Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

«Иначе нет смысла жить»: 10 лет назад погиб репортер RFI Гига Чихладзе

media  
Гига Чихладзе DR

10 лет назад, 8 августа 2008 года, в пригороде Цхинвали осетинскими ополченцами была расстреляна группа грузинских журналистов. Двоим удалось выжить, это были корреспондент и редактор тбилисской газеты The Messenger Темур Кигурадзе и американец Уинстон Фезерли. Два других репортера погибли на месте, это были фотограф Александр Климчук и журналист Гига Чихладзе, корреспондент журнала «Русский Newsweek» и Русской службы RFI.

В августе 2008 года Гига работал редактором новостей в телекомпании «Алания», вспоминает его жена, и по работе в зону конфликта ехать не должен был. Однако параллельно он был внештатным корреспондентом московской редакции журнала Newsweek и Русской службы RFI. Именно для этих редакций он отправился собирать материал на границу с Южной Осетией, говорит Ната: «все были у границы, просто никто не рисковал переходить эту границу. Никто не знал, что они возьмут и переедут эту границу. Там не было блокпоста, и никто их не остановил. Они просто проехали и выехали уже в Эргнети».

10 лет назад погиб репортер RFI Гига Чихладзе 08/08/2018 - Сергей Дмитриев Слушать

«Все это было как в страшном кошмаре, — вспоминает Ната. — 8-го я была на даче с детьми, и 8-го мы как раз договорились, что я приеду в Тбилиси — это была пятница. Когда ехала, я по дороге ему звонила, а он не отвечал. Это было для меня очень удивительно, потому что никогда такого не происходило. Когда я приехала — это было уже к вечеру, — я стала волноваться и позвонила его сотрудникам — он работал в то время в телекомпании „Алания“. Я позвонила узнать, где он, и они мне сказали, что он утром отпросился и поехал с коллегами в горячую точку. Там мы уже поняли, что точно были проблемы, мы уже стали звонить корреспондентам в Цхинвали, и там мы от двух корреспондентов узнали, что они видели, как они пересекали границу в Эргнети на машине».

Что точно произошло в тот день, кажется, точно не поняли и сами корреспонденты. По рассказам выживших Темура Кигурадзе и Уинстона Фезерли, их машина просто отстала от колонны грузинских военных и выехала к осетинскому блокпосту. Огонь по машине осетинские ополченцы открыли после того, как услышали приветствие по-грузински. Когда началась стрельба, находившиеся в машине стали кричать по-русски, и огонь прекратился.

Первым пропавших корреспондентов обнаружил журналист Орхан Джемаль, также, как и Гига Чихладзе, работавший тогда для «Русского Newsweek». Однако официально эта информация долго не подтверждалась. Только 17 августа после долгих переговоров и с риском для жизни коллеги-журналисты смогли вывезти тела убитых репортеров из Цхинвали в Гори. Как позже расскажет выживший в тот день репортер Темур Кигурадзе, оба его коллеги погибли на месте. Александру Климчуку было 27 лет. Гиге Чихладзе было 30 лет.

Он не знал страха абсолютно никогда. Он старался максимально быть там, где была горячая точка, там, где было интересно

«Мы были ровесниками, нам было где-то 18, — вспоминает о своем знакомстве с Гигой его жена Ната Мумладзе. — мы познакомились в информационном агентстве — я пошла туда работать, и там начальник рассказывал, какой талантливый у них новый журналист и как за два-три года он стал лучшим журналистом в агентстве. Его попросили со мной работать, помочь мне в журналистике. Гига был правда очень талантливым человеком, он в 15 лет занялся журналистикой, пошел в информационное агентство и с первых же месяцев было заметно, что у него особенный талант в этом направлении. Это неудивительно, потому что у него отец тоже журналист, и с детства он мечтал быть писателем и журналистом. Ему очень нравилось всем этим заниматься, и для него хороший материал был дороже всего».

По словам Наты, Гигу всегда интересовали конфликтные темы. До убийства его уже брали в плен в Южной Осетии, однако, это его не останавливало. Ради хорошего материала, он всегда был готов пойти на риск для жизни. «Он не знал страха абсолютно никогда, — рассказывает она, — и всегда ради хорошего кадра или материала был готов рисковать жизнью. Мы это знали с самого начала. Конфликты были очень ему интересны. Во-первых, это была для него очень болезненная тема — оккупация, борьба за территориальную целостность. Он очень за это переживал, и для него было приоритетом работать на эти темы. Он старался максимально быть там, где была горячая точка, там, где было интересно».

Гига Чихладзе (слева) и Александр Климчук DR

Ната как журналист понимала профессиональный интерес мужа и не пыталась его отговаривать от опасных командировок, а только просила быть аккуратнее. «Мы очень часто обсуждали риски, — вспоминает она. — Как раз до августа 2008-го он планировал поехать в Абхазию, и у него уже были какие-то договоренности, и я все время ему говорила, что это очень опасно для жизни. Об Осетии мы тогда и не думали, потому что там еще не так горячо было. Но он говорил, что это для него настолько важно, что не имеет смысла жить, если он не будет заниматься тем, что ему нужно и что его интересует. И мы в принципе соглашались в этом, потому что это было целью его жизни, и невозможно было его остановить. То есть мне приходилось принимать его позицию, в противном случае он чувствовал себя несчастным. Так что мы соглашались, что рисковать он будет, хотя надеялись на лучшее, конечно. О смерти как таковой мы не думали».

Ната и Гига начинали свою журналистскую карьеру в одной редакции. С тех пор Ната стала главным редактором, а затем и директором новостного агентства. У них с Гигой было двое детей, и когда дети лишились отца, Ната поняла, что несмотря на профессиональный долг, больше не может рисковать.

Мне приходилось принимать его позицию, в противном случае он чувствовал себя несчастным. О смерти как таковой мы не думали

«Я поняла, что после смерти Гиги я не способна рисковать, — объясняет Ната. — У меня настолько большая ответственность перед детьми, они абсолютно от меня зависят. И в принципе в журналистике так получилось, что с тех пор, как нет Гиги, я работаю на позиции редактора, главного редактора — теперь я директор ньюсрума, и мне не приходится выходить на горячие точки. Хотя я считаю, что если у журналиста нет этой искорки, если он не готов работать в горячей точке, это не настоящий журналист. У меня есть сотрудники, которые умоляют меня каждый день: отпусти меня, там война, я хочу. Я их очень хорошо понимаю и пытаюсь им максимально помочь попасть туда».

7 августа 2018 года, в день десятилетия «августовской войны», президент Грузии Георгий Марвелашвили посмертно наградил погибших в 2008 году журналистов Орденом чести за то, что они «пожертвовали жизнью ради правды». «В современном мире показ правды является одним из главных полей борьбы», — отметил грузинский президент, вручая награды родственникам Гиги Чихладзе, Александра Климчука, а также погибшего 12 августа 2008 года в Гори нидерландского оператора Стана Сториманса.

«Уже прошло десять лет, мы каждый день помним о Гиге и каждый день живем так, как будто он жив, — признается Ната Мумладзе. — И всегда, когда принимаем какие-либо решения, мы всегда думаем, как бы он оценил эти решения и что бы он посоветовал в этом случае. Мы втроем приняли это как судьбу и стараемся быть такими, какими бы он хотел нас видеть».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.