Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Такое осторожное «Братство»: о новом фильме Павла Лунгина

media  
Афиша фильма «Братство» kinopoisk.ru

На фильм Павла Лунгина «Братство» начали нападать задолго до его выхода в прокат. Еще не успел Лунгин прокашляться после последнего «Мотор!», а оскорбленные уже доставали мечи из ножен.

Такое осторожное «Братство». О новом фильме Павла Лунгина 07/05/2019 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Первым достал сенатор Игорь Морозов — зампредседателя комитета по науке, образованию и культуре. Морозов выразил сомнение, что такие фильмы способны учить молодежь патриотизму, и не мудрствуя лукаво написал письмо Путину с просьбой запретить фильм. Душа ветерана ФСБ разрывалась от боли за историческую достоверность, которой, по его мнению, Лунгин и его команда демонстративно пренебрегли.

Выход в прокат был объявлен на 9 мая — день, который вместо дня скорби стал для большинства днем профессиональной лакировки отечественной истории. Хранители исторической достоверности уцепились за дату, взяв ее как знамя для своего наступления. Мол, это кощунство — выпускать «такой» фильм в священный для всякого россиянина день. И понеслось. Специальный показ в Минкульте, разговоры-переговоры, в результате — перенос начала проката на 10 мая. Плакатный патриотизм и административный ресурс победили здравый смысл. Впрочем, как всегда.

Потом еще прошла информация, что «Братство» могут показать на Московском фестивале. Надежда была призрачной, но все же. Президент ММКФ Никита Михалков, правда, когда его спросили, почему все-таки фильм не покажут на фестивале, ни словом не обмолвился о «кощунстве» фильма, но заверил, что фильм слабенький, потому и не покажут. Вероятно, он не видел всех фильмов Российской программы — на их фоне «Братство» засверкало бы, как алмаз.

«Братство» снято по воспоминаниям бывшего руководителя ФСБ Николая Ковалева, недавно умершего. В 1988–1989 он был в Афганистане и лично общался с моджахедами, ведя с ними непростые переговоры, чтобы те дали возможность перевести советские войска через перевал Саланг. Интересно — если бы Ковалев был жив, случилась бы вся эта уродливая возня вокруг фильма? В фильме Ковалев, разумеется, тоже есть, правда, под вымышленным именем. Зато самый из всех персонажей справедливый и честный. Но об этом потом чуть подробнее.

Сюжет фильма вертится вокруг похищения летчика, неудачно катапультировавшегося и оказавшегося в плену у моджахедов. Захватит его местный мальчишка — из тех, что вырос на войне и мира не знает. Летчик — сын генерала, командующего советским контингентом (Виталий Кищенко). Его сына держит в плену Хошем — один из лидеров моджахедов, контролирующий тот самый перевал, через который должны уходить советские войска. Майор КГБ (Кирилл Пирогов) руководит операцией по освобождению парня — он обещал генералу вызволить сына.

Пока идут переговоры по спасению летчика и возможности выйти из Афганистана, солдаты и офицеры живут обычной военной «афганской» жизнью. В этой жизни гораздо меньше места героизму, чем того хотелось бы «афганцам»-запретителям и Минкульту, потребовавшим хотя бы перенести прокат, если уж не удалось запретить. То ребята отберут у душманов деньги и с ними пойдут покупать импортный магнитофон у местного барыги, то торганут оружием, то пообещают торгануть, возьмут деньги и надуют. Видимо, как раз эти проделки героев и вызвали такой гнев ветеранов-«афганцев». И их можно понять — ведь советский контингент в Афганистане, явившийся туда выращивать розы и дарить их местным жителям, скорее руку бы себе отрезал, чем нанес малейший вред аборигенам. Пришли, полюбовались горами — и тихо ушли. Наверняка так и было. И наверняка так и надо было показывать — в добром стиле «Беспокойного хозяйства» или мыльно-героическом «Девятой роты».

При этом «Братство» не так уж революционно. Да, конечно, показывать войну с изнанки — любую войну, заметим — у нас не принято. Те фильмы, которые смотрели на войну не глазами профессионального патриота, но глазами художника (художника, не ремесленника), всегда подвергались у нас истязаниям. В советские времена их ждала полка — вспомним хотя бы «Проверку на дорогах» Алексея Германа или «Комиссара» Александра Аскольдова, в котором подвергалось сомнению блистательное величие революции и гражданской войны. Скрепя сердце официоз соглашался на непарадную литературу о войне — Василя Быкова, Виктора Астафьева. Про новейшие времена и говорить не приходится — вспомним скандал вокруг фильма Ахима фон Бориса «Четыре дня в мае», где авторы позволили себе напомнить о том, что советские солдаты насиловали немецких женщин. Про Афганистан в новейшие времена снимали мало и духоподъемно. «Тихая застава», «9 рота», «Кандагар» — героизм без берегов и благородство без границ. Смысл постсоветских фильмов про Афганистан сводился к одной простой мысли: неважно, зачем мы сюда пришли, важно, «каким он парнем был». А парнями все как на подбор были без страха и упрека.

В этом смысле Лунгин, конечно, добавил ложку дегтя в медовую бочку псевдоисторических реконструкций. Но особо ничего расходящегося с официальной позицией по афганской войне в «Братстве» нет. Есть отдельные несознательные элементы — например, прапорщик, которого играет Ян Цапник и который пытается обвести вокруг пальца компанию душманов, пообещав им оружие. Потом он не слишком героически ведет себя в плену, ну то есть почти как живой человек — психует, боится. Не безупречно ведет себя и тот самый генерал, чьего сына пытаются спасти. Да и остальные герои больше похожи на людей, чем на былинных героев. Впрочем, один есть. Это, разумеется, кагэбэшник в исполнении Кирилла Пирогова, тот самый, которого писали с Ковалева. Спокойный человек с мудрым лицом, готовый и способный все разрулить и ни разу за весь фильм не позволивший себе неблаговидного поступка.

Когда генерал, уличенный майором в нарушении неких договоренностей, предлагает майору забыть его проступок и выпить с ним, боец невидимого фронта горестно качает головой: «Нет, не буду я с вами пить». Ну точь-в-точь Локотков из «Проверки на дорогах» в исполнении Ролана Быкова — помните, пленный перебежчик предлагает ему закурить и получает ответ: «Ты пока что на сегодняшний день есть предатель Родины! А покуда так, я с тобой закуривать не буду и не хочу». Майор КГБ, который объясняет боевому генералу на войне, что «вы совершили подлость», и поэтому отказывается хлопнуть с ним водки, это примерно из серии: «Я весьма обескуражен», — сказал прораб, упав со строительных лесов.

Изнанка войны в «Братстве» показана настолько деликатно, что отличить ее от лицевой стороны непросто. Ребята не ангелы — вот вам и вся изнанка. Все они скованы одной цепью боевой дружбы и воинского долга, на фоне которых мелкие этические просчеты не видны. Ну так, чтобы слегка разбавить.

Аккуратное такое кино, осторожное, без потрясений. И очень прохладное — здесь ни к кому не удается испытать симпатии или сочувствия. Герои хоть и похожи на людей, но они все удивительным образом сливаются в однородную массу — ни об одном из них мы ничего не знаем, здесь ни у кого нет истории, равно как и запоминающихся изломов характера. Сценарий, написанный Павлом и Александром Лунгиными, не оставляет героям возможности развития. Каждый из персонажей и актеров сам по себе чем-то симпатичен — кроме Пирогова, Цапника и Кищенко, здесь довольно органично бытуют и Александр Кузнецов, и Антон Момот, и Олег Васильков, и Федор Лавров. Но что-то им мешает создать действительно яркое трагическое полотно, каким, видимо, изначально и замышлялся фильм.

Если ветеранам-«афганцам» хотелось видеть только парадную лакировку и ничего больше, то они ее и правда не увидят. Если кому-то захочется увидеть изнанку той бессмысленной войны — он ее не увидит. Получилось что-то среднее — так, чтобы и никого не обидеть, и ФСБ по головке погладить, и не собрать упреков в приукрашивании.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.