Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

Эмманюэль Каррер: «Я воскресил Лимонова на Западе»

media Эмманюэль Каррер в Москве, 30 ноября 2012 г. ©RFI

Роман-биография русского писателя и революционера Эдуарда Лимонова, главный французский бестселлер прошлого года, который рекомендовал к прочтению экс-президент Николя Саркози, вышел по-русски в конце ноября в издательстве Ad Marginem. Автор «Лимонова» рассказал RFI о холодных отношениях со своим героем и трепете перед русским читателем.

RFI: Когда мы разговаривали год назад, после выхода «Лимонова» на французском и присуждения ему премии «Ренодо», вы не были уверены, что книга будет переведена на русский. Сегодня мы оба в Москве по случаю выхода «Лимонова» по-русски. Вы довольны?

Эмманюэль Каррер: Да, год назад я не был уверен, но очень надеялся. Естественно, перевод на русский именно этой книги для меня особенно важен. Одновременно я немного волнуюсь, ведь здешние мои читатели будут гораздо более требовательны. Я не знаю, как точно это выразить, но для меня здесь все совершенно иначе, чем с другими переводами. Я очень рад и волнуюсь одновременно. Ведь где-нибудь в Италии вероятность того, что кто-нибудь скажет мне: «ну, что же вы за несчастный придурок, который ничего не понимает ни про Россию ни про этого человека, а все что вы говорите — полная чушь и тд.», гораздо меньше. Этого пока не случилось, но я все равно немного побаиваюсь.

А как реагируют ваши первые русские читатели?

Здесь есть одна особенность: русские и французы читают эту книгу совершенно по-разному. Французские читатели читают эту книгу как роман. С русскими же читателями все ровно наоборот. Они читают эту книжку как биографию Лимонова, с той странной особенностью, что ее написал французский автор, и, видимо, задаются вопросом: какого черта он решил написать биографию Лимонова? Впрочем, первые мои читатели очень хорошо реагируют, посмотрим, что будет дальше.

Эдуард Лимонов уже, кстати, сам ответил на вопрос «почему французский писатель написал его биографию». В журнале «Афиша» он написал колонку, в которой говорит, что успех этой книги соразмерен успеху Нобелевской премии. Он очень прямолинейно заявляет: «Ага, Солженицын, ага, Бродский, я догнал вас!» Как вам такая искренняя реакция Лимонова?

Я думаю, что это типичная реакция Лимонова. Его можно во многом упрекать, но, как вы говорите, он очень прямолинеен. Он такой, какой он есть и говорит, что думает.

По правде говоря, мне приятна такая его реакция. Мы с Лимоновым — не друзья. Мы давно знакомы. Я встречал его во Франции в 80-х, но он — не мой приятель. У нас любезные, но достаточно холодные отношения. Я думаю, что так было лучше для того, чтобы писать книгу о нем. Если бы мы вместе выпивали и рассуждали о жизни и женщинах, это было бы проблематично.

В то же время, я в некотором смысле благодарен Лимонову, потому что я доволен результатом. Что касается Лимонова, то он мне тоже, кажется, благодарен. Потому что я действительно «воскресил» его на Западе, где он был совершенно забыт.

Если бы Лимонов остался недоволен книгой, меня бы, если честно, это смутило. Даже, несмотря на то, что я с самого начала сказал себе, что меня особенно не волнует, как он будет реагировать: понравится — хорошо; нет — тем хуже для него.

Я никогда ни на что не просил его согласия, а он со свойственной ему честностью зная, что я пишу о нем книгу, никогда не пытался мне понравиться, оставаясь со мной достаточно холоден, так же как и я оставался холоден с ним.

По случаю вашего приезда в Москву не пытался ли ваш издатель организовать вам публичную встречу с Лимоновым?

Пытался. Я был не против, но Лимонов не захотел.

В декабре прошлого года вы приезжали в Россию делать репортаж о протестных настроениях для французского журнала Le Nouvel Observateur. Что здесь по-вашему за этот год изменилось? С какими чувствами вы вернулись в Москву?

Откровенно говоря, я наивно полагал (как, наверно, большинство людей на Западе), что эти акции протеста дадут начало каким-то конкретным общественным переменам. Ведь люди, которые вышли на улицы в прошлом декабре — это не Лимонов, это не те, кто хочет революции. Помните, ведь Лимонов тогда остался в одиночестве?

У людей, вышедших на площади, были не просто абсолютно законные и разумные требования, но и, как мне кажется, требования, которые российские власти могли выполнить без каких-либо последствий для себя.

Я честно надеялся на перемены. Мне кажется, что российская власть отстает от общества и я думал, что власть, наконец-то, поймет, что нужно сократить этот разрыв. Я ни в коем случае не эксперт, но мне искренне жаль, что эта пропасть только увеличилась.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.