Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/09 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/09 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/09 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Российский кинематограф устал от своего зрителя

media  
REUTERS/Regis Duvignau

Первая российская космическая драма «Время первых», о которой мы довольно подробно рассказывали в прошлый раз, рискует провалиться в прокате. Продюсер картины Тимур Бекмамбетов предрекал своему фильму сборы в 1 миллиард рублей, но пока, судя по итогам первого уикенда, Бекмамбетову грозит разочарование.

Российский кинематограф устал от своего зрителя 12/04/2017 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

В первый уикенд фильм собрал 151 млн рублей. При этом «Время первых» получило изрядную фору в начале проката. Поначалу, если помните, министерство культуры намеревалось перенести прокат фильма «Форсаж-8», но прокатчики выразили такое дружное неудовольствие, что Минкульт пообещал не гадить «Форсажу» — впрочем, при условии, что кинотеатры отдадут 35 процентов своего экранного времени фильму про космонавтов. Кинотеатры так и сделали, о чем горько пожалели. В результате всех этих телодвижений компания «Формула кино» потерпела заметные убытки. Залы на сеансах «Времени первых» оставались почти пустыми. Сейчас прокатчики пытаются дать договоренностям с Минкультом обратный ход, но даже если это и удастся, то убытки все равно восполнить вряд ли удастся.

Для сравнения: фильм «Защитники» Сарика Андреасяна, провалившийся в прокате, в первый уикенд собрал 216 миллионов, а «Притяжение» Федора Бондарчука — 408 млн. Поэтому относительно счастливой прокатной судьбы «Времени первых» все-таки есть большие сомнения. А ведь это далеко не самый плохой российский фильм за последние годы, учитывая наше извечное неумение стряпать блокбастеры. Правда, как считают прокатчики, второй уикенд может оказаться успешнее. Подождем.

Афиша фильма «Время первых» DR

Казалось бы, удивительное дело: Минкульт уж так расшаркивается перед отечественным кино — и финансовые преференции в Год кино ему обеспечил, и в прокате вперед всех пропускает, как даму преклонных лет, и ласковые слова про него с самых высоких трибун произносит. А оно и ныне там. Где — пояснять не надо. Об этом говорят и кассовые сборы российских фильмов по сравнению с голливудскими, и наши неуспехи на международных фестивалях. То есть и зрителю оно не мило, и профессионалу. Просто изгой какой-то.

Министр Мединский готов на самые изощренные протекционистские меры. Все чаще звучат угрозы введения квот на отечественное кино. При этом ссылаются на китайский опыт с его действительно суровыми квотами, но не учитывают того факта, что Китай создал мощную киноиндустрию не благодаря этим квотам — квоты были лишь одной из многочисленных мер по восстановлению экономики страны. Что в России такая модель пройти не может и лишь приведет к разорению кинотеатров — чиновников волнует мало.

Также министр уверен, что киноиндустрии надо больше денег. Он даже назвал сумасшедшую цифру в 50 млрд — мол, и этого будет недостаточно даже против тех 6 млрд, что были выделены в прошлом году. Ну деньги-то, конечно, не помешают никому, и их всегда мало, но государственные деньги — не панацея, если бизнес не хочет вкладываться в кино. Так что как ни крути, никакие разовые вливания — ни финансовые, ни организационные — кино не вытащат оттуда, где оно находится вместе с экономикой, бизнесом и гражданским обществом.

Можете кинуть в меня камень, но я думаю, что в первую очередь надо менять… зрителя. То есть процесс, конечно, взаимный, но мы почему-то всегда в первую очередь говорим о том, что кинематограф (как, впрочем, и другие виды искусства) обязан делать для зрителя то-то и то-то. А что зритель обязан делать какие-то встречные шаги — молчим. Словно зритель и кино существует отдельно друг от друга.

В Париже, насколько мне известно, более ста кинотеатров, где показывают артхаус. В США, в больших городах, — и того больше. Разумеется, среднестатистический зритель туда не ходит — его путь лежит в кинотеатры на развлекательное кино. Тем не менее большое количество людей способны воспринимать кино не только как аттракцион, но и как искусство, готово тратить на него не только время, но и душевные силы, и мозги. Однако в наших краях зритель поголовно приучен к тому, что искусство ему обязано.

Искусство принадлежит народу, значит, искусство — наша собственность (а как иначе, если принадлежит?) И вот сидит зритель на диване, рассуждает о том, какое плохое русское кино. Почитать форумы, где народ делится своим мнением о фильмах, — это ж зеркало национального характера. Любимая характеристика не понравившегося фильма: «Фильм ни о чем». Что в это вкладывают люди — для меня всегда загадка. Что вкладывают — то ничтоже сумняшеся и выкладывают в интернет. Я когда-то, еще на заре появления всех этих форумов, пыталась вступать в споры, объяснять, чем хорош, скажем, фильм «Зеркало» или «Мой друг Иван Лапшин». Попытки просветительства кончились очень быстро, вместе с моим терпением, не позволившим выслушивать тирады «умную тут из себя строишь».

Люди в принципе не готовы не то что потреблять киноискусство — они не готовы даже допустить саму мысль о том, что кино может быть сложным для восприятия, что надо иногда напрягаться, чтобы его понять. Причем те же люди порой готовы допустить, что бывают трудные для понимания книги — вот Лев Толстой, например. Они знают, что где-то существует театр, в который они сами ходить не хотят, но более или менее догадываются, что он есть и даже кому-то интересен. Многие даже скрепя сердце соглашаются, что где-то живут художники, которые изображают что-то непонятное. Их можно не смотреть, но они есть.

Кинематографу в этом смысле не повезло катастрофически. В Советском Союзе фильмы, представляющие интерес с точки зрения его небанального осмысления действительности, находили упокоение на полке, а если и преодолевали все чиновничьи и цензурные препоны — то это были кровавые бои, после которых режиссер не всегда выдерживал и уезжал из страны, как Тарковский или Иоселиани.

А тут еще демократия подоспела, которая давай каждому кричать в уши, что его мнение необычайно ценно. Потом появились сетевые издания, в которых зрители могли писать свои рецензии наравне с критиками. Этот кустарный жанр так и называется — «рецензия», хотя я по старинке все же думаю, что писать рецензии, равно как и работать в других критических и журналистских жанрах, должны профессионалы. Как, собственно, в любой сфере деятельности. Но если разрешили — почему бы не отметиться рецензией и потом перед друзьями не похвалиться?

Это я все к тому, что российский зритель сам на себя беду во многом и навлекает. А тут еще чиновники и политики — все, как один патриоты и адепты разного рода поделок без сценария, без режиссуры, без актерской школы, уверенные, что уж они-то знают, какое кино нужно зрителю. Они так и подзуживают зрителя — мол, оцени наши потуги воспитать в тебе любовь к родине и уважение к ее истории. «Ах, обмануть меня не трудно — я сам обманываться рад!»

Так что рассчитывать только на то, что российское кино выкарабкается только с помощью денег (которых, кстати, и нет), без помощи и усилий зрителей — бессмысленно.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.