Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ОБЩЕСТВО

Михаль Боганим о «Земле забвения»: «В этом фильме мы все - жители Припяти»

media  
Кадр из фильма "Земля забвения"

Чернобыльская трагедия и ее символ: Припять, некогда цветущий город-сад советских атомщиков с 50-тысячным населением, сегодня это город-призрак, это «земля забвения». Рассказать о Чернобыле на примере конкретных судеб обитателей Припяти, такую задачу поставила перед собой Михаль Боганим: режиссер фильма «Земля забвения» (La Terre outragée), который выходит в прокат этой весной. Съемки длились 50 дней и проходили в Украине. «Земля забвения» стала первым художественным фильмом о Чернобыле, снимавшимся непосредственно на месте катастрофы, в пустынной и все еще зараженной радиацией «зоне отчуждения».

Фильм, снимавшийся на русском и украинском языках, рассказывает о Чернобыльской катастрофе на примере судеб нескольких семей жителей Припяти. В центре повествования личная драма молодой девушки Ани (в ее роли известная франко-украинская фотомодель и актриса Ольга Куриленко).

Суббота 26 апреля 1986 года. Аня выходит замуж за молодого военного, в его роли российский актер Никита Емшанов (трагически погибший в августе прошлого года). Веселые сцены свадьбы, на которой счастливая невеста поет песню Пугачевой, проходят на фоне странных событий. Животные ведут себя беспокойно, собаки заливаются лаем, лес вокруг Припяти вдруг стал рыжим, а в реке плавает убитая рыба. Это – знаки невидимой катастрофы, в которой главная героиня теряет своего мужа, свой родной город и надежду иметь детей. Фильм четко разделен на две части: до Чернобыля и после. Вторая часть фильма – мучительная попытка Ани вернуться назад, в то счастливое субботнее утро, на свою землю, к своим корням, в город, которого нет. 10 лет спустя она становится гидом для французских туристических групп, посещающих Припять.

Чернобыль как личная драма

«Чернобыльская трагедия затронула и Европу, она потрясла многих людей во Франции, это не только украинская история», - напоминает режиссер фильма Михаль Боганим (Mihale Boganim) в интервью RFI, которое она дала после парижской премьеры «Земли забвения» 28 марта. Чернобыль для нее и ее героев это не только универсальная катастрофа, потрясшая весь мир, это личная драма. Именно поэтому в фильме нет кадров самого взрыва, ни описания грандиозных работ по ликвидации аварии. Для Михаль Боганим, родившейся в Израиле в семье еврейских иммигрантов из Одессы и в детстве переехавшей во Францию, это история о том, как человек теряет свои корни и мучительно пытается вновь их отыскать. Возвращение в Украину на съемки стало для нее отчасти возвращением к своим корням.

Михаль Боганим: Да, действительно, для меня этот фильм – это возвращение к моим корням, потому что часть моей семьи – родом из Одессы, из России и Украины. Я хорошо знаю Украину, перед этим фильмом я сняла документальную картину, которая называлась «Одесса, Одесса». И этот фильм, «Земля забвения», также очень личный фильм, который касается таких тем как связь человека с его землей, отрыв от родины, изгнание, - помимо Чернобыльской катастрофы. Это романтическая история, где есть и история любви: молодой девушки Ани (которую играет Ольга Куриленко, которую, может быть, в России знают в ее более гламурной ипостаси). Ее героиня выходит замуж в канун катастрофы, а потом мы видим, как трудно ей будет восстановить свою жизнь и даже попытаться жить новой жизнью. Этот фильм также о том, как большая история сломала индивидуальные судьбы…

Съемки в «зоне»

Впервые игровой фильм снимался на месте трагедии, в так называемой «зоне отчуждения», в Припяти, городе, полностью эвакуированном после катастрофы. Съемки в Припяти длились всего пять дней (остальная часть фильма снималась вне «зоны»). Съемочной группе пришлось принять меры безопасности, т.к. в зоне находится по-прежнему небезопасно. Как режиссер решилась снимать в опасной зоне?

Михаль Боганим: До сих пор не было ни одного игрового фильма о Чернобыле, съемки которого проходили бы в «зоне». Это настолько удивительное место, настолько визуально сильное, что мне захотелось снять фильм именно в этом городе, где некогда жило 50 тысяч человек, и который был полностью эвакуирован. Жители покинули город, но всё там осталось нетронутым. На месте вас не покидает очень сильное ощущение, что время замерло. И мне захотелось рассказать эту историю, - историю романтическую - в этом фильме.

Молчание властей

К рассказу этой истории автор готовилась серьёзно. Она много общалась с непосредственными свидетелями событий, говорила с теми немногими людьми, которые все еще продолжают жить в «зоне отчуждения», в числе ее источников была также известная книга белорусской писательницы Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». Цель – взглянуть на трагедию глазами ее свидетелей. «В этом фильме мы все - жители Припяти», - говорит режиссер.

В "зоне"

Хотя некоторые молодые кинокритики упрекали Михаль Боганим в неточном описании некоторых советских украинских поведенческих реалий – к воссозданию быта в небольшом советском городке автор подошла серьезно. На картине работал украинский художник, пунктуально воссоздавший былые советские реалии – вплоть хозяйственных сумок у женщин в очереди на рынке или всеми узнаваемых импозантных весов с гирями.

Но гораздо важнее другое. Молодая французская кинематографистка добивается в первой части фильма свидетельски точного описания ощущения трагедии. Взрыв уже произошел, но все идет, как будто ничего не случилось. На улице люди продолжают продавать черешню, собранную утром в своем саду, дети играют под ядовитым дождем… Один из героев фильма, инженер Чернобыльской АЭС по имени Алексей, прибегает со счетчиком Гейгера на рынок и пытается убедить людей не есть только что купленное облученное мясо. Но все впустую. Трагедия невидима, а официального предупреждения об опасности не было. В первые сутки после взрыва власти дали приказ молчать, напоминает Михаль Боганим.

Михаль Боганим: Людей тогда не защитили. Жителей не информировали, это была ложь государства, правительства по отношению к собственным гражданам. Это очень страшно. И я думаю, что не может не волновать русских и украинских зрителей, которые увидят эти кадры. Потому что мы видим, как в советскую эпоху столь страшная катастрофа полностью замалчивалась властями. Ответственность за это лежит на Горбачеве, но не только на нем: на всей системе, на людях, которые лгали…

Впервые жителей Припяти проинформировали об аварии на Чернобыльской АЭС лишь 36 часов спустя после взрыва. Это было краткое сообщение о «несчастном случае» и эвакуации города. Никакого предупреждения о существующей опасности для здоровья сделано не было. В фильме мы видим плакаты с Михаилом Горбачевым на опустевших улицах Припяти. Имя президента СССР осталось навсегда связанным не только с Перестройкой и процессами демократизации, но и с чернобыльской трагедией.

Возвращение в ад. Символы в фильме

Символично начало второй части «Земли забвения»: 10 лет спустя после трагедии героиня возвращается в родной город, пересекает заснеженную речку Припять, словно некий Рубикон, который уже был перейден, и который назад перейти уже невозможно… Она мечется между двумя городами, двумя мужчинами (эти метания героини, возможно, дезориентируют зрителя: первая часть была эпической, повествовательной, здесь же – душевные мытарства, образы, символы). Вся вторая часть происходит зимой – заснеженная река, застывший мертвый город, застывшая душа молодой женщины… И, конечно, напрашивается параллель с Данте, которому в качестве экскурсовода по аду служил Вергилий: Аня – экскурсовод для западных туристов, посещающих это совершенно апокалиптическое место.

Мальчик и засохшая яблоня, которая расцветает во второй части фильма

В фильме Михаль Боганим вообще много символов и метафор, как, наверное, и в любом фильме, говорящем о катастрофе. К счастью, режиссер их не навязывает, чаще ограничиваясь намеком, оставляя таким образом зрителю пространство для собственного прочтения.

Михаиль Боганим: Этот фильм – художественный, и в нем есть даже что-то о сверхъестественном. Я играю с символами: мне была важна визуальная поэзия в этой картине, в фильме много ощущений, метафор, символов. В первой части фильма есть отсылка к Библии. Жители этого маленького города – они словно были изгнаны из рая. После совершенного греха. Греха человеческого, греха познания. В первой части есть что-то библейское, можно и так сказать…
Символом этого грехопадения в фильме Михаль Боганим служат румяные крупные яблоки, которые мы видим повсюду… И рядом – символ надежды. Яблоня, посаженная мальчиком и его отцом и засохшая в первой части фильма, расцветает во второй – это зримая отсылка к «Жертвоприношению» Тарковского, признается кинематографистка.

На вопросы RFI отвечала Михаль Боганим, режиссер фильма «Земля забвения», посвященного чернобыльской трагедии. В украинский прокат этот фильм выйдет 26 апреля 2012 года.
 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.