Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ОБЩЕСТВО

Коррупцию уничтожить нельзя, но бороться с ней можно

media http://www.transparency.org/

Нужно ли бороться с коррупцией и, вообще, что такое коррупция, каковы ее формы и особенности? Этой теме посвящена работа Алёны Леденёвой и Станислава Шекшни, опубликованная недавно на сайте Французского института международных отношений (IFRI).

Коррупцию уничтожить нельзя, но бороться с ней можно 23/03/2011 - Игорь Белов Слушать

Авторы исследования провели опросы более 30 руководителей работающих в России западных и российских компаний и попытались установить, какие неформальные методы деятельности им приходится встречать или использовать в работе. Ведь по отчетам международных организаций, по уровню коррупции Россия занимает одно из первых мест в мире. Но коррупцию авторы исследования толкуют гораздо шире, чем просто взяточничество или получение иных материальных выгод за предоставление каких-то привилегий.

Алёна Леденёва - профессор, преподаватель политических и социальных наук в Школе славянских и восточноевропейских исследований Лондонского университетского колледжа (Великобритания) Igor Belov / RFI

Алёна Леденёва: Коррупция – это часть человеческой натуры. Очень часто коррупцию связывают с такими негативными явлениями, как жадность и какие-то плохие человеческие качества. Но забывают, что коррупция точно так же связана с дружбой, с нашей способностью к альтруизму и с тем, что мы готовы ради друзей идти на какие-то компромиссы. И фактически это является корнем коррупции. Те же тендеры, которые у нас считаются открытыми, с одной стороны, а с другой стороны, побеждают почему-то всегда близкие люди, которые называются «своими людьми» - это тоже имеет некую хорошую сторону в том смысле, что друзьям доверяют, про друзей больше знают, соответственно, кажется, что от дружбы может выиграть бизнес. Потому что, если это, допустим, какой-то поставщик, то это будет более надежная сделка. Но, фактически, это тоже коррупционный механизм. И в этом есть амбивалентность и двузначность этого явления.

RFI: С другой стороны, коррупция – это защитная реакция общества на то, что официальная сторона не работает, как должна бы работать. Что необходимых результатов нужно добиваться неофициальными способами, применяя неформальную практику.

Алёна Леденёва: Есть общества, в которых формальные и неформальные ограничения настолько синхронизированы между собой, что они не противоречат друг другу. То есть, можно быть и хорошим бюрократом, и хорошим братом. А есть общества, в которых, если ты хороший брат, это означает, что ты плохой бюрократ. И в этом смысле, в России формальные правила пока работают таким образом, что они толкают людей на некие действия для того, чтобы преодолеть эти самые формальные ограничения неформальными способами.

RFI: Коррупция, наверное, есть, в той или иной мере, во всех странах. В чем особенности именно российской коррупции?

Алёна Леденёва: Очень мало таких особенностей. Но одна главная – это просто ее распространенность. Это просто масштаб явления. А вообще, весь набор практических методов – одинаков.

RFI: А исторические корни?

Алёна Леденёва: Исторические корни сильно преувеличены. Это все равно, что сказать, что какие-то люди более предрасположены к коррупционной деятельности, чем другие. Что какие-то культуры являются более коррупционными, чем другие. Это совершенно опровергнуто экспериментальной экономикой, и этому противостоит даже то, что, когда наши люди приезжают и живут в других обществах, они не ведут себя точно так же, как дома. Они ведут себя так, как принято в тех обществах.

RFI: Вы на Западе уже давно живете?

Алёна Леденёва: 20 лет.

RFI: Вам не кажется, что в бытовой жизни здесь коррупция гораздо менее распространена, чем в сегодняшней России?

Алёна Леденёва: Конечно. В бытовой жизни она просто не нужна. Более того, у людей есть некое ощущение, что им гораздо лучше, чтобы ее не было, поэтому они готовы каждый день защищать это общее благо – отсутствие коррупции. Люди никогда не пропустят старика или женщину с ребенком без очереди, потому что они понимают: если они совершают этот акт доброй воли – это начало коррупции. Нужно, чтобы все стояли в очереди одинаково. Этот принцип равенства транслируется в принцип равенства перед законом, что означает, что коррупционные механизмы не работают в этом обществе. Но, конечно, с нашей точки зрения, вы понимаете, что это негуманно, а на самом деле это очень взаимосвязано.

RFI: Борьба с коррупцией - какие она может дать результаты? Просто поверхностное формальное сглаживание или, на самом деле, частичное устранение коррупции?

Алёна Леденёва: Смотря, какая борьба. Если борьба используется в инструментальных целях, не для того, чтобы бороться с коррупцией, а для того, чтобы задавить определенных людей или бизнес, то это не приведет ни к каким хорошим результатам. Когда борьба ориентирована на то, чтобы синхронизировать формальные правила с тем, как люди понимают общественное благо, тогда это может принести серьезные результаты. Я думаю, что есть уже некий поворот у российского руководства в этом направлении.

 

 * * * * *

 

RFI: Говорят, что все западные бизнесмены, работающие в России, жалуются прежде всего на коррупцию.

Станислав Шекшня: Во-первых, я не соглашусь с тем, что все бизнесмены говорят, что главная проблема для них – коррупция. Я думаю, что процент российских и западных бизнесменов, которые говорят о том, что проблема их бизнеса – коррупция, примерно одинаков. Все российские компании, которые работают в России, сильно страдают от коррупции, и те западные компании, которые работают в России – тоже страдают от коррупции. Я не думаю, что здесь есть какая-то существенная разница.

RFI: Чем, с вашей точки зрения, объясняется разница в уровне коррупции в государственных органах в России и в странах СНГ с одной стороны, и на Западе с другой? Историческими причинами?

Станислав Шекшня: Здесь много факторов. Современное российское общество, современное общество бывших республик Советского Союза не до конца модернизированы. Не произошло окончательного отделения общества традиционного и его превращения в общество модернистское. С одной стороны, у нас есть все атрибуты модернистского общества: законодательство, разделение властей, а с другой стороны, у нас есть традиции, когда власть действовала, прежде всего, по принципу кровнородственных связей и, вообще, неформальных связей. Поэтому в головах людей все эти вещи перепутаны.

Второй фактор состоит в том, что Россия прошла через период очень сильной трансформации и экономического передела. И, конечно, все эти истории о том, как люди стали миллиардерами за несколько лет, не придумав ни телеграфа, ни паровоза, ни Интернета, оказывают давление на мозги всех тех людей, которые живут в этой стране. Оказывают давление на мозги студентов, но оказывают давление и на мозги чиновников. И, безусловно, люди начинают думать: «Если он миллиардер, почему я должен жить на зарплату чиновника»?

RFI: Борьба с коррупцией. Коррупция, с вашей точки зрения, когда-нибудь будет побеждена, и если будет, это хорошо или плохо?

Станислав Шекшня: Мне кажется, не нужно бороться с коррупцией. Мне кажется, нужно бороться с конкретными непродуктивными вещами, которые мешают бизнесу, которые мешают людям, которые мешают обществу. Если говорить про бизнес, мы сегодня видим, как многие российские и иностранные компании, которые работают в России, начинают и некоторые из них достаточно эффективно ведут борьбу с «откатами». Это реальная проблема, которая мешает бизнесу, которая разъедает мораль, которая увеличивает издержки компаний, которая делает их менее конкурентоспособными. Вот с этим нужно бороться, против этого нужно вырабатывать конкретные стратегии.

Успешно поборовшись с этим, придет черед какой-то следующей практики. Мне кажется, здесь нужно быть максимально практичными и прагматичными и не пытаться бороться с коррупцией в целом, а бороться с ее конкретными проявлениями.
 

* * * * *

Алёна Леденёва и Станислав Шекшня - авторы исследования о коррупции в России, опубликованного недавно на сайте Французского института международных отношений (IFRI) на английском, французском и русском языках.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.