, две недели тому назад – было впервые разрешено провести митинг в Баку, до этого не разрешалось просто. В центре Баку сейчас тоже не разрешается, им разрешили где-то на периферии города. В прошлом году были попытки собраний неразрешенных, и арестовали сотни, 14 человек посадили, особенно молодежи, и 11 человек из них по-прежнему сидят в тюрьмах.

RFI: В таких условиях, когда свободная пресса работает под «прессом» власти, когда политическая оппозиция не имеет возможности прямо, нормально бороться за политическую власть в стране, приобретают значение маргинальные формы жизни общества, такие, как жизнь в Интернете. И про жизнь в Интернете в Азербайджане тоже идут не самые утешительные сообщения: регулярно сообщается об арестах и преследованиях блогеров, которые публикуют материалы, которые не нравятся власти. Как с этим дело обстоит в настоящий момент?

Георгий Гогия: Понятно, что Интернет является единственной сферой, где люди еще могут писать и читать, и получать информацию, которая все еще не регулируется властями. Но, к сожалению, и там, как вы отметили, были аресты. До сих пор сидит один из арестованных Бахтияр Гаджиев после того, как он написал на своей страничке в Facebook’е, призывая народ выйти на улицы. Это было параллельно всему тому, что происходило в арабском мире, и его очень скоро, через несколько часов после того, как он сделал такое заявление в Интернете в Facebook’е, арестовали и дали 2,5 года якобы за то, что он отказался служить в армии. Официально он не отказывался, он приходил и попросил альтернативную службу, право на которую предоставляет азербайджанская Конституция, которую ему не дали и арестовали за то, что он якобы уклонился от армии.

RFI: Азербайджан, по вашему свидетельству, - страна, где права человека, как минимум, хромают. И, несмотря на это, там организуется песенный конкурс «Евровидения» - некоторая витрина европейского легкого времяпрепровождения. Почему Европа согласна организовывать такие знаковые вещи, как этот песенный конкурс, в стране со столь неевропейским положением в области прав человека? Просто потому, что у Азербайджана достаточно нефти, чтобы купить Европу?

Георгий Гогия: Нет. Хочу отметить, что конкурс песни «Евровидения» имеет свои правила. Эти правила очень просты: если какая-то страна выигрывает «Евровидение», она на следующий год принимает у себя этот конкурс. Чисто формально: в прошлом году Азербайджан выиграл «Евровидение» и принимает его в этом году. Но, что важно, несмотря на то, что это песенный конкурс, «Евровидение» - это медиаобъединение. То, что происходит со свободой слова, с правами СМИ в Азербайджане – это напрямую связано с «Евровидением». «Евровидение», European Broadcasting Union, который является организатором этого конкурса, мы считаем, должен говорить об этом, должен указывать на эти проблемы. Они должны призывать правительство к тому, чтобы эти минимальные права – права свободы выражения, права свободы слова – соблюдались, чтобы журналистов не избивали из-за того, что они пишут что-то, чтобы за это не сажали, чтобы убийства журналистов были расследованы, чтобы им не угрожали из-за того, что они исследуют темы, которые, может быть, не нравятся властям.

Ссылки по теме

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.