Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 17/02 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 17/02 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 17/02 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 17/02 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Режиссер Евгений Матвиенко: «У короткого метра в Украине появилось будущее»

media  
Украинский режиссер Евгений Матвиенко DC

На 35-ом выпуске фестиваля короткометражного кино в Клермон-Ферране в международную конкурсную программу был отобран фильм украинского режиссера Евгения Матвиенко «Свидание». В фильме рассказывается история о матери-одиночке, молодой актрисе, которая берется за любую работу для того, чтобы содержать своего сына. Для режиссера участие в самом престижном в мире фестивале короткого метра - большое достижение. Более чем из 7 000 кинокартин в международную программу попали всего 80. В интервью RFI режиссер Евгений Матвиенко рассказал о том, какой путь прошел фильм «Свидание» прежде, чем попасть на кинофестиваль, а также о тенденциях на рынке короткометражного кино в Украине.

RFI: Ваш фильм «Свидание» был включен в киноальманах «Украина, Гудбай!», который был посвящен теме эмиграции. Но в фильме эта тема, как таковая, не фигурирует, ее четко не видно сразу. Почему он был включен в этот альманах?

Евгений Матвиенко: У нас широкая была тема эмиграции. Можно было показать не только сам момент эмиграции, когда человек берет билет и уезжает, а момент того, какая жизнь здесь, какие тенденции, что толкает людей на этот поступок. Поэтому мой фильм, мой герой этого фильма оказался «солдатом удачи» в зоне боевых действий где-то на Ближнем Востоке. Я не хотел показывать конкретно Ливию, хотя тогда были очень актуальны именно ливийские события, я хотел показать войну как нечто страшное, ужасное в принципе. Основная тема фильма: этот парень покинул территорию Украины – тоже заработки. Просто заработки бывают разными: одни люди едут и зарабатывают как прислуга или просто кто-то едет учиться. А этот парень поехал зарабатывать деньги так, как он умеет. Потому что у себя на родине, наверное, не нашел себя. Дело в том, что он записал разговоры с девушкой, секс по телефону в той стране, где война, где страшно, где стреляют, где все говорят на арабском языке. Он воюет не за свою родину, а просто за деньги. Этот, казалось бы, пошлый текст оказался единственным, что связывает его с родиной. Потому что эта украинская речь – единственная, которую он слушает и вспоминает. Конечно, для того, чтобы короткометражный фильм был заметен, он должен быть немножко провокационным, он должен быть немножко ярким. Такой жанр. Если вы делаете сериал или полнометражный фильм, можно посвятить каким-то нюансам больше времени. Когда короткий метр – нужно высказываться ярко. И поскольку у альманаха был какой-то свой статус: просили, чтобы фильмы были про современную Украину, чтобы звучала украинская речь – это такие условия – и какая-то тема эмиграции. Тема – не сам процесс, а тема в принципе. Украинцы вне родины. И «скандал приветствуется» – было написано. Ну, voilà – скандал.

RFI: Во время этого фестиваля в Клермон-Ферране у вас была возможность встретиться с публикой в рамках дебатов. Как вы почувствовали: как вас приняла публика здесь, международная? Поняла фильм? Насколько поняла фильм? Как вы достучались до этого зрителя?

Евгений Матвиенко: У меня есть языковой барьер, поэтому я не спрашивал напрямую у людей. Я спрашивал только у русскоязычных. Им понравился мой фильм. Но надо сказать, что я присутствовал на показе, там было очень много взрослой, пожилой публики. По аплодисментам я понял, что, в принципе, фильм затронул зрителей, никто не остался равнодушным. Но мой фильм – я уже заметил и по украинской публике – действует немножко после. То есть вы не посмотрели легкое кино и забыли его или вспоминаете только хорошие эмоции, которые у вас были. Фильм – это история рассказанная. Там есть какой-то смысл, есть какая-то тема, и сначала люди испытывают шок после просмотра. Легкий шок. Не потому, что я шокирую там кровью или чем-то еще. Но есть такие моменты, о которых не принято, неловко говорить на публике. И фильм начинает действовать после.

RFI: Изначально вы говорили о теме эмиграции, но в самом начале фильма совершенно непонятно – этого солдата нет. То есть, первый герой – это женщина. Сначала она озвучивает мультфильмы, потом она работает в агентстве «секс по телефону»…
 

Евгений Матвиенко: Между прочим, пробуется в рекламу, занимается еще какими-то рекламными рассылками. Это одинокая женщина, у которой ребенок, которому надо учиться. Она пытается его выучить в музыкальной школе, он со скрипкой – они ездят по городу. Это драма, которая показывает жизнь этой женщины. Понимаете, в этом есть все-таки какой-то анекдот. Есть такие определенные сценарии-анекдоты. То есть, нечто происходит, потом – финал. Это некая форма такая. И изначально я взялся за него как за простой фильм. Мой второй фильм в этом альманахе, который называется «Как казаки в космос полетели», он на более серьезные темы, он более похож на классическую драму, 20-минутный. Но он имеет меньший успех у зрителя, несмотря на то, что там поднимаются вопросы более серьезные и более реалистичные. Потому что этот фильм за счет своей формы и за счет своего шокирующего фактора, о котором я говорил, что короткометражное кино – это выгодно.


RFI: Хотелось спросить насчет рынка короткометражного кино. Здесь, в частности, никогда не было Украины, России, Белоруссии, ни одной постсоветской страны на ежегодной ярмарке. Вы думаете, в чем проблема? И будет ли Украина представлена каким-то агентством на этом мероприятии?

Евгений Матвиенко: Если тенденции, которые начались у нас два года назад, будут продолжаться, я думаю, что Украина будет представлена. Очень много талантливых людей. Я вот заканчивал в 2000 году, это был совершеннейший постсоветский кризис, мы не имели ни техники, ни возможностей, чтобы снимать фильмы. Я, в частности, 10 лет работал в рекламе арт-директором и иллюстратором. Сейчас же у короткометражного кино появилось будущее. В него никто не хочет вкладывать деньги, и это понятно. Потому что этот фильм не приносит прибыль. А поскольку Украина находится в агрессивном развивающемся капитализме, которому семимильными шагами нужно догнать какой-то мир, эволюционировать и стать более цивилизованным, естественно, все преследуют исключительно прибыль и исключительно за короткое время. Но с тех пор, как на рынок вышли фотоаппараты «Марк-2», все эти линейки, которые позволяют получать качественное видео сравнительно недорого, и эти фотоаппараты есть у разных людей, и за это время культурного вакуума в плане кино, у людей «накипело», им есть что сказать.

В частности, мой фильм я снимал за свои деньги – 800 долларов бюджет этого фильма, все снимались бесплатно, все мега-рады были поучаствовать, потому что всем хочется какого-то культурного выхлопа.

RFI: Получается, что такой фильм, который вы представили, можно снять за 800 евро на энтузиазме, и он может дойти до того, чтобы быть представленным на международном фестивале в Клермон-Ферране?

Евгений Матвиенко: Один раз – да. Потому что, после того, как вы эксплуатируете настолько своих друзей (смеется), второй раз обратиться к ним бесплатно уже нельзя. Вы должны теперь помочь им в каких-то их проектах. Нужно вернуть долг своеобразный. Сейчас в Украине уже второй год существует программа государственного финансирования дебютного и короткометражного кино. Деньги сравнительно небольшие, но это живые деньги. У нас устраиваются питчинги, на которых присутствует некое жюри из Госкино. Мы подаем сценарии, они отбирают некоторые сценарии, и после этого начинается некое соревнование, некая презентация, где каждый режиссер с продюсером представляют свой фильм. Это очень обнадеживает.

RFI: Это, в принципе, похоже немного и на французскую систему, потому что здесь (масштабы, конечно, другие) очень мощно поддерживаются государством разные такие инициативы. И есть разная помощь государственная, субсидии, которые получают молодые режиссеры. Я думаю, что в Украине это начинает развиваться. Как вы видите, какие перспективы и тенденции?

Евгений Матвиенко: Наша страна полна сюрпризов. Очень обнадеживают перспективы, очень обнадеживают тенденции, но, черт возьми, все может поменяться. Поэтому надо пользоваться этим моментом сейчас. Пока существует эта система, нужно брать и снимать-снимать-снимать. Наши ребята из нашего альманаха – один из режиссеров получил первый приз в Локарно. Вот меня взяли в Клермон-Ферран, что я считаю для себя (мне не важно, будет какой-то приз или победа) – на фестивале, на который прислали 7 000 заявок и отбирают 70 фильмов, попасть – это уже большое достижение. Как Олимпиада: главное – участие, а не победа.
 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.