Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Анатолий Белый о том, как увидеть поэзию

media  
Анатолий Белый представляет проект «Кинопоэзия» на Парижском книжном салоне-2018 Photo: Lada Vesna

Анатолий Белый — востребованный актер театра и кино. Сегодня он еще и основатель образовательного и просветительского проекта «Кинопоэзия». Вместе с единомышленниками он экранизирует поэтические произведения, стараясь заинтересовать зрителя и показать, что в современном мире поэзия не теряет актуальности и смыслов. Во время Парижского книжного салона Анатолий Белый представил проект французской публике. Мы побеседовали с ним о том, как кино помогает прочувствовать поэтический образ и зачем современным подросткам поэзия.

Анатолий Белый: как увидеть поэзию 09/04/2018 - Анна Тихомирова Слушать

RFI: Анатолий, здравствуйте. Расскажите подробнее о проекте «Кинопоэзия». В чем заключается его суть?

Анатолий Белый: Мы экранизируем стихи, создаем жанр поэтического минифильма в пространстве современного искусства, чтобы путем интерпретации при помощи киноязыка наша бесценная, великая русская поэзия стала ближе к нам. Мы интерпретируем образы, метафоры, передаем атмосферу в полном объеме. В основном проект направлен на подрастающее поколение, чтобы маленькие и молодые люди, входящие в мир, заинтересовались поэзией, получили эмоциональный манок, чтобы они, посмотрев минифильм, где профессиональные люди проникновенно читают стихи под специально написанную музыку, а видеоряд красиво раскрывает стихотворение, заинтересовались. И поэзия бы стала ближе к ним.

Как родился и из чего вырос проект?

Давайте начнем с того, что формат придумал не я. Он и до меня существовал прекрасно, но не было именно жанра как такового. То есть кто-то когда-то делал подобное, но хаотически. Ведь на самом деле, это лежит на поверхности — соединить стихотворение с музыкой и видеорядом. По-моему, это зародилось во Франции в середине прошлого века, когда фотоколлажи сменяли друг друга и закадровый голос читал Верлена, Превера или Аполлинера. Но мне показалось, что на сегодняшний день, в 21 веке, это должно стать именно жанром. Я увлекаюсь поэзией уже очень давно, люблю ее, чувствую эти ритмы, они порождают во мне эмоции. И давно у меня бродили мысли о том, что мы читаем оффлайн, мы читаем со сцены, а можно ведь сделать кино. И тому есть прекрасные примеры: великий режиссер-мультипликатор Андрей Хржановский в 1977 году создал гениальную трилогию по Пушкину «Я к вам лечу воспоминаньем». Он соединил кино, анимацию и создал большой фильм по стихотворениям Пушкина. И закадровый голос там Сергея Юрского и Иннокентия Смоктуновского. То есть все это существовало и раньше. В какой-то момент, когда у меня образовалась пауза в работе в театре и кино, а я человек деятельный, я ее заполнил и начал делать этот проект с друзьями. И как-то заработало сарафанное радио, по рукопожатиям, по звонкам мы начали обрастать людьми: появились киношники, которые дали свою технику, появились режиссеры. Так мы начали.

Вы представляете свой проект как просветительский. Зачем современному подростку поэзия?

Ну приехали. Как зачем? (смеется) Потому что без нее мы станем варварами. Если хотите, это вообще душевная терапия.

Это ясно, но как донести это до подростка?

Для этого мы и создали наш проект. Путем современного видеоряда. Причем здесь очень важно не уходить в клип. Это слово к нам ни в коем случае не применимо. Мы делаем минифильмы. У нас все сделано по законам именно кино, чтобы сохранить смысл стихотворного произведения, а не раздробить его на какие-то отдельные кусочки, как в клипе. Мы рассказываем о том, что те мысли, эмоции и переживания, которые были у поэтов сто лет назад, созвучны нашим. Мы все это перекладываем в современность, а не делаем историческую реконструкцию. Это все про нас сегодняшних, но поэтическими словами, потому что поэзия — это сгусток энергии, это ритм. Мне кажется, что современному человеку это понятно. Эмоция, сжатая в три минуты, — это как раз то, как привыкли потреблять сегодня информацию молодые ребята. Короткие, яркие, эмоциональные вещи. Три минуты, пять минут — слушаешь и заражаешься.

Могут ли ваши минифильмы использоваться как подспорье в педагогической работе?

Несомненно. И мы к этому стремимся. Конечно, путь открывания дверей в министерство образования — тяжелый путь, очень непростой. Но тем не менее я убежден, что рано или поздно наши маленькие фильмы станут новым инструментом в изучении поэзии, помогут привить любовь и интерес к ней.

Часто современную систему образования упрекают в том, что она убивает интерес к поэзии и литературе вообще, пытаясь насадить его насильно. Можно ли как-то с этим бороться?

Не можно, а нужно. К сожалению, не все преподаватели средних школ любят поэзию и могут транслировать ее, доносить. У меня в школе учительница литературы действительно была такая, что, если бы не мама, я никогда в жизни больше не открыл бы книжку. Наши фильмы предлагают маленькому человеку вариант интерпретации, включают его фантазию, как искра зажигания. Я это говорю не голословно. В прошлом году я обошел пять или семь передовых школ Москвы, в которых работают методисты министерства образования, а не просто учителя. Я давал открытые уроки. И я помню, как пришел в Сколковскую гимназию. Там как раз проходили Маяковского, и я поставил наш минифильм «Скрипка и немножко нервно». Учительница мне потом призналась, что не ожидала, что ребята начнут так фонтанировать, что их это так зажжет, потому что они тяжело идут на то, чтобы открыться. Фильм вызвал у них шквал эмоций. «Где? Где моя родственная душа? Я ищу ее», — спрашивал Маяковский. И один парень из класса говорил: «Да, я такой же. Меня в семье никто не понимает! Это про меня!» То есть тут любые комментарии излишни.

Но есть же такая не очень поворотливая вещь, как учебный план и программа. Вы в своих фильмах предлагаете интерпретацию. Не боитесь, что она не совпадет с зафиксированной в учебной программе?

Во-первых, я не знаю, что значит «зафиксированная в учебной программе» и есть ли вообще такое понятие. Мы не навязываем, мы предлагаем. Да, может не совпасть, но тем не менее у человека заработают внутренние механизмы. Он скажет: «Нет, я чувствую иначе!» Но он уже что-то скажет. Мы зацепили его эмоционально — пусть даже отрицанием, но мы зацепили его. Это не значит, что стихотворение нужно понимать каким-то определенным образом и никак иначе. Такого критерия применительно к поэзии вообще быть не может. Это лишь интерпретация. И даже если мы не совпадаем, человек начнет мыслить, вступать в спор и таким образом сформирует свою позицию и отношение.

И рискует получить двойку…

Если он получит двойку, это не в ученике дело, а в преподавателе, который надел на себя шоры и скачет, ничего не видя вокруг.

Вы говорите, что проект некоммерческий. То есть нет никакой поддержки ни со стороны частных спонсоров, ни со стороны государства?

Проект некоммерческий, потому что на данном этапе развития мы на нем не зарабатываем. Но без финансовой поддержки все ранво никуда. Сейчас Московский зоопарк профинансировал цикл из четырех стихотворений о животных. До этого Парк имени Горького на День города нас профинансировал, и мы сняли два стихотворения о Москве. Потом у нас есть минифильм по военному стихотворению Юрия Левитанского, который мы сделали специально к выставке военно-исторического общества. Так оно и идет: ищем людей и пытаемся их заинтересовать.

Пытались ли вы представить проект в министерствах образования и культуры?

Да, я представил проект в министерстве культуры РФ. Мы дошли до замминистра Александра Журавского. Но на сегодняшний день они не знают, как и в какую программу нас вписать. А в министерстве образования мы только планируем дойти до каких-нибудь высоких начальников. Мы начали снизу — со школ, чтобы понять, как ребята будут реагировать. Путь открывания дверей министерств — сложный. Там все строго регламентировано, поэтому очень трудно расшатать этот корабль, в хорошем смысле слова. Это очень медленный чиновничий аппарат, их заинтересовать сложнее, чем людей бизнеса. Потому что в бизнесе как бы живые люди. Они реагируют так: «Ага, здорово, меня это интересует! Давай делать!» А здесь работают совсем другие механизмы, поэтому у нас пока стабильной поддержки от них нет.

Как выбираются авторы, произведения, чтецы и режиссеры для «Кинопоэзии»?

Мы, к примеру, готовим циклы к юбилеям поэтов, формируем как бы «тематические пакеты». А творческий потенциал есть всегда: молодые режиссеры, которых я знаю или не знаю, а только узнаю — я постоянно смотрю, кто выпускается из киношкол, какие короткометражки снимает, чем занимается. Я предлагаю режиссеру поучаствовать, а его уже должно, что называется, торкнуть на то или иное стихотворение. Я могу предложить ему на выбор несколько стихотворений, он может сам что-то посмотреть и выбрать. И на то стихотворение, которое его зажжет, он пишет сценарий: у нас как бы два в одном — режиссер, он же и сценарист. Дальше мы подтягиваем техническую базу и вместе решаем, кто из актеров подходит по образу. Бывает, что актеры отказываются участвовать. Поэзия — ткань довольно специфичная, не каждый ее чувствует. Я прекрасно это понимаю и ни в коем случае не осуждаю. У меня есть знакомые актеры, про которых мне известно, что они любят, умеют, чувствуют поэзию и ее ритм. С ними мы и работаем.

Может быть, вы видели видеоролики, где Шекспира читают под бит и делают, допустим, из «Гамлета» хип-хоп, показывая, что классические произведения все еще современны. Как вам кажется, это то же направление, в котором действует «Кинопоэзия»?

Честно говоря, не знал о таком, но если такое есть, это прекрасно. Но, на мой взгляд, тут грань тонкая: нельзя скатываться и заигрывать с молодежью посредством субкультуры. Я считаю, что молодежь все же нужно подтягивать и говорить, что то, что делали раньше и что кажется им отстоем и олдскулом, совсем таковым не является. Там заложены тоже очень классные вещи. Тем не менее, мне кажется, что именно в рэпе что-то вполне можно сделать. Например, по энергии, по подаче, по резкости стихотворения Маяковского вполне могут быть исполнены как хип-хоп. Другое дело — не размывать смыслы, уходя в такое исполнение. Нельзя говорить ни о чем просто в какой-то современной манере. Нужно понимать, о чем ты идет речь, и доносить эту мысль посредством выбранной тобой энергии и ритма.

Известно ли вам о попытках экранизировать стихотворения в других странах?

Как раз хотел сказать о французской киношколе Ла Пудриер. У одного из курсов этой школы есть проект, посвященный экранизации стихотворений, но в анимации. Выпускающиеся из этой школы художники-аниматоры делают фильмы по произведениям французских авторов. Последним у них был, кажется, Аполлинер. Я связался с этой школой и думаю, вполне возможно, что мы сделаем что-нибудь вместе.

В данный момент на канале проекта «Кинопоэзия» в YouTube можно посмотреть 34 поэтических минифильма. Это экранизации стихотворений Евгения Евтушенко, Давида Самойлова, Даниила Хармса, Марины Цветаевой и других русских поэтов. Тексты стихотворений читает сам Анатолий Белый и его коллеги-актеры Станислав Любшин, Чулпан Хаматова, Михаил Трухин, Агния Кузнецова и многие другие.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.