Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/05 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/05 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/05 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Воскресение маленького человека: о 41-м Московском кинофестивале

media  
Картина Любови Борисовой «Надо мною солнце не садится» вошла в основной конкурс ММКФ YouTube / Sakhafilm Сахафильм

Очередной, 41-й Московский международный кинофестиваль начался с запрета. Впрочем, нам не привыкать — у нас теперь искусство есть главное орудие оскорблений. То верующие обидятся, то какие-то мифические ветераны, теперь вот «афганцы». Поэтому фильм Павла Лунгина «Братство», который предполагался к показу на ММКФ, руководство фестиваля решило от греха подальше не ставить в программу.

«Афганцы» народ серьезный — зачем с ними ссориться? Правда, признаться в собственной трусости пороху не хватило, и Никита Михалков объяснил отказ показать этот фильм его низким художественным уровнем. Поэтому, когда через несколько дней сенатор Елена Мизулина заявила, что «запрет это и есть свобода», никто не удивился. Вся наша действительность показывает, что именно так в России и принято понимать запреты. Остается ждать, когда кто-нибудь из законодателей, оправдывая пытки, изречет «бьет значит любит».

В основном конкурсе ММКФ в этом году — три российских картины. Первой представили на суд зрителей якутскую — «Надо мною солнце не садится» Любови Борисовой. Феномен якутского кино уже общеизвестен. Здесь удачно сошлись несколько необходимых для локального национального кинематографа условий: заинтересованность властей и готовность оказать кинематографу существенную помощь, наличие талантливых авторов, способных первое время работать на энтузиазме, и желание людей видеть на экране фильмы на родном языке близкой им тематики. Якутский кинематограф оказался как раз в точке пересечения этих векторов.

Якутские фильмы нередко приглашают на международные фестивали, хотя по понятным причинам фурора они не производят — в мире немало аналогичных национальных феноменов с более долгой историй и более существенными деньгами. И тем не менее факт существования якутского кино как отдельного этноявления существует. В прошлом году победителем ММКФ стала картина «Царь-птица» Эдуарда Новикова, основанная на национальных легендах и поверьях, которые входят в противоречие с современными реалиями.

Трейлер фильма «Надо мною солнце не садится»

Картину «Надо мною солнце не садится» сняла Любовь Борисова, работавшая на фильме «Царь-птица» вторым режиссером. Любимая тема — конфронтация технического прогресса и древних традиций здесь решается мягко и практически бесконфликтно. Неожиданная дружба молодого парня, местного блогера, с древним стариком, доживающим свой век на пустынном острове, становится залогом взаимопроникновения уходящей и приходящей культур. Смысл послания: было бы желание. Как говорится, вашими бы устами…

Другой конкурсный российский фильм — «Воскресенье» Светланы Проскуриной — лишен каких бы то ни было сантиментов начисто. Герой фильма, большой чиновник в маленьком городе Дмитрий (Алексей Вертков) в одно не совсем прекрасное воскресенье оказывается на исходе своих жизненных сил. Вместе с ним на исходе, кажется, все хорошее, что есть в человеке и в его жизни.

Впрочем, мрачное недолюбливание реальности — художественный конек Проскуриной. На протяжении двух часов она стремится доказать нам, что наступили последние времена, потому что все вокруг дрянь. Люди, их отношения, природа, ее защитники, старики, дети — все дрянь. И даже такое сакральное для всякого культурного человека понятие, как «маленький человек», — тоже дрянь.

Чиновник Дмитрий, он же маленький человек, окружен такими же маленькими, как он, человечишками, которым, кроме денег, ничего не нужно. Деньги — вот новое сакральное. Здесь деньги раздаются направо и налево, ими можно заткнуть любую дыру в ровном полотне жизни. Правда, жизнь от этого лучше не становится.

Кадр из фильма Светланы Проскуриной «Воскресенье» kinopoisk.ru

У героя — умирающая от онкологии мать (Вера Алентова), бывшая жена (Агния Кузнецова), 13-летняя дочь и две любовницы, одна из которых пытается свести счеты с жизнью, а другая устремляется в поисковый отряд искать пропавших детей. Та, что сводит счеты, делает это неаккуратно и остается жить, а та, что идет искать детей, тоже действует «мимо», потому что найденный ребенок вынужден отправляться обратно к родителям — алкоголикам и садистам. Может, лучше бы и не нашелся. Защитники леса, который вырубают с разрешения героя-чиновника, тоже так себе — охотно берут деньги за покалеченных бульдозером родственником и, матернувшись, уходят в ночь.

Словом, герой Проскуриной — что-то среднее между вампиловским Зиловым и героем Янковского из «Полетов во сне и наяву». Проскуриной, режиссеру с солидным профессиональным и душевным багажом, всегда интересны герои, которые живут мимо жизни. Свободный полет, оборачивающийся свободным падением, — любимая картинка Проскуриной.

Герои фильма Павла Костомарова «Эпидемия. Вонгозеро» в каком-то смысле тоже лишние. Их задача минимум — исчезнуть так, чтобы никто их не нашел. На Москву обрушилась эпидемия смертельной болезни, которая начинается с невинного кашля и сводит человека в могилу за два-три дня. Верный признак болезни — побелевшие глазницы. Небольшая компания друзей и родственников, поняв, что дело совсем плохо, решает бежать в Карелию, где у одного из героев есть домик. Благо герои живут за городом — из Москвы уже никого не выпускают.

Понятно, что повальная хворь — лишь повод вычленить психологические недочеты в отношениях героев. Целое актерское созвездие работает на эту задачу — Виктория Исакова, Кирилл Кяро, Александр Робак, Юрий Кузнецов, Марьяна Спивак… Все дружно стараются, чтобы и детективную интригу сохранить, и своих героев раскрутить. Первая половина фильма охотно поддается — по крайней мере саспенс, который Костомаров умеет нагнетать и удерживать, сохраняется неплохо. А потом сильно устает и отказывается трудиться.

Полюбовавшись зрелищем белоглазых больных, почувствовав укольчики ужаса от сцены появления заболевшей пожилой женщины, перед которой дочь навсегда захлопывает дверь, прокляв распоясавшуюся полицию, пустившуюся творить непотребства, воспользовавшись хаосом, зритель вдруг оказывается на краю совершеннейшей пустоты. Интрига больше не работает, персонажи вместе с ней отказываются выдавать на-гора мало—мальски интересные повороты характеров, а попытки компании спастись превращаются в скучную беготню по экрану. Такое впечатление, что сценаристы Яна Вагнер, Роман Кантор и Алексей Караулов выдохлись на первом сюжетном рывке. И в себя больше не пришли.

Тонкий, умный оператор и режиссер Павел Костомаров словно ввязался в чью-то чужую игру, ставшую для его мастерства едва ли не губительной. Не навсегда, разумеется. «Эпидемия» была две недели назад представлена в Каннах на международном фестивале сериалов — там показали первую серию будущего проекта, а на фестиваль по какой-то загадочной причине взяли в виде полнометражного фильма, переделанного из первых серий и сопровожденного в конце титром вроде того, что все умрут.

Трейлер фильма «Встреча с Горбачевым»

Фестиваль закроется 25 апреля, российские фильмы обязательно получат какие-то призы, а на церемонии закрытия покажут фильм Вернера Херцога и Андре Сингера «Встреча с Горбачевым». С тем самым Горбачевым, который вывел советские войска из Афганистана, не зная, что через 30 лет «выведенные» будут добиваться запрета фильма об этом.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.