Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Лариса Садилова: «Режиссеры должны не лениться, а ездить по стране и показывать ее зрителям»

media  
Режиссер Лариса Садилова в Каннах 23 мая 2019 Valery HACHE/AFP

Свою новую картину «Однажды в Трубчевске» Лариса Садилова в этом году представила на Каннском кинофестивале, а затем на «Кинотавре», где корреспондент RFI расспросила режиссера о ее лирической трагикомедии о невозможности красивой любви в красивых обстоятельствах. 

Режиссер Лариса Садилова о своем фильме «Однажды в Трубчевске» 10/07/2019 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Когда Лариса Садилова отправляла свой фильм «Однажды в Трубчевске» на Каннский фестиваль, она особо ни на что и не надеялась. И вдруг в последний «призыв» каннского конкурса руководство фестиваля объявляет о двух последних фильмах, добавленных в программу — «Однажды в Трубчевске» Лариса Садиловой и «Однажды в Голливуде» Квентина Тарантино. В июне фильм принимал участие в конкурсе «Кипнотавра». «Однажды в Трубчевске» — простенькая на первый взгляд картина о «запретной» любви, об адюльтере, о том, что «синдром Бузыкина» свойствен не только питерским интеллектуалам. Грустная лирическая трагикомедия о невозможности красивой любви в красивых обстоятельствах.

В фильме — дивный актерский ансамбль, из которого Лариса выковала мощную команду. Немногословные персонажи — провинциальный персик красотка Анна (Кристина Шнайдер), ее возлюбленный-дальнобойщик из породы местных мачо (Егор Баринов), жена возлюбленного (Мария Семенова), преданный во всех смыслах муж героини (Юрий Киселев) — каждый словно герой местной, брянской комедии дель-арте с обязательным набором примет и приемов. Это не упрощение — это стиль фильма, максимально приближенный к народному рассказу.

Лариса Садилова не получила ни копейки государственных денег. Как, кстати, и другой фильм, представлявший Россию на Каннском фестивале, — «Дылда» Кантемира Балагова. После премьеры на «Кинотавре» корреспондент RFI встретилась с Ларисой Садиловой.

RFI: Лариса, поздравляю с премьерой на Кинотавре и в Каннах. Есть ли особый кайф снимать у себя на родине? Россия такая огромная, но вы сняли у себя на родине, в Брянской области.

Лариса Садилова: Снимать проще не у себя на родине. Я снимала один свой фильм в Кашире, два в Орле, и мне там было проще. «Ничего личного» снимала в Брянске, потом «Сынок» в Трубчевске. Свои к своим знаете как относятся — а, своя, и так сойдет.

А чем тогда вызвано желание снимать уже второй фильм в Трубчевске?

Когда мы приехали снимать «Сынка», гостиницы не было в городе, расселились по частному сектору, познакомились с людьми, и сейчас приезжаем как к себе домой. Нам помогает администратор Трубчевского района, жители, все службы. Прекрасная натурплощадка, и мы делаем фестиваль в Трубчевске в конце августа, чтобы кинематографисты увидели Брянскую область. Все привыкли снимать недалеко от Москвы, а надо выезжать чуть-чуть подальше. Можно считать, что я рекламирую свой край.

То есть это даже своего рода патриотическая и просветительская миссия?

Я считаю, что у нас очень красивая страна, и нужно не лениться, режиссеры должны ездить, проводить выбор натуры, смотреть страну и показывать зрителям.

Боюсь спросить про эмоции жителей Трубчевска, когда узнали, что картина едет на лучший фестиваль мира.

Как только мы узнали про Канны, мой сын поехал в Трубчевск и записал ролик всех местных актеров, которые снимались в фильме. Люди были в шоке от радости, что про их город узнают все. Мы обязательно будем делать премьеру в Трубчевске, и очень скоро.

Лариса Садилова (в центре) и актеры ее фильма "Однажды в Трубчевске" - Егор Баринов и Кристина Шнайдер REUTERS/Jean-Paul Pelissier

Я где-то прочитала, что «Однажды в Трубчевске» — это современная провинциальная версия Анны Карениной. Правда, кроме как темы адюльтера, я сходств не вижу. А вы видите ли аналогии?

Однажды здесь на «Кинотавре» Говорухин сказал: «Садилова, сними Анну Каренину». Это было еще до того, как снял Шахназаров. Я тогда подумала: я и Анна Каренина — ну ничего себе, откуда у меня деньги на такие проекты? Но потом, когда писался сценарий, придумали историю с поездом, назвали героиню Анной — дали такой намек на Каренину. Могли бы и героя-дальнобойщика, назвать Алексеем, но я уж не стала этого делать, он так и остался безымянным героем.

История, рассказанная в картине, — наднациональная. Везде случаются адюльтеры, везде есть робкие мужчины, отважные женщины. При этом она и совершенно российская, начиная с внешности главной героини, тип Гундаревой немного, кончая реалиями, в которых живут герои. Было ли волнение — сможет иностранная публика понять русскую патриархальную специфику?

Да, были такие мысли. Но раз отобрали — значит, поняли. Конечно, для меня это очень русская история, брянская, трубчевская. Хотя Трубчевск для нас город N, таких городов в России очень много.

В том, что вы не стали брать московских актеров, была отчасти просветительская гуманистическая миссия? Но вы берете или непрофессиональных актеров, или профессиональных никому не известных брянских, провинциальных актеров.

Мне не хотелось главных персонажей брать известных. Хотелось окунуть персонажей в реальную жизнь городка, чтобы они сравнялись с реальными жителями Трубчевска.

Они сравнялись?

Считаю, что да. Мы даже одежду покупали в Трубчевске, не в Москве, смотрели, как одеваются, как ходят, как разговаривают, какие прически носят. А то, что снимается много непрофессионалов, это началось еще с моего первого фильма «С днем рождения». Я считаю, лучше брать непрофессионального актера на маленький эпизод, чем везти актрису из Москвы, которая будет играть деревенскую старушку.

Да, у вас там грандиозная местная старуха. Когда она появляется, сразу понимаешь, что это настоящее. Когда она говорит — «мы купляли дрова» или рассказывает историю, как прятали в войну партизана, — понимаешь, что это настоящая история.

Конечно, я бы никогда не могла это придумать. Во время выбора натуры мы познакомились с ее сестрой, нашли этот дом, разговорились, бабушка говорливая. Но она во время съемок заболела, мы взяли сниматься ее сестру, которая тоже говорунья. Когда они рассказывали свои истории про жизнь, таланта не хватит, чтобы это все записать, вложить актрисе, чтобы она это просто повторила. Можно было записать на диктофон, переписать, потом заставить ее выучить, но это бред — проще было работать с этой старушкой, выслушать ее истории, задавать наводящие вопросы, двигать, куда нам надо, нежели заставить играть актрису. Но если бы не встретили конкретную Евгению Ивановну Боровикову, то, может быть, этого эпизода бы не было.

Он очень украсил. Немного выбивается — слишком документальная сцена. Мне это напомнило эпизод с матерью главного героя в «Калине красной».

Когда я монтировала, могла сократить монолог старушки про партизана и оставить другую фразу, когда она вспоминает про немцев, которые кормились сладкой кашей, и на этом отрезать, пойти дальше вести историю про героев. Я решила оставить историю про партизана, потому что это мне кажется важным — свидетели войны уходят.

Последний эпизод, празднование Дня освобождения Трубчевска. Все признаки нашего победобесия — дети с перевязанными головами, георгиевские ленты. Это входит в контраст с естественным течением жизни. Для чего была эта сцена?

Мне не показалось, что это что-то бесовское. Дети, которые отмечают этот праздник, — их ведь никто не заставляет надевать эти георгиевские ленточки. Они относятся к этому естественно. Такие праздники, особенно на оккупированной немцами территории в годы ВОВ, отмечаются везде. Мне нужен был праздник для сценария, где я могла бы свести этих двух главных героев. Думала, где их свести, на рынке, где она покупает что-то? Потом думаю — нет, это должно быть гуляние. Сняли 17 сентября, в день освобождения Трубчевска. Суть была в том, чтобы показать, что во-первых, героиня отряхнулась и пошла, образно говоря, во-вторых, что не так далеко он и уехал, что может быть продолжение этой истории.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.