Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

«Танки» срама не боятся

media  
Кадр из фильма «Танки» DR

40-й Московский международный кинофестиваль (ММКФ) закроется в четверг. Интриги по части распределения наград ровным счетом никакой, потому что конкурс, как все давно знают, на ММКФ лишь прикрытие.

Мы долго не могли с этим смириться, критиковали как могли, ссорились с организаторами, из года в год убеждая их отказаться от конкурса. Ну не дают нам хороших фильмов в конкурс, не дарят нам прав первой ночи. Смиритесь. Но организаторы так долго не смирялись, что смирились, наконец, мы. Действительно, как знать – не будь конкурса, может, и не было бы возможности привозить в Москву целый букет новейшей классики с разных фестивалей? Собственно, надо просто это понять — и раздражение от слабенького конкурса стихнет.

Чем запомнится этот фестиваль? Кому чем. Автору этих строк, например, во многом он запомнится тем, что охрана перестала хамить, а дневные показы начинались почти вовремя. Вечерние, правда, самые последние, задерживались минут на 30 — в основном из-за того, что кого-то все время ждали. То актриса попала в пробку, то высокий гость заболтался с таким же высоким гостем где-то в коридорах власти. Будь я организатором — я бы начинала без высокого гостя и без актрисы, а им бы по прибытии объяснила, что семеро одного не ждут. Поэтому, видимо, мне никогда не стать организатором чего бы то ни было.

Людям впечатлительным и хоть немного думающим 40-й ММКФ запомнится и совершенно бесстыдным действом — премьерой фильма «Танки», который в четверг, кстати, 26 апреля, выходит в большой прокат. Причем в очень большой. На премьере продюсер начал представление фильма со слов: «Хочу выразить свою благодарность министерству обороны, ФСБ, ФСО, администрации президента, Минкульту, лично министру культуры Владимиру Мединскому». Сразу стало как-то неуютно от соседства чуда волшебного фонаря с таким набором репрессивных контор. После чего на сцену поднялся осыпанный благодарностями министр культуры, произнесший набор привычных патриотически-бессмысленных лозунгов и культурных откровений. Особенно запомнился пассаж про то, что в фильме «Танки» ни в коем случае не надо искать исторической достоверности — это ведь искусство, вымысел. Ну как «Неуловимые мстители». Сидящий в зале сценарист фильма Андрей Назаров довольно кивал.

Вспомнилось, что этот «сценарист» (в кавычках и только в кавычках, простите уж), а по основному виду деятельности — цензор из Российского военно-исторического общества, в свое время не пустил к производству фильм на тот момент уже покойного Петра Тодоровского «Встреча на Эльбе». Фронтовика, выдающегося режиссера, участника той самой встречи на Эльбе — вот этот никому не известный человек попросту вычеркнул из ближайших планов кинопроизводства, объяснив это несоответствием событий в фильме исторической правде. Формально — настояв на отказе в госфинансировании, фактически — закрыв ему дорогу. Фильм, правда, впоследствии все же был снят вдовой режиссера Мирой Тодоровской, но это уже совсем другая история. Почти одновременно тот же Назаров приложил все силы, чтобы отказать в финансировании и Александру Миндадзе, чей будущий фильм «Милый Ханс, дорогой Петр», по мнению РВИО, также не соответствовал исторической правде. Цензоры тогда выкрутили Миндадзе руки, заставив его поменять время действия фильма, перенеся его из 1940 года на пару лет назад. Чего Миндадзе, не будь дураком, пообещал да не сделал. За что вечное ему уважение.

Словом, тут, похоже, не только «Танки» грязи не боятся, а и весь Минкульт заодно с РВИО.

Так вот — этот самый Назаров без тени смущения пишет по заказу Мединского некий опус, в котором главный герой, конструктор Кошкин, несется на свежепостроенных танках Т-34 в Москву, чтобы показать их Сталину. В пути команде Кошкина встречается уйма врагов — каких-то бандеровцев в папахах, диверсантов на мотоциклах, а один враг даже, оказывается, все время был непосредственно в танке. Но Кошкин отважно добирается до Красной площади, где отец народов с мудрым прищуром благословляет Т-34.

Этот фильм режиссера Кима Дружинина, отметившегося пару лет назад прилизанной квазипатриотической лентой «28 панфиловцев», стоит особняком от российского кино, да и от кино вообще. Если по-честному, то слово кино здесь даже близко не должно стоять. По части профессии здесь все способно вызвать отчаянный хохот. Уже первая сцена фильма, действие которой происходит на поле боя после боя, вызывает в памяти походы с классом на Бородинскую панораму. Стоишь так сверху и смотришь на электрически тлеющую головешки, старательно разбросанные приметы недавнего боя. А на заднике — живопись с лесами, полями, буграми. То же и тут. Смешно, ученически, компьютерно.

Сюжет, диалоги, актерская игра — все это могла бы быть пародией, если бы не было заявлено всерьез. Но, отряхнув с себя первый шок от происходящего, думаешь уже о другом. О том, что «патриотизм» в России зашел уже так далеко, что превратился в истерическую пародию на самое себя. Что было бы, конечно, смешно, если бы это не было одним из столпов нынешней государственной идеологии и средством окончательного оболванивания населения. О том, что министр культуры не имеет представления о культуре совсем, коль скоро всерьез радуется такому кинопродукту. О том, что цензура стала привычным сопровождением кинематографа, и это преподносится как норма. При этом что дозволено Назарову, не дозволено Тодоровскому или Миндадзе. У них вымысел – это вранье, а у Назарова – искусство. И показывать Сталина можно только так, как в фильме «Танки», — мудрым высоким красивым мужчиной с умиротворяющей трубкой во рту. А в луже мочи или с разрезанным черепом, как в запрещенном фильме «Смерть Сталина», — избави бог. А то вернется Иосиф Виссарионович, вострубят его архангелы-чекисты к страшному суду, и спросит он: «Как же ты, товарищ Мединский, все это допустил?!» Что ответить? То-то.

В роли Сталина актер Мераб Майсурадзе DR

Изначально фильма назывался «Увидеть Сталина», и в этом был истинный смысл всей затеи. Гениальный конструктор Кошкин мчится в Москву, чтобы осуществить свою мечту — посмотреть в глаза Вождю. Потом название поменяли, но история-то все помнит. И в английских субтитрах название выглядит как «Tanks to Stalin», что беглым взглядом читается как «Thanks to Stalin» — «Спасибо Сталину». Эффект 25-го кадра никто не отменял, знаете ли.

Вся история с «Танками» выглядит не просто печально — она выглядит бесстыдно и цинично. Государство на фоне, мягко скажем, небогатой и не процветающей киноиндустрии на деньги налогоплательщиков заказывает режиссеру, проверенному на складном изложении нужного мифа о 28 панфиловцах, коряво, ученически написанную байку из времен Второй мировой. 130 миллионов рублей уходят даже не в песок, даже не растворяются на просторах отечественного кино без следа, но хуже — они преобразуются в признание в любви к Сталину, к сталинским соколам. Не случайно один из главных героев фильма — чекист, отправившийся с командой Кошкина в пробег смотрящим. Чекист носит говорящую много российскому гражданину фамилию Мизулин и по ходу действия превращается из сурового грубоватого политработника в умного, зрелого, с нежным сердцем рыцаря. Именно он покоряет сердце единственной женщины в команде.

Интересно, что в тот же день, когда фестивальная публика могла в очередной раз выслушать признания в любви к Сталину путем кинематографа, в городе Рязани открыли памятник Дзержинскому. И в тот же день начальник Роскомнадзора Жаров назвал ФСБ хозяином России. Он сравнил интернет с доходным домом, в котором живет много людей, в том числе и террористы, и поэтому хозяин дома требует предоставить ему ключи. Если кто-то не видит связи между этим заявлением, открытым в припадке скульптуробесия памятником Дзержинскому и псевдофильмом «Танки» —  тот пусть опять голосует за нынешнего президента до конца своих дней.

Ладно —  хоть и подгадили эти «Танки» фестивалю, все же не они главные. К счастью. Есть большое кинодейство, в котором по небольшим залам кинотеатра «Октябрь» рассыпаны отличные фильмы. Программы «Эйфория», «8 1/ 2 фильмов», «Фильмы, которых здесь не было», «Время женщин», «Свободная мысль» и еще много-много программ (пожалуй, даже многовато для одного фестиваля длиною в неделю), в недрах которых — спорные, разные, прекрасные и не очень, киноманские и почти мейнстримные, но всегда непременно яркие.

По сути ММКФ и есть фестиваль фестивалей, просто называется это по-другому. Маленькое прибежище московских киноманов, не имеющих возможности, ездит по международным киносмотрам. И в этом смысле фестиваль свое просветительское дело делает. А что звезды не приезжают – ну так что ж, если так пойдет, то скоро нам и фильмы перестанут давать. Украина вот уже не дает. Украина по части кино, конечно, не США, не Германия и даже не Турция, но тенденция, однако.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.