Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...

Шартр, город хлебный

Шартр, город хлебный
 
Пшеничное поле в регионе Бос

Еда едой, но интереснее всего слушать, конечно, истории, в которых дерутся на шпагах и стреляют из пистолетов благородные разбойники. Есть во Французской истории и просто разбойники, без всякого благородства. И они тоже остаются в памяти населения и в литературе, словно короли и мушкетеры.

Совсем рядом с Парижем располагается регион под названием Бос. Те, кто бывал в Шартре, видели, что город окружен бесконечными пшеничными полями. Бос называли житницей Европы еще в те времена, когда в долине стояли римские легионы. Бос – это и сейчас зерно и зажиточные крестьяне , а в 18 веке именно среди этих идиллических пейзажей действовали банды опасных разбойников под названием chauffeurs, нагреватели. Это имя они получили за пытки, которые они применяли к крестьянам, дознаваясь, где лежат деньги. Банду из Оржера , небольшого босского городка, помнят в регионе до сих пор. О ней мы беседуем с историком региона, писателем и журналистом Аленом Бузи, чья книга о банде из Оржера скоро появится в печати.

Ален Бузи: Бос всегда был регионом, который производил зерно, пшеницу, хлеб. А значит, это был богатый регион. И на протяжении всех сложных периодов французской истории, - а итаких было немало, - люди, у которых не было хлеба, в частности, в Париже, уходили из городов в деревню, в регион Бос. Они были уверены – там, на фермах, они найдут кусок хлеба и кружку воды. То есть, в регионе сложилась традиция приема всего этого населения. Всех этих нищих, которые здесь собирались. И это приводит нас к теме босских разбойников, банды из Оржера. Ведь почему здесь были банды разбойников ? Потому что здесь были хлеб и еда.

Богатство босских крестьян становится понятно, когда попадаешь в сам Шартр: на деньги местных жителей был построен один из самых великих французских соборов – собор Шартрской Богоматери.

Ален Бузи: И, конечно, такой собор, как Шартрский, мог быть построен только в очень богатом регионе. Каменное строительство стоило очень дорого. Большинство традиционных домов в Шартре – деревянные. Мы сейчас с вами разговариваем в деревянном доме, точно таком же, какие существуют в Нормандии, их называют фахверковыми. Каменные, дорогие дома тоже, конечно, существовали, но их строили только очень богатые люди. А уж собор стоил, конечно, колоссальных денег, и ремесленники и крестьяне этого края должны были быть далеко не бедными людьми, чтобы оплатить не только камень, но и уникальные витражи. Это был отдельный бюджет – редкие для 12-13 века витражи, которые, - и это совершенно невероятный факт , - еще и сегодня находятся в полной сохранности.

О банде из Оржера помнят потомки босских крестьян, но и французская литература не прошла мимо этого сюжета. О бандитах, например, пишет в своем романе «Земля» Золя: «Была одна история, которая леденила кровь девушкам, сидевшим на посиделках вокруг свечи, и, когда все расходились, заставляла их опрометью бежать домой. Это были злодейства "поджаривателей", знаменитой оржерской банды, при воспоминании о которой все вздрагивали, несмотря на то, что это было шестьдесят лет тому назад. Их было много сотен: бродяги, нищие, дезертиры, лжеторговцы, мужчины, дети, женщины, занимавшиеся воровством, убийствами и хулиганством. Они ходили вооруженными и дисциплинированными отрядами, как разбойники в старину. Бродягам были на руку беспорядки, имевшие место во время революции. Они по всем правилам вели осаду отдельно стоявших домов и врывались в них, вышибая двери таранами. По ночам бандиты выходили из Дурданского леса, из зарослей Кони, где лесные берлоги служили им убежищем. С наступлением темноты фермы Босна всем протяжении от Этампа до Шатодена и от Шартра до Орлеана - замирали от страха».

Золя, как мы увидим, описывал события почти документально. В регионе Бос, действительно, орудовали банды, чья численность иногда достигала 400 человек: в них были свои юристы, хирурги и даже священники.

Ален Бузи: Эта история происходит между французской революцией 1789 года и пришествием к власти Наполеона в 1802. Между этими периодами протянулось десятилетие, которое не очень хорошо изучено, потому что, разумеется, все интересуются в первую очередь Наполеоном и Великой революцией. И это, конечно, смутное время, потому что это конец революции, страна плохо управляется, население подвержено полному беззаконию и нищете. Бандиты здесь были и до этого – нападали на транспорт и на фермы. Но в эти годы к бандитам стали примыкать нищие и обездоленные, безработные, одинокие женщины с детьми, бездомные…Все эти люди, у которых не было средств к существованию, попадали в полную зависимость от банд, а те, в конце концов, разрастались. Разбойники объединялись, нападали на фермы, грабили крестьян. А крестьяне, как мы только что сказали, были богаты благодаря торговле зерном. Банков в то время не было, и луидоры хранили дома, у себя. И когда бандиты грабили ферму, они были уверены, что найдут золото. А еще одежду. Одежда в то время пользовалась большим спросом. В частности, так называемое индийское полотно, или полотно из Жюи, очень дорогое. Крестьяне и деревенские торговцы часто обладали такими тканями.

 

Главари банд и одеваться старались соответственно, в камзолы и парики знати, недавно попавшей на гильотину. Эта привычка сослужила плохую службу одному из главарей, по имени Терновый Цвет, которого во время революционных чисток в республиканской тюрьме приняли за дворянина и повели вместе с другими местными дворянами на гильотину. Другому, по имени Красавчик Франсуа, повезло больше.

Ален Бузи: Самого известного главаря бандитов звали Красавчик Франсуа. Этим прозвищем он обязан тому, что был молод, красив и нравился женщинам. Его в конце концов поймали, но впоследствии ему удалось убежать. И считается, что не без помощи тюремщиков. После этого его след затерялся, и совершенно не известно, что с ним было дальше. В моем романе я пытаюсь прочертить неизвестную судьбу Красавчика Франсуа, основываясь, конечно, на исторической правде. История происходит с 1790 по 1795 год. Мне повезло, и я смог воспользоваться документами, которые хранятся в архиве департамента Эр-и-Луар. Все документы, имеющие отношение к суду над бандитами, там сохранились. Суд длился несколько месяцев, восемьдесят человек было осуждено, заслушали около ста свидетелей. Это огромный архив и очень интересный. Там есть подробюные материалы всех допросов и описание внешности каждого из бандитов, диалоги между судьями и обвиняемыми, свидетельства жертв. Для историка это уникальный материал, позволяющий рассказать всю правду о том, что происходило. История завершилась в октябре 1800 года, 21 человек был приговорен к смерти через гильотинирование. Гильотина тогда только недавно была изобретена, во время революции, и до самого конца ее существования это был очень редкий случай в судебной истории Франции, когда казнили 21 человека, всех в один день, в один момент, в очередь. Все происходило на центральной площади Шартра и, конечно, событие врезалось в память населения.

 

История оржерских бандитов осталась вписанной и в саму местность. Посещая Шартр и его собор, можно заехать и в один из соседних замков.

Ален Бузи: Существует замок под названием Виль-Прево, недалеко, кстати, от городка Оржер, который дал свое имя банде и который существует и в наши дни, - этот замок в летние месяцы можно посещать. Он когда-то принадлежал судье, который первым допрашивал бандитов. Жандармы и армия приводили ему арестованных, и он, в конце концов, вынужден был размещать их в собственном замке. Сначала в погребах, потом в голубятне, потом в амбаре и на конюшне. Дом был полностью заполнен бандитами, которых судье надо было быстро допрашивать и отправлять в Шартр, в тюрьму. Эти погреба можно видеть и в наши дни, там даже устроена экспозиция.

 

Бандитов в Бос больше нет, а пейзаж все тот же, что описывает Золя. В регионе Бос можно посещать старинные мельницы и фермы, похожие на крепости, с внутренними дворами и подземельями. На открытой местности так было легче защищаться от вооруженных банд. Местные жители и до сейчас знают, что под фермами прорыты обширные погреба - там крестьяне и прятали нажитое. Истории местных деревень и пшеницы, которая кормила пол-Европы, рассказывает Музей региона Бос, расположенный в самом Оржере. И он же предлагает проехать по Дороге Пшеницы. Завернуть на одну из ферм, попробовать свежеиспеченного хлеба и только что приготовленное пшеничное пиво. Во время застолья легче слушать леденящие души истории. Да их бы и не было, если бы не местные плоские равнины, квадраты пашен, люцерна, клевер и конечно, пшеница.

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. ...
  5. далее >
  6. в конец >
АУДИОАРХИВ
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.