Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ОБЩЕСТВО

Сесиль Вессье: «Написание коллективных писем в поддержку власти – это павловский рефлекс»

media Сесиль Вессье DR

Письмо российских деятелей культуры в поддержку позиции президента Путина по Украине и Крыму, свои подписи под которым поставили уже более 300 человек, вызвало широкий общественный резонанс. Традицию написания коллективных писем в поддержку власти, доставшуюся нам из советской эпохи, RFI обсудило с Сесиль Вессье (Cécile Vaissié), французским специалистом по России и СССР, профессором университета Rennes-2 и автором книги Les ingénieurs des âmes en chef («Главные инженеры человеческих душ», изд. Bélin, 2008), посвященной отношениям писателей и власти в СССР.

RFI: 11 марта российский Минкульт опубликовал обращение деятелей культуры в поддержку позиции Владимира Путина по Украине и Крыму. Под этим обращением подписались уже более 300 человек, а изначально стояли 86 фамилий. В чем, на ваш взгляд, заключается смысл такого письма, сформулированного, скажем, не совсем конкретно?

Сесиль Вессье: По-моему, речь идет о том, что они хотят, скорее всего, поддерживать Путина во всем. Они, действительно, не очень четко определили, за что они выступают: поддерживают ли они войну или включение Крыма в состав Российской Федерации. Они не говорят этого прямо. Они говорят, что они поддерживают Владимира Путина. И это, действительно, вызывает какие-то ассоциации с прошлым.

Какие ассоциации? Можно ли сравнивать это письмо с коллективными советскими письмами?

Используя эти письма, которые были подписаны писателями, музыкантами, деятелями культуры, можно написать интеллектуальную историю Советского Союза. Есть письма, которые были опубликованы в прессе в 1930-е годы, в которых самые лучшие писатели требовали арестов и расстрелов. Крик души о том, что они любят Сталина и хотят, чтобы расстреляли врагов народа.

В 1956 году, когда СССР отправил войска в Будапешт, советские писатели (в том числе, Сергей Михалков) написали письмо, в котором утверждалось, что там были только фашисты. Я перечитала это письмо несколько дней назад: это та же самая риторика, которая существует сегодня в российских СМИ.

В 1968 году, когда Советский Союз послал свои войска в Чехословакию, писатели тоже писали коллективные письма в поддержку государства и братского народа Чехословакии. Это та же самая риторика и, как неудивительно, те же самые фамилии.

После этих писем всегда были собрания: и в университетах, и в институтах, и на заводах, где обычные люди, которые не имели такого же доступа к информации как Сергей Михалков, тоже повторяли слова об оказании братской помощи Чехословакии.

Сегодня существуют разные письма, в частности, письмо Союза писателей России. Там есть фамилия Феликса Кузнецова. Ему около 80 лет. Он громил и преследовал писателей, которые приняли участие в издании альманаха «Метрополь» (там был замечательный писатель Аксенов, там была Лиснянская, которая вчера умерла). Распутин, которые раньше писал прекрасные рассказы о Сибири и который в 1980-е годы оказался страшным антисемитом и стал громить всех либералов. То есть, это те же самые люди.

Книга Сесиль Вессье "Les ingénieurs des âmes en chef" ("Главные инженеры человеческих душ"), посвященная отношениям между писателями и властью в советскую эпоху, вышла в 2008 году во французском издательстве Bélin

Если говорить о писателях, которым сегодня 80 лет, понятно, почему они могут подписывать такого рода письма. Что касается обращения российского Минкульта, здесь возникает больше вопросов. Что для них является толчком для подписания таких писем?

Мне кажется, что есть какой-то рефлекс. Просто «павловский» рефлекс. Начальник сказал, что так надо и мы говорим, что так надо. В 1930-е годы всем было страшно.В 1960-е – 1970-е годы такого страха уже не было, но они знали: будешь поддерживать власть, получишь дачу в Переделкино или квартиру около Третьяковки. Сейчас есть, например, Федор Бондарчук, который снимал плохие фильмы на огромные государственные деньги. То есть, он один из тех немногих, который получает деньги, чтобы снимать официальные фильмы от российского Фонда кино. Он поддерживает государство, откуда приходят деньги.

Я не исключаю, что некоторые из них действительно верят в то, что говорит государство. Но, мне кажется, что это уже ответственность интеллигенции. Я понимаю, что сейчас в России, скорее всего, ругают интеллигенцию, но это ее ответственность принимать во внимание то, что было раньше.

Если вспомнить письма, которые были подписаны во времена ввода советских войск в Венгрию и Чехословакию, вы писали и о призывах со стороны западной интеллигенции, в том числе писателей, скорее коммунистического толка, которые поддерживали венгров и чехословаков. Есть ли, на ваш взгляд, сегодня какой-то ответ западных деятелей культуры российским коллегам?

Те французские интеллектуалы, которые подписывали обращения во времена Будапешта и Праги, действительно, были близки к компартии. Они открыто выражали свое непонимание и ужас от того, что происходило. Есть ли сейчас эти интеллектуальные круги, которые тогда существовали вокруг партии, я в этом сомневаюсь. Пока есть только одна петиция, которую инициировал Бернар-Анри Леви.

Французский философ, который приезжал на Майдан и активно участвовал в украинской революции.

Он не участвовал в украинской революции, он просто поехал на Майдан и обратился к людям, которые там стояли, выразив поддержку части французского общества (не только интеллектуалов). Он пригласил во Францию разных участников Майдана, в том числе политиков, но не только. Он пригласил и Кличко, и Порошенко и еще двух молодых женщин. Он организовал им встречу с Олландом, а также публичную встречу в кинотеатре на Сен-Жермен-де-Пре.

Бернар-Анри Леви действительно пытается продолжать традицию, которую воплощал собой Сартр. Хотя, как мы все знаем, Сартр, очень много ошибался.

Можно ли себе представить западных интеллектуалов, которые открыто бы выступали в поддержку линии своих правительств?

Об этом невозможно и подумать. Скажем так, ты – писатель, ты – кинорежиссер, ты – профессор в университете; ты можешь подписать письмо, что ты поддерживаешь Россию, или, что ты поддерживаешь Майдан, ты все равно не получишь ни копейки. Ты не получишь никакой дачи и никаких денег, чтобы снимать свой следующий фильм.

Например, ты считаешь, что твое государство поступает правильно. Я не помню, чтобы во Франции люди подписывали письма, чтобы сказать: «я поддерживаю свое государство». Потому что государство, в принципе, в этом не нуждается. Оно ведет политику, за которую было избрано.

Зато, когда ты не согласен, когда ты считаешь, что слабая сторона (как сейчас украинская сторона кажется нам самой слабой) нуждается в твоей поддержке, ты подписываешь петиции. Мы скорее подписываем петиции, чтобы поддерживать самых слабых. В России, к сожалению, многие деятели культуры подписывают письма, чтобы поддержать самого сильного. А согласие или несогласие с правительством, в принципе, выражается на выборах.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.