Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 09/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 09/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 09/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 09/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

«Во Франции давно не было бестселлера из России»

media Россия – почетный гость Парижского книжного салона-2018. Она будет представлена обширной делегацией. RFI/Anna Tikhomirova

Интервью с Франсуа Девером, отборщиком Парижского книжного салона-2018 и директором магазина русской книги «Глоб», о том, как на одном из главных литературных событий Франции будет представлена страна-почетный гость — Россия. 

Парижская книжная ярмарка откроется 16 марта и продлится три дня. Ожидается, что около 40 пишущих на русском языке авторов посетят мероприятие и пообщаются с французскими читателями и ценителями русской словесности. 

Мы встречаемся в магазине русской книги «Глоб» на бульваре Бомарше недалеко от площади Бастилии. На улице солнечно и не по-парижски морозно. Внутри книжного, как полагается, тепло и уютно. В центре залитого солнцем зала — стенд с книгами авторов-участников грядущей книжной ярмарки: Евгений Водолазкин, Гузель Яхина, Дмитрий Глуховский, Людмила Улицкая и многие другие — на русском языке и в переводе на французский. 

Франсуа Девер о российском участии в Парижской книжной ярмарке-2018 01/03/2018 - Анна Тихомирова (Москва) Слушать

Для Франсуа Девера нет разницы — читать оригинальный текст или версию, переведенную на французский. Он превосходно владеет языком Пушкина, объясняя это тем, что русский язык и литература обладают наркотическим свойством: если один раз попробовал, потом трудно от них отказаться. На вопрос о том, какое литературное произведение лучше всего отражает русский характер, улыбается и осторожно, будто пробуя почву, отвечает: «Москва-Петушки». Считает русскую литературу одной из важнейших в культурно-историческом контексте, отмечает ее претензию на универсальность и вместе с тем разнообразие. Именно это разнообразие — тем, поколений, опыта и взглядов — предстоит открыть для себя посетителям Парижского книжного салона уже в марте. 

Магазин русской книги «Глоб» существует с 1950-х годов и выступает партнером русского павильона на Парижском книжном салоне. RFI/Anna Tikhomirova

RFI: Кто и как будет представлять Россию?

Франсуа Девер: Делегация из почти 40 современных авторов. Будут выступления самих авторов, будут круглые столы, показы фильмов, мастер-классы, ателье для детей, будет большой квест. В пятницу 16 марта днем будет большая шахматная игра с Карповым, против которого будут играть шахматисты и представители издательств — сеанс одновременной игры, так правильно по-русски сказать? Будут еще события вне салона: в кино, до и после салона в нескольких библиотеках — парижских и провинциальных. Основная цель, конечно, предоставить людям возможность общаться и увидеть своих любимых авторов или открыть новых.

Как составлялся список приглашенных авторов?

Это не отбор по каким-то параметрам, которые связаны с самими авторами. То есть, есть несколько основных критериев, от совсем прозаичных до более сложных, влияющих на составление списка. Первым делом и со стороны французских организаторов салона, и с нашей стороны, как книжного магазина, и со стороны Института перевода, как организации, которая координирует этот проект со стороны России, было важно отобрать как можно больше переведенных писателей. Это уже во многом определяет выбор. Почему? Потому что в Париже ярмарка — для людей, это одна из самых посещаемых в Европе книжных ярмарок с точки зрения количества простых посетителей. Во Франкфурте — профессионалы, в Лондоне своя кухня, а в Париже ходят читатели, публика всех возрастов со всей Франции. Поэтому очень важно, чтобы эти люди, среди которых большинство, к сожалению, не говорит по-русскии и не читает в оригинале, могли иметь доступ к самим текстам.

Потом, как мне кажется, все постарались обеспечить разнообразие. Есть немножко всего: есть уже знаменитые авторы, опытные, есть менее опытные. Есть те, у кого уже книг пятнадцать переведено на французский во всех форматах вместе взятых — например, Улицкая. Или Прилепин, у которого уже тоже прилично книг вышло. У Глуховского тоже шестая или седьмая по счету выходит. А есть авторы, которые впервые выходят для этого салона в переводе. Среди участников три или четыре автора не переведены, причем, если я не ошибаюсь, одна книга еще не переведена — она в процессе. Это важно, чтобы предложение, сформулированное со стороны России, могло получить максимальный отклик просто потому, что люди будут понимать друг друга. 

Книга Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» – оригинальная версия и перевод на французский RFI/Anna Tikhomirova

Большая часть списка была определена именно тем, что собирались издавать какие-то издательства. Выставка готовится чуть меньше, чем за год, так что уже были запланированы какие-то переводы современных авторов, которые по возможности были включены в состав приглашенных писателей. Именно чтобы дать шанс этим книгам, чтобы писатели могли сами представить свои книги. Поэтому в список могли не войти писатели, которые со стороны кажутся очень важными, но которые не издавались на французском относительно давно. Россия уже была почетным гостем на салоне в 2005 году. Было тоже порядка 40 писателей. В этом году мало кто из тех, кто приезжал в 2005, присутствует. Это не специально, но это на самом деле о чем-то говорит. Это говорит о том, что есть новое поколение авторов, которые начали писать в 2000-е годы. И пора им тоже выступать перед французской публикой.

Как вы оцениваете интерес французских читателей к русской литературе — классической и современной? Изменился ли он?

Интерес к классической литературе большой, он всегда был. У нас среди самых продаваемых книг много классиков. К современной литературе тоже есть интерес, но, наверное, читателю все же сложней в ней ориентироваться. Интерес есть, и люди читают книжки современных авторов, их ждут, ими интересуются. Авторы очень разные, произведения тоже. Есть писатели, которые нашли здесь отклик в определенном жанре: Глуховский, допустим, вне зависимости от того, что он русский, стал здесь интересен многим, потому что это определенный жанр, приложения в сети и все такое. Он так нашел свою публику, и он, скорее всего, один из самых продаваемых.

Дмитрий Глуховский нашел во Франции свою публику и, по мнению Франсуа Девера, является одним из самых продаваемых русских авторов RFI/Anna Tikhomirova

Интерес не увеличился, он, по-моему, стабилен в том, что касается литературы. Но тут сказывается еще и сама структура книжного рынка. Средний тираж падает, феномен бестселлеров везде занимает все больше и больше места. И надо просто констатировать, что не было во Франции бестселлера, написанного русским автором, уже очень давно. Наверняка это стало бы важным моментом для продвижения русской литературы, как это стало для скандинавской. Раньше все было немного по-другому, а сейчас есть «большой локомотив» — бестселлер, который тянет за собой все. А с русской литературой этого просто давно не было. Последняя, наверное, Улицкая, когда она получила премию Медичи. То есть это было очень давно. Это не значит, что не продаются и не пользуются спросом русские авторы, но пределы их успеха ограничены, как, в принципе, и для всех переведенных книг во Франции.

2018 год объявлен франко-российским годом языка и литературы. Предполагается, что официальный старт году будет дан именно на книжной ярмарке. Как вам кажется, становится ли литература отдельной дипломатической сферой в моменты, когда классическая дипломатия может заходить в тупик?

Я считаю, что литература должна оставаться литературой. Да, диалог культур сближает людей. Есть, о чем поговорить между людьми, в том числе и между читателями, между писателями разных стран. Это факт. Но литература остается все-таки личным опытом. Вы спрашивали по поводу списка. Я могу вас заверить, что никаких идеологических моментов при его составлении не было. Если правительства и дипломаты хотят объявить, что этот год —очередной перекрестный год, ну и пусть. Наверняка книжная ярмарка служит поводом, чтобы объявить об этом, но мне не кажется, что это часть этого события — оно само по себе.

И я, конечно, понимаю, что некоторые писатели могут высказаться по поводу их политических взглядов. Среди них, кстати, есть те, кто занимается политикой так или иначе. При этом взгляды разные: берите Прилепина, Шаргунова, Улицкую… Но тем не менее все они приезжают, будут здесь вместе или по отдельности общаться с читателями и говорить о литературе, о творчестве. Когда автор пишет о современности или даже об истории ХХ века, речь, конечно, тоже идет о политике в каком-то смысле. Но это, по-моему, не может превращаться в дипломатический пиар России. Каждый человек имеет право на высказывание. Площадка на стенде в том виде, как она сейчас продумана именно российской стороной, то есть Институтом перевода, — это место, которое открыто. Я думаю, разговоры будут в основном о литературе, о жизни, об истории, о современности и, конечно, в том числе о политике. Но не только. О еде тоже будут. Мне кажется, это очень важно, потому что если бы был какой-то идеологический уклон, то это все было бы наверняка намного менее интересно.

Парижская книжная ярмарка пройдет 16–19 марта в выставочном центре на Porte de Versailles. 

Официальный сайт выставки 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.