Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Общий

Не оказалась ли Франция на пороге революции?

media Патрис Гениффей ????

Не находимся ли мы на пороге 1789 года? – такой вопрос задает на страницах «Фигаро» известный историк Французской революции Патрис Гениффей (Patrice Gueniffey). Ученый проводит аналогию – Франсуа Олланд уступил бретонцам. Примерно такая же ситуация сложилась и накануне революции.

По мнению Патриса Гениффея, старый режим (Ancien Régime) подточел непомерные налоги, которыми монархия постоянно облагала своих подданных. Нынешняя ситуация в стране историку отчасти напоминает Францию XVIII века. Тогда уже подданные его величества свое недовольство выражали вполне цивилизованно, без оружия в руках.

Историк отмечает, что французы всегда выступали против чрезмерного налогообложения. Делали они это в форме прошения и несли его интенданту в Версаль. Государство же чаще всего капитулировало. Сегодня ситуация несколько иная. Недовольство французов не уменьшилось, однако апеллировать не к кому, «корона слишком слабая», - считает Патрис Гениффей.

Возвращаясь к монархии XVIII века и так называемому «народному сопротивлению чрезмерному налообложению», историк напоминает, что монархический строй был основан и «покоился» на сословных привилегиях, откупах и «необоснованных поборах». Существовала «четкая закрепленность» за корпорацией, приходом, провинцией, которые и устанавливали обязанности в уплате налогов. Какие-то города или целые провинции получали привилегии в уплате налогов, их называли «хорошими городами».

Накануне Революции, несмотря на усилия министров-реформаторов двух последних королей, французское общество было настолько заблокировано, что реформировать его было невозможно. Возвращаясь к сегодняшней ситуации, Геннифей отмечает, что власти столкнулись с «целым букетом» проблем, которые «подкармливают» одна другую.

Проводя параллель между сегодняшней Францией и монархией XVIII века, ученый напоминает, что тогда предреволюционная ситуация сложилась из буквально «взрыва» государственных долгов, полного паралича государственного управления, недостатка авторитета монарха, а в нынешней ситуации президента.

Французская монархия жила в кредит с начала XVI века, и в конце XVIII-го оказалась полным банкротом – она больше не могла выплачивать свои долги. Сегодняшняя Франция приближается к такой же ситуации. Конечно, институты Пятой республики еще достаточно крепки. Кредиторы пока еще нам доверяют. Еще рано и нет никакой причины говорить о банкротстве страны.

Нынешняя ситуацию историку напоминает скорее Францию 1799 года, накануне переворота Бонапарта. Тогда Директория хотела проводить умеренную политику, однако для этого у нее не было достаточно своих сил, и правительству пришлось прибегнуть к помощи ультраменьшинств и экстремистов: неоякобинцев.

Сегодня же Франсуа Олланд стал заложником у своих союзников «зеленых», - считает автор статьи в «Фигаро» и подчеркивает, что реакция французов на правление «нормального президента» сродни на реакцию подданных его величества Людовика XVI. Французы не любят «нормальных правителей», – утверждает автор статьи в правом издании.

 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.