Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Каннское кардинальное и нелюбовное

media Афиша 70-го Каннского кинофестиваля REUTERS/Stephane Mahe

В среду вечером красавица Моника Белуччи объявит юбилейный, 70-й Каннский фестиваль открытым. А перед этим — полтора часа парада звезд, амбиций, эпатажа, висящих на пальмах людей, приехавших сюда со всей Франции в надежде увидеть издалека хоть затылок настоящего ДиКаприо (Клуни, Кидман, Круза). Как правило, им это не удается — максимум что светит, так это увидеть обожаемых знаменитостей на огромном мониторе, вывешенном рядом с входом в Театр Люмьер, где проходят главные события фестиваля. Ну, а потом — одиннадцать дней тоже парада звезд, амбиций, эпатажа, повисших на пальмах людей, но главное — иногда спорного, но всегда дико интересного кино. Это — на поверхности. А чуть ниже, то, что не видно простому смертному, — огромный кинорынок и невидимые миру сделки.

Для кого как, а для нас нынешний фестиваль примечателен небывалым присутствием российского кино. Три картины в официальной программе — это так немыслимо много, что не получается припомнить что-то аналогичное в истории Каннского фестиваля. В основном конкурсе — два фильма. Это «Нелюбовь» Андрея Звягинцева и «Кроткая» Сергея Лозницы, а в программе «Особый взгляд» — фильм «Теснота» Кантемира Балагова, ученика Александра Сокурова из Нальчика.

Каннская Золотая пальмовая ветвь REUTERS/Denis Balibouse

Надо напомнить, что Каннский фестиваль давно отказался от позиционирования фильмов как принадлежащих к тому или иному национальному кинематографу. В программе рядом с названием фильма сейчас не пишут страну — только имя режиссера, что логично — в век глобализации и расширившегося сотрудничества определить «национальность» фильма порой не под силу. Да что фильма — порой и национальная принадлежность режиссера не поддается однозначному толкованию. Например, Сергей Лозница. Живет в Германии, родом из Белоруссии, в дальнейшем — киевлянин, жил в России, русскоязычный.

«Кроткая» Лозницы — экранизация рассказа Достоевского. Действие перенесено в современную российскую провинцию. В картине Лозница занял чуть ли не в полном составе труппу Николая Коляды, и даже сам Коляда успел в нем отметиться.

Андрей Звягинцев с некоторых пор стал неизменным членом каннского «пула». Говоря человеческим языком — любимчиком. Что ж, привечание одних и тех же режиссеров — нормальная практика крупных фестивалей. Создание костяка, собственной «гвардии» из режиссеров, каждый новый фильм которых становится участником каннской программы, многих почему-то раздражает. Между тем костяк этот состоит из имен, уже вписанных самыми большими буквами во все киноэнциклопедии, а при этом открывать новые имена и вовсе любимое занятие Каннского фестиваля. С некоторых пор частью этой гвардии стал и Звягинцев, хотя триумф его состоялся не в Каннах, а в Венеции в 2003 году с фильмом «Возвращение». А вот все следующие картины ехали прямиком на Лазурный берег. «Нелюбовь» — фильм о разводе двух когда-то любящих людей, «отягощенном» общим ребенком. Картина спешно доделывалась прямо к началу фестиваля.

«Теснота» Балагова — дебют молодого кабардино-балкарского режиссера, так что он также будет претендовать на «Золотую камеру» — награду за лучший дебют.

Подготовка к открытию Каннского фестиваля REUTERS/Jean-Paul Pelissier

Нынешний основной конкурс настраивает на самые радостные ожидания — по крайней мере его именной состав. В основном здесь — среднее поколение, из патриархов в конкурсе лишь Михаэль Ханеке с картиной «Хэппи энд». Интересно, что будет означать это бодрое название в представлении одного из самых мрачных и «экзистенциальных» европейских режиссеров?

Французский кинематограф представлен в основном конкурсе четырьмя картинами. Это Мишель Хазанавичюс с картиной «Молодой Годар», в которой главный герой в исполнении Луи Гарреля заводит роман с Анной Вяземски, которая впоследствии стала его женой, Франсуа Озоном с очередной любовно-психологической драмой «L’amant double», который для российского проката переведен как «Двуличный любовник», хотя это может означать и «двойной», и «двуликий». Но — посмотрим в контексте. Третьим номером — «Роден» Жака Дуайона, где великого скульптора сыграл Венсан Лендон. И четвертый — «120 ударов в минуту» Робина Кампилло.

Откроется 70-й Каннский фестиваль фильмом Арно Деплешена «Призраки Исмаэля» с Марион Котиййяр и Шарлоттой Гензбур в главных ролях. От фильма закрытия с прошлого года фестиваль отказался.

Остальные конкурсанты как на подбор приятны во всех отношениях. В конкурс отобраны работы Линн Рэмси, Наоми Кавасе, Тодда Хейнса, Ноа Баумбаха, Робина Остлунда, Софии Копполы, Йоргоса Лантимоса, Корнеля Мундруцо, Фатиха Акина, Пон Джун-Хо. Всего в основном конкурсе 19 картин.

Добавим к этому внеконкурсные показы, где отметятся Роман Полански, Алехандро Гонсалес Иньяриту, Такеши Миике и другие. Не пройдем мимо «Особого взгляда» — второй по значимости каннской программы, где в этом году такие имена, как Матье Амальрик, Лоран Канте, Серджо Кастеллито, Киоси Куросава. Не забудем про «Двухнедельник режиссеров», который что ни год — всегда какой-то сюрприз.

Постараемся из последних сил не пройти мимо «Недели критики», не говоря уж про многообещающие «Синефондасьон» и короткометражный конкурс. Отметим также, что на Каннском фестивале будут показаны две первые серии нового сезона линчевского «Твин Пикс», которого фанаты этого сериала уже устали ждать, а в программе спецпоказов — такие имена, как Клод Ланцманн и Ванесса Редгрейв.

Председатель жюри Педро Альмодовар REUTERS/Regis Duvignau/Files

Состав судейского жюри основного конкурса вселяет хоть какую-то надежду на то, что в этом году мы не станем свидетелями еще одного беспрецедентно глупого решения в части раздачи призов. Имею в виду прошлогоднее жюри под предводительством Джона Миллера, которое умудрилось раздать «пальмы» словно в насмешку над здравым смыслом. Председатель жюри — Педро Альмодовар, вместе с ним будут судить фильмы американские актеры Джессика Честейн и Уилл Смит, немецкий режиссер Марен Аде, чей «Тони Эрдманн» был номинирован на «Оскара», а до этого участвовал в Каннском конкурсе и ко всеобщему неудовольствию остался без наград. Кроме того — один из самых приметных режиссеров среднемолодого поколения оскароносный итальянец Паоло Соррентино, брутальный корейский режиссер Пак Чан-Вук и французская актриса Аньес Жауи.

Первый, хоть и маленький, скандальчик уже состоялся задолго до открытия фестиваля — наблюдатели возмутились фотошопом, которому подвергли на официальном постере Клаудию Кардинале, уменьшив ей бедра и талию. Основой для постера послужило фото танцующей Кардинале, сделанное на крыше в Риме в 1959 году. Возмущение оказалось столь велико, что дирекция фестиваля вынуждена была сделать специальное заявление по этому поводу, в котором привела и слова самой героини постера. Кардинале заверила, что ничего страшного в этом фотошопе нет и что она видит в мире множество других, более важных проблем.

Ну и мы вслед за кинозвездой выразим надежду, что этот скандальчик станет самой большой неприятностью неумолимо надвигающегося на Лазурный берег юбилейного 70-го Каннского фестиваля.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.