Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

«Дипан», абсолютный чужак Жака Одьяра

media Главный герой фильма Ж.Одьяра "Дипан" Paul Arnaud - Why Not Productions

Фильм-обладатель каннской Золотой пальмовой ветви-2015, «Дипан» Жака Одьяра, рассказывает историю беженца из Шри-Ланки, который во Франции устраивается на работу сторожем в «горячем» пригороде. Почему режиссер выбрал героем представителя тамильской иммиграции, практически неизвестной рядовому французскому зрителю? Об этом, а также об истории создания картины, Жак Одьяр рассказал в интервью RFI.

(Аудиоверсия передачи находится здесь)

Каннский золотой призер этого года, фильм «Дипан» Жака Одьяра, снят по мотивам книги под названием «Горилла», автобиографического романа, написанного Антонитазаном Джезутазаном (Antonythasan Jesuthasan), который и сыграл роль главного героя. В 16 лет он добровольно вступил в ряды сепаратистской группировки «Тигры освобождения Тамил Илама», участвовал в гражданской войне, которая продлилась на Шри-Ланке почти 30 лет. В 1993 г., «из-за несогласия с новой ориентацией движения» он покинул страну и перебрался во Францию с какой-то тамильской женщиной и девочкой, которых он выдал за свою семью. Во Франции работал на всяких мелких работах, мыл посуду в ресторане, устроился консьержем в «трудном» пригороде, где процветал нарко-трафик. По ночам писал. Его романы даже пользовались популярностью, например, в Индии. «Когда кончатся деньги за роль я, возможно, вернусь мыть посуду в ресторан», - пошутил он в Каннах. Кинообозреватель газеты «Фигаро» писал, что это Дипан - «один из самых прекрасных персонажей фильмов каннского конкурса».

Рекламный ролик фильма "Дипан"

В фильмографии современного французского кино существует множество фильмов об иммигрантах. В основном, из стран Магриба, которые были когда-то частью Франции. Или об иммигрантах из франкоязычной Африки, например, Сенегала: четыре года назад во французском прокате прогремела социальная комедия «1+1», с Омаром Си, выходцем из семьи сенегальских иммигрантов в главной роли. Хорошо знакомы французскому зрителю и азиатские диаспоры, китайская и вьетнамская, имеющая даже своих кинозвезд. На виду и бангладешская иммиграция, чьи представители традиционно продают фрукты на лотках у выходов из метро. Недавно во французский прокат вышел первый фильм, снятый и рассказывающий об иммигрантах из Индии.

Иммиграция из Шри-Ланки, в основном тамильская (хотя тамильцы не составляют большинство острова), практически неизвестна французам, хотя тамильские беженцы составляют почти 13% из общего беженского потока, принимаемого страной. Во Франции проживает сегодня крупнейшая после Индии тамильская диаспора.

Выбирая своего героя, режиссер Жак Одьяр руководствовался, конечно, не данными статистики. О том, как тамильские беженцы из Шри-Ланки оказались героями его каннского фильма, режиссер рассказал в интервью RFI.

Жак Одьяр: — Мне хотелось показать мигрантов, которые не являются частью франкоязычного мира, чтобы язык был действительно барьером. Таковы были правила игры. Хотя, когда вы не знаете актера, вы его не понимаете, на каком бы языке он ни говорил. Язык – это культура, это иная экспрессивная система. Здесь мне было особенно важно то, что мои актеры, Антони и Кали, выражают свои переживания на «языке тела» иначе. Они иначе и ощущают, и иначе выражают свои переживания. Чувство влюбленности выражается иначе. Они двигаются иначе, в другом ритме. Взгляды имеют иное значение. Иное значение имеет и ирония. Даже движения головы другие. Словом, я никому не открою ничего нового, если скажу, что язык выражается и на поведенческом уровне.

Жак Одьяр с актерами фильма "Дипан" в Каннах REUTERS/Benoit Tessier

Исполнитель главной роли в фильме, Антонитазан Джезутазан, которого режиссер называет просто Антони, и героиня Калиасвари Сринивасан (Кали), воплотили для Жака Одьяра лица иного, незнакомого мира. Это абсолютный посторонний, абсолютный чужак, тот самый Другой (с большой буквы), о котором писал Гуссерль в своих «Картезианских размышлениях». Это абсолютный иностранец.

Жак Одьяр: — Абсолютный. Эта абсолютная несхожесть, конечно же, меня очень заинтересовала. Как нам жить вместе? Именно об этом фильм. Вначале сценарий был просто о человеке, который поселяется в «горячем» пригороде, и начинает мстить обидчикам. Но это меня мало интересовало. В самом-самом начале я думал сделать римейк «Соломенных псов» Сэма Пекинпа. Но это желание просуществовало лишь неделю. В фильме, конечно, присутствует идея о борьбе за что-то. И уже как фон появилась идея о «фальшивой семье», герою нужна была «фальшивая семья», чтобы получить вид на жительство, получить быстрее жилье и так далее. И в какой-то момент эта «фальшивая семья» становится настоящей семьей, даже больше, чем просто настоящей семьей. Эта фоновая история в кинематографической традиции относится к жанру «комедии о возобновлении брака» (comedy of remarriage). И когда я увидел возможность рассказать такую историю, проект фильма заинтересовал меня по-настоящему.

История Другого, абсолютного иностранца, вписанная в жанр, поднимает героев, о которых мы знали до сих пор только по этнографическому кино, на другой уровень, считает режиссер. Именно поэтому его фильм – не социальная зарисовка, считает Жак Одьяр.

Жак Одьяр: — Всё очень просто. Возьмите мой фильм «Пророк». Все лица французского кино нам хорошо известны, и мы уже видели их много раз. Мне хотелось, прежде всего – представить не какой-то мелкий документально-этнографический портрет, мне хотелось дать большой панорамный портрет лиц, которые мы не знаем. И плюс к этому – дать им тонкие возможности, которые дает жанровое кино, это «игровое достоинство». А мне вдруг говорят, что это социальное кино, т.е. опять возвращаемся к кино про нас. Это удручает.

Жак Одьяр отвечал на вопросы Софи Торлоттен из отдела культуры радиостанции RFI. Это интервью было записано по случаю выхода фильма «Дипан» во французский прокат. В России этот фильм можно посмотреть 26 и 28 сентября в рамках фестиваля «Послание к человеку» в Санкт-Петербурге. В российский ограниченный прокат фильм выходит 3 декабря.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.