Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 14/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 14/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Алексей Федорченко: Фильмом «Война Анны» я закрыл тему Второй мировой

media  
«Война Анны» — фильм о шестилетней еврейской девочке, чудом оставшейся в живых после расстрела ее семьи немцами. kinopoisk.ru

Новый фильм российского режиссера Алексея Федорченко «Война Анны» был показан в воскресенье, 28 января, в конкурсе фестиваля в Роттердаме. Главную роль в фильме сыграла шестилетняя актриса Марта Козлова. Об этом фильме, а также о том, каким образом на эту картину, в которой героиня безмолвствует, попал именитый французский звукорежиссер, — в материале корреспондента RFI в Роттердаме Екатерины Барабаш.

На Роттердамском кинофестивале прошла премьера нового фильма Алексея Федорченко «Война Анны». Шестилетняя еврейская девочка, чудом оставшаяся в живых после расстрела ее семьи немцами, прячется в неработающем камине в бывшем здании школы, где теперь разместилась немецкая комендатура. Есть дымоход, есть девочка, есть ее страх, ее голод. Сквозь дырочки в дымоходе девочка видит силуэты снующих по комендатуре людей. Она видит ноги. Иногда в дымоход начинают лаять собаки, учуявшие человеческий запах, — тогда девочка, а с нею заодно и зритель — умирает от страха. По ночам Анна выходит в поисках пропитания, а зимой — и в поисках теплой одежды. Она ловит мышей и голубей и обдирает чучело волка на шубу. Днем она сидит в дымоходе. Страшное получеловеское существование поразительным образом возвышает ее дух, и чем хуже у Анны дела, чем глубже и чернее круги под глазами, тем явственнее ее несгибаемый дух. Этот дух — главный победитель во всей этой трагической и возвышенной истории.

У Федорченко нет намерения напугать зрителя — все и так знают, что война — самое античеловеческое, что может случиться на свете. Но вместе со своей командой (соавтор сценария Наталья Мещанинова, оператор — Алишер Хамиджоджаев, продюсеры — Андрей Савельев, Артем Васильев, Дмитрий Воробьев) исследуют возможности человека в критической ситуации. Правда, в какой-то момент начинает казаться, что авторов чуть дальше, чем надо, увлек исследовательский азарт — и тогда Анна напоминает скорее объект изучения, чем эмпатии. Но все-таки режиссеру удается не перейти ту грань, за которой художественный эксперимент превращается в научный.

RFI: Алексей, в названии «Война Анны» слово «война» имеет двоякое значение — это и война как борьба девочки за жизни, и сама Вторая мировая война, как ее видит Анна. Какая грань вам ближе?

Алексей Федорченко: Мне было интересно снять эту историю, потому что я понял, кто победил во Второй мировой войне. А победила девочка Анна. Если бы я этого не понял, я бы и не снял этот фильм.

История, рассказанная вами, и жизненная, и фантастическая одновременно. Откуда она появилась?

Эту историю я прочитал в интернете, в ЖЖ — тогда еще был жив ЖЖ. История представляла собой маленький рассказ у кого-то на странице о девочке, которая пряталась в военной комендатуре где-то на Полтавщине.

Девочка выжила?

Да, выжила.

Неужели она действительно пряталась два года?

Да, именно два года.

Невероятно. Мне казалось, что здесь была определенная мера условности — как можно прятаться два года в здании, которое кишит немцами?

Я тоже не представляю, поэтому в первой версии я ставил даты и дни, а потом понял, что это неважно — два года или год. Месяц — это и то невозможно. И убрал все даты.

Концовка — открытый финал. Вы даете надежду зрителю на благополучный исход истории?

Раз открытый финал — то конечно.

Вашим соавтором выступила Наталья Мещанинова, один из самых одаренных российских сценаристов. Знаю, что она появилась на картине не сразу. На каком этапе она подключилась?

Сначала я нашел историю, придумал начало и финал, потом стал искать соавтора, девочку. Мне нужно было какое-то женское начало. Я прочитал Наташины рассказы и понял: это мой соавтор.

Сыграло ли роль то, что она человек другого поколения, моложе?

Я и хотел, чтобы соавтор был помоложе — я искал такую эмоцию, совершенно девчачью. Наташа сначала отказалась, но я знал, что рано или поздно она согласится. Я ждал год. И она сама позвонила, сказала, что согласна. Наверное, готовилась, читала что-то. Сама история настолько замечательная, что глупо было бы отказываться.

Главная и единственная героиня, которую мы только и видим на экране на протяжении полутора часов, — удивительная Марта Козлова. Где вы отхватили этот подарок судьбы?

Если бы я не увидел Марту, я вообще не стал бы делать это кино. Сначала была история где-то в закромах, потому была Марта — я увидел фотографию, у Марты мама замечательный фотограф, — и стал писать сценарий на Марту. Для очистки совести провел кастинг, но он только убедил меня, что надо возвращаться к Марте. И я вернулся.

Расскажите про Марту — какая она в жизни? У нее незабываемое лицо.

Такая же, как в кино, абсолютно.

Не может быть! В шесть лет — такая же серьезная, с трагическими глазами?

Да, такая и есть. Я ведь ничего не делал на этой картине — просто следил за Мартой.

В «Войне Анны» необычайно важен звук, поскольку фильм практически безмолвный. Все звуки здесь мы слышим ушами Анны, засевшей в дымоходе, и они приобретают особый смысл. Трудно было заполучить в звукорежиссеры самого Венсана Арнарди, работавшего с Бертолуччи и Кесьлевским?

Да, звук — тут отдельная история. Арнарди возник уже на этапе постпродакшна, мои продюсеры имели возможность пригласить этих лучших специалистов.

Алишер Хамиджоджаев, как мне кажется, совершил профессиональный подвиг. Немыслимая виртуозность — снимать почти одно-единственное лицо на протяжении всей картины.

Обычно я ищу оператора под каждый фильм. У меня редко так бывает, чтобы один оператор снимал несколько моих картин. Определенный материал требует определенного оператора. На эту картину я решил пригласить Алишера, тем более что я давно хотел с ним поработать. Его документально-пронзительная манера, его камера — это то, что мне было нужно, и я ни разу не пожалел об этом. Мне кажется, что он буквально жил с Анной в этом камине.

На пике победобесия и патриотизма ваша картина выглядит очень особо. Можно сказать — белой вороной. Не опасаетесь, что это осложнит ее дальнейшую судьбу?

Я об этом не думаю — у нее уже есть судьба, она уже появилась на свет, ее уже не остановить. Надеюсь, картина дойдет до зрителя, и люди увидят настоящую историю Второй мировой войны.

«Война Анны» показывает войну не парадную и тем самым идет вразрез с официально принятой сейчас стилистикой фильмов о войне…

Очень на это надеюсь. Я думаю, что закрыл тему войны. Мои фильмы вообще всегда идут перпендикулярно тем темам, которые я затрагиваю. Мы уже фактически закрыли тему космоса («Первые на Луне»), тему революции («Ангелы революции»), тему этнографического кино («Небесные жены луговых мари»), теперь «Войной Анны» закрыли тему Второй мировой войны. До нас, как мне кажется, тему войны закрыл фильм «Отец солдата» — после этого фильма можно было уже ничего не снимать про войну.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.