Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Виталий Амурский: «Мне больно за Украину и стыдно за Россию»

media  
Обложка альманаха «НАШКРЫМ»

В нью-йоркском издательстве KRiK вышла поэтическая антология «НАШКРЫМ», в которую вошли произведения 120 русскоязычных авторов из разных стран. В частности, стихи Виктора Кривулина, Михаила Айзенберга, Алексея Парщикова, Генриха Сапгира. Авторы-составители сборника — Геннадий Кацов и Игорь Сид. Единственный автор Антологии, живущий во Франции, бывший сотрудник русской службы RFI Виталий Амурский рассказал о проекте, своем личном отношении к присоединению полуострова к России и прочитал несколько стихотворений.

Поэт Виталий Амурский: «Мне больно за Украину и стыдно за Россию» 29/01/2015 Слушать

RFI: Виталий, как получилось, что вы приняли участие в этом проекте? И насколько вообще вы разделяете идею «двойного» подхода к Крыму — я имею в виду, с одной стороны, Крым как государственную территорию; с другой стороны, Крым как территорию, с которой давними и глубокими корнями связана русская культура? Скажем, Бахчисарай с «Бахчисарайским фонтаном» Пушкина», Севастополь со страницами «Севастопольских рассказов» Толстого, Ялта ассоциируется у нас с Чеховым, Коктебель с Волошиным и его окружением — творческими людьми Серебряного века...

Виталий Амурский: Вне всякого сомнения, в культурном плане Крым уже с ХIХ-го века вошёл в русское культурное пространство, стал его неотъемлемой частью. Однако культурное пространство и пространство, очерченное государственными границами, не являют собой тождества. «Мёртвые души» Гоголя в значительной мере оказались созданы под небом Италии, лучшие книги о России Тургенева и Бунина написаны во Франции, но от этого Италия или Франция не изменились. Идентично — Крым, на который, если пользоваться литературными авторитетами, могли бы претендовать и поляки. В самом деле, «Крымские сонеты» Мицкевича — один из шедеров польской литературы!

Если же вернуться к идее создания Антологии «НАШКРЫМ» как она сформулирована в предисловии, а именно, — вырваться из геополитики в геопоэтику, — то такой подход мне кажется если не бесспорным, то, во всяком случае, заслуживающим внимания и уважения к позиции составителей.

Ну, а если я всё же спрошу вас  о личном отношении к тому, что произошло с Крымом в марте 2014-го года?

Моё отношение к крымскому референдуму, коль скоро речь идет о марте прошлого года, однозначное: я считаю, что он был организован и проведён с нарушением законов Украины, и, таким образом, совершенно логично не был признан как официальным Киевом, так и международным сообществом. Мне больно за Украину и стыдно за Россию.

Собственнно говоря, это и чувствуется в ваших стихах, помещённых в Антологию. Может быть, вы прочитаете их?

 

* * *

О, киевские конские каштаны,
О, скалы Крыма в отсветах легенд...
Я - из страны, убившей Мандельштама,
Близ вас не виноват ни перед кем.

Увы, сто раз чужой бандитам будь я,
Мне никуда не деться от судьбы,
Ведь жар позора не измерить ртутью
И никаким снежком не остудить.

Так было в годы разные, так будет
Возможно ( прорицать не одарён ),
Однако даже самых мрачных будней
Я не сменю на праздник с блатарём.

И земляком считать меня едва ли
Имеет смысл тому, в ком зло не спит.
Я - из страны, где многих убивали,
Но не смогли убить при этом стыд.

Конечно, в ней всегда хватало быдла
И тех, кто лжёт, о том не дуя в ус,
Пусть меньше их, кому сегодня стыдно, -
Я к ним своей причастностью горжусь.

* * *

Я не поеду этим летом в Крым,
Чтоб посетить волошинские стены
И подарить глазам аквамарин
Шипящей черноморской пены.

Сии края мне чудятся пятном,
Которое, наверное, запомню,
Как бабочку с расплющенным крылом,
Пришпиленную к синему картону.

Кому-то, может быть, наоборот
Она сверкнёт, как в световом потоке, -
Так, не стремясь влеченья побороть,
И мёртвых их обожествлял Набоков.

В Антологию «НАШКРЫМ» вы предложили именно эти стихи или что-то ещё?

Предложил больше. Для публикации были отобраны эти. Это обычное, нормальное дело. Каждая редакция вправе определять свой выбор. Дело автора – соглашаться или нет с таким отбором. Меня он вполне устроил.

Может быть, вы прочитаете еще что-то из того, что в Антологию не попало?

Нет, к этим текстам мне сейчас возвращаться не хочется. Но если позволяет время, то прочту относительно недавно написанное стихотворение, которое я посвятил своему другу – одесситу, живущему давно в Америке, Евгению Митницкому. Оно именно на тему нашей с вами беседы.

* * *

Глух душой я к мантрам «Хари Кришна»,
Чужд мне как-то благостный Тибет,
Впрочем, чужд и крымнаш (он же: крышнам),
Вероятно, Женя, как тебе.

Ничего душа не слышит, или
Осознать ей свыше не дано,
Что ж такое бесы сотворили
С землями, где жили мы давно.

С той, твоей, над ширью Черноморья,
С той, моей, что к северу лежит, -
Сколько всюду объявилось горя,
Ненависти, выросшей на лжи!

Чувства у людей слепы, как корни,
Ищущие влагу, чтобы жить.
Только там, где слёзы память кормят,
Никогда печаль не иссушить.

Нам с тобой туда не возвратиться,
Не забудем разве ж никогда:
Кровь людская – это не водица,
Да и слёзы тоже не вода.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.