Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

Первая леди армянской революции – о себе, встречах в Париже и диаспоре

media  
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и его жена Анна Акопян, 8 мая 2018. REUTERS/Hayk Baghdasaryan

Год назад армянский оппозиционер Никол Пашинян и его жена Анна Акопян получили в подарок от друга семьи путевку в Париж. С тех пор Никол Пашинян стал премьер-министром, а Анна Акопян — первой леди, сохранив при этом за собой должность главного редактора газеты «Армянское время». Глава правительства во французскую столицу не приехал, но его жена решила воспользоваться дореволюционным подарком в целях знакомства с армянской общиной Франции, которая насчитывает более полумиллиона человек. В эксклюзивном интервью RFI Анна Акопян рассказала о том, как Армения должна объединить диаспору, что могут сделать женщины для мира в Нагорном Карабахе и каким образом ей удается быть «четвертой властью» в отношениях с собственным супругом.

Париж стал первым

RFI: С кем вы встретились во французской столице и каковы ваши первые впечатления?

Анна Акопян: Эта частная поездка планировалась еще год назад. Несмотря на то, что мой муж не смог приехать, я все же приехала и решила воспользоваться этим поводом, преследуя очень важную для меня цель знакомства с армянской общиной Франции — цель, которая, уже сейчас могу сказать, успешно достигнута. У нас была публичная встреча в широком составе со всеми теми, кто пожелал в ней принять участие. На ней присутствовали 220 представителей армянской диаспоры. В ходе этой встречи обсуждались внутренние проблемы, было много вопросов и ответов. Помимо этого, были и отдельные встречи с деятелями армянской общины и представителями влиятельных организаций, что было очень важно. В целом этот визит стал знакомством армянской общины и первой леди нового премьер-министра Армении. Это моя первая встреча с соотечественниками в таком формате за пределами Армении. Я рада, что Париж стал первым. Предполагаю, что это продолжиться. Для меня это был опыт. Я получила приглашения из других общин, с которыми тоже обязательно встречусь.

Не планировали ли вы встречи на официальном уровне с такими организациями, как ЮНЕСКО, МОФ (Международная организация франкофонии)? Почему не с Брижит Макрон?

Не было изначально таких намерений. Да и здесь на месте я убедилась в том, что значит август для Франции. Меня посол (Армении в Париже Асмик Толмаджян — RFI) предупредила, что политическая жизнь в это время останавливается и все уезжают отдыхать. Поскольку изначально визит был частным, было бы неправильно с любой точки зрения, в том числе и с точки зрения протокола, организовывать рабочие встречи. Но я с удовольствием приеду с рабочим визитом и надеюсь, что это тоже произойдет.

Нет необходимости «экспорта» революции в диаспору

Многие наблюдатели в Армении говорят, что в результате «бархатной революции» в стране произошли ценностные изменения. После встреч с представителями армянской диаспоры во Франции сложилось ли у вас впечатление, что здесь так же воспринимают эти события? Произошли ли здесь какие-то изменения или необходим своего рода экспорт «бархатной революции» в диаспору?

Я думаю, что наши соотечественники в диаспоре полностью поддерживают произошедшую в Армении революцию и являются ее носителями. У меня было такое мнение еще до приезда сюда, но в ходе моих встреч здесь это подтвердилось. Очевидно, что живущие в диаспоре армяне наблюдают за событиями в Армении, большинство напрямую связано с Арменией, часто приезжают в Ереван, поэтому неправильнo будет говорить, что необходимо экспортировать ценности революции в диаспору. Это в том числе и их революция. Они ее тоже совершили, даже на расстоянии.

Вы, наверняка, познакомившись с армянской диаспорой Франции, увидели, что она многокомпонентна. Здесь живут те, чьи предки бежали от геноцида армян в Османской империи и обосновались здесь, а также те, кто приехал сюда из Армении уже после распада СССР. Так называемые старая и новая диаспоры не всегда понимают друг друга, иногда между ними бывают противоречия. Как в этом контексте Армения, на ваш взгляд, должна строить отношения с диаспорой? Воспринимать ее как единое целое или же налаживать параллельные или многоуровневые отношения с ее различными компонентами?

Мне кажется, это действительно проблема, которую необходимо решить, и это должно происходить, конечно же, под эгидой Армении. Не думаю, что государство должно вести параллельные отношения. Наоборот, государство должно способствовать тому, чтобы новая и старая диаспора объединились. Это объективная проблема, потому что менталитет разный, и это абсолютно нормально, что они, образно говоря, не говорят на одном и том же языке. Но государство должно помочь им найти общий язык, потому что у них у обоих общие цели, идеи и желания, но отличается язык. Если они смогут найти язык, то это их объединит, и их мысли будут доступны друг другу. Надеюсь, что правительство Армении для этого приложит все усилия.

Вы действительно думаете, что это только вопрос языка, или все же и взгляды отличаются, ведь представителями старой и новой диаспоры Армения не всегда воспринимается одинаково?

Я не в прямом смысле говорю о языке, я имею в виду систему ценностей, менталитет. Традиционная диаспора отличается от новой тем, что последнюю формируют выходцы из Армении. У них есть проблема понимания друг друга, сближения взглядов. Есть проблемы, но они решаемы.

Армения для диаспоры стала более доступной

Пообщавшись с представителям армянской диаспоры, как вы оцениваете уровень информированности о событиях в Армении? Насколько информационные потребности диаспоры удовлетворены? И достаточно ли в Армении знают о том, что происходит в диаспоре?

Может быть, я ошибаюсь, но у меня складывается впечатление, что мы пребываем не в равных условиях. Диаспора намного лучше проинформирована о том, что происходит в Армении. Этому есть объективные причины. Сегодня нет проблемы доступности информации об Армении, как это было раньше, возможно, еще десять лет назад. Мы живем в эпоху интернета, когда есть большое количество СМИ. Любой живущий в диаспоре армянин, который интересуется происходящим в Армении, имеет доступ не к одному, а к разным источникам информации. Если к одному нет полного доверия, то благодаря нескольким источникам можно составить для себя общую картину. Я убедилась, что многие знают, что происходит в Армении. Но в Армении недостаточно знают о происходящем в диаспоре, но это абсолютно нормально, потому что народ озадачен своими собственными проблемами, и сложно представить, чтобы он интересовался и следил за происходящим в диаспоре. Политические силы и государственные органы в достаточной мере проинформированы. Это их обязанность.

Вы здесь представляли не только изменения, которые происходят в Армении, но и ваши собственные инициативы, одной из которых является кампания «Женщины во имя мира», главная миссия которой, прошу прощения, если ошибусь в переводе, — содействие разрешению карабахского конфликта. Каким образом женщины могут разрешить конфликт, который не удавалось решить мужчинам на протяжении почти последних тридцати лет?

Нет, главная задача не заключается в том, чтобы разрешить конфликт. Это очень далеко от поставленной мною задачи. Моя цель — утверждение мира. Женщины должны поднять свой голос во имя мира, сказать «нет» войне, чтобы мужчины — и в данном случае переговорщиками выступают они — за столом переговоров достигли разрешения конфликта. Для этого нужно много времени. Но сколько бы времени ни понадобилось для разрешения конфликта путем переговоров, цель нашей кампании заключается в том, чтобы в это время не допустить стрельбы, войны и жертв.

Как конкретным образом эта кампания будет реализовываться?

Я не хочу спешить и раскрывать скобки. Надеюсь, что в скором времени это будет доступно. Вы увидите, каким образом она будет реализовываться.

«Четвертая власть» в отношении собственного мужа

Во время бархатной революции женщины были в первых рядах. В интервью RFI Никол Пашинян заявил, что гражданский активизм женщин в Армении еще не вышел на политический уровень. Вы как первая леди собираетесь что-то предпринимать, чтобы женщины были более активно вовлечены в общественно-политическую жизнь страны?

В Армении вопрос прав женщин и их проблемы будет находится в центре моего внимания. У нас были дискуссии по поводу того, как решить этот вопрос. Мне кажется, это очень долгий процесс, чтобы женщины в политической системе были успешными. Насколько мне известно, правительство предпринимает законодательные инициативы, чтобы увеличить количество женщин депутатов. Но для этого нужно развивать и образование, предпринимать другие действия. Было бы неправильно говорить, что я буду с нуля заниматься этим вопросом, потому что уже проделана работа в этом направлении. Есть много общественных организаций, которые помогают женщинам реализовать себя. Каким образом и в какой степени я буду способствовать этому, пока точно не знаю.

Пожалуй, так быстро первой леди еще не становились. Для очень многих эта революция в Армении произошла очень быстро и неожиданно. С какими трудностями вы столкнулись и сталкиваетесь в результате такой быстрой смены статуса?

Труднее всего для меня было пережить изменения, касающиеся моей работы. Я очень связана с газетой и редакцией. Психологически было очень сложно в какой-то степени от нее оторваться. Мне очень не хватает той каждодневной работы, которую я выполняла раньше. Новые обязательства, которые у меня появились сегодня, конечно же, сложные, и они требуют ответственности. Но они также приятные, особенно, когда видишь результат проделанной работы.

Вы до сих пор остаетесь главным редактором газеты «Армянское время». Как журналист может быть «четвертой властью» в отношениях с собственным мужем?

Сложилась такая парадоксальная ситуация, но это, возможно, потому что я отвечаю за редакционную политику газеты, я не занимаюсь каждый день статьями и текущими делами. Мой муж об этом знает, он также знает и разделяет те принципы, которые у меня есть в отношении деятельности газеты. У нас нет проблем и разногласий. Он сам был журналистом, и раньше именно он был главным редактором этой газеты. Он лучше меня знает, что газета должна быть независимой и выполнять роль четвертой власти.

Десять лет учила французский

В октябре Армения принимает саммит Франкофонии, на который приглашены представители 80 стран, в том числе главы государств и правительств. У вас как у первой леди есть собственная повестка в рамках этого мероприятия?

Я бы очень хотела организовать встречу с первыми леди, которые будут сопровождать глав государств в этой поездке. Но, насколько мне известно на данный момент, немногие из жен приедут на саммит.

Какая первая леди вас больше всего вдохновляет сегодня?

До сих пор я не особо следила за деятельностью первых леди, поэтому не могу выделить кого-либо.

Вы учите французский в преддверии саммита?

Я десять лет в школе учила французский, который был моим первым иностранным языком. Потом был английский. Обстоятельства так складывались, что я не использовала часто французский, но уверена, что все помню и быстро восстановлю.

А Никол Пашинян?

Он лучше меня владеет французским, потому что тоже учил его в университете.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.