Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/08 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

Грузия становится парламентской республикой

media  
Парламент Грузии, 18 ноября 2016. REUTERS/David Mdzinarishvili

Парламент Грузии одобрил в первом чтении проект новой Конституции; отношения России и Грузии вновь подходят к опасной черте; грузинское общество активно обсуждает идею «восстановления монархии». Корреспондент RFI Георгий Лебанидзе о том, что обсуждали в Грузии на этой неделе. 

Вечером в четверг, 22 июня, грузинский парламент принял в первом чтении новую Конституцию. «За» проголосовали 115 депутатов, то есть более трех четвертей от списочного состава членов парламента. Кворум для принятия решений такого уровня, согласно действующей норме, — 113 голосов. Таким образом основной закон страны одобрен с «запасом» всего в два голоса.

Интересно, что «против» поправок не проголосовал ни один депутат. Дело в том, что парламентская оппозиция в полном составе покинула заседание и отказалась принимать участие в голосовании. Тем самым депутаты от партий «Единое национальное движение» (ЕНД), «Европейская Грузия» (ЕГ) и «Альянс патриотов» (АП) выразили протест в связи с отказом правящей партии «Грузинская мечта» (ГМ) учесть замечания и предложения оппозиции. В частности, парламентское большинство не приняло во внимание предложение о сохранении всенародных выборов президента, внеся в основной закон страны норму об избрании главы государства специальной коллегией выборщиков. Правда, эта норма вступит в силу лишь с 2023 года. Кроме того, следующие парламентские выборы 2020 года пройдут по старой, «пропорционально-мажоритарной» системе, когда половина депутатов избирается по одномандатным мажоритарным округам, а вторая часть депутатских мест в 150-местном парламенте распределяется по результатом «пропорциональных выборов», то есть по партийным спискам. Оппозиция настаивала на немедленной отмене «мажоритарных выборов», но задействование этой нормы также отложено — до 2024 года.

Важно подчеркнуть, что решения властей не полностью соответствуют рекомендациям авторитетной Венецианской комиссии Совета Европы, к которой грузинские политики традиционно обращаются за советом.

В целом, суть новой Конституции в том, что Грузия окончательно переходит от т.н. «французской модели» разделения властей к «германской модели», когда всей полнотой власти обладает кабинет министров, а глава государства выполняет лишь церемониальные функции.

Тем не менее, оппозиция полна решимости противодействовать попытке властей принять «однопартийную Конституцию», невзирая на ее неприятие практически всеми другими политическими силами.

Один из лидеров партии «Демократическое движение — Единая Грузия» (ДДЕГ) Георгий Ахвледиани даже заявил, что, поскольку нынешнюю власть «уже не удастся сменить мирным, демократическим путем», оппозиционные силы готовятся к массовым акциям протеста.

Политолог Георгий Нодия считает подобные заявления «слишком смелыми».

Георгий Нодия:  Я не думаю, что у оппозиции сейчас есть ресурсы, чтобы мобилизовать серьезное протестное движение вокруг проблемы Конституции. Большинство населения не слишком эмоционально относится к подобным проблемам. Поэтому, хотя оппозиция очень фрустрирована новой Конституцией, особенно частью, относящейся к электоральной системе, она вряд ли сможет организовать какие-то массовые протестные действия.

RFI: В чем логика действия властей, ведь эти решения не полностью соответствуют рекомендацциям Венецианской комиссии о немедленном переходе на полностью «пропорциональные выборы»?

Видимо, власти все-таки склонились к тому, чтобы, с одной стороны, в какой-то степени уважить рекомендации Венецианской комиссии и перейти на полностью пропорциональные выборы по партийным спискам (пусть не сразу, но с 2024 года), а с другой, правящая партия надеется (и, судя по реакции оппозиции, небезосновательно), что по нынешней электоральной системе «Грузинской мечте» удастся успешно выступить и на выборах 2020 года.

Россия — Грузия: снова у опасной черты?

Во вторник, 20 июня, в ходе выступления на торжественном приеме по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между США и Грузией, американский посол в Тбилиси Ян Келли заявил, что Россия делает все, чтобы Грузия не вступила в НАТО. По словам дипломата, «у Грузии есть сосед, который много говорит о защите и уважении суверенитета соседей, но на самом деле ничего не защищает».

По мнению посла Келли, «Москва не считает Грузию суверенным государством, не считает, что Грузия должна быть независимой, и пытается сохранить положение, когда Грузия не может вступить в НАТО». При этом посол США обещал Грузии поддержку, поблагодарив за «совместную борьбу против общего врага» в Афганистане.

Почти одновременно МИД России выступил с жестким заявлением, обвинив Тбилиси в «возросшей агрессивности» и выразив обеспокоенность «углублением взаимодействия Грузии с НАТО».

Один из ведущих российских специалистов по Кавказу, научный сотрудник МГИМО Николай Силаев пишет в статье, опубликованной в eurasia.expert, что в последние годы, то есть во время правления партии «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили, «Грузия продвинулась в своем сотрудничестве с НАТО гораздо дальше, чем это ей удавалось, когда президентом был Михаил Саакашвили. По сути, она стала элементом политики сдерживания, которую блок принял по отношению к России, начиная с 2014 года».

По мнению авторитетного российского ученого, Москва не оставляет без внимания возросшую активность НАТО в Грузии. Об этом свидетельствует усиление военной базы в Южной Осетии и частые маневры российских войск у административной границы между Грузией и ее бывшей автономией.

Тем не менее, многие оппозиционеры по-прежнему обвиняют нынешние власти в «пророссийскости», хотя именно во время правления «Грузинской мечты» Грузия подписала с ЕС договор об Ассоциации и добилась отмены визового режима с государствами Шенгенской зоны.

В Грузии мечтают о монархии

Католикос-патриарх Грузии Илия II своеобразно откликнулся на споры о полномочиях президента согласно новой Конституции страны. Глава Грузинской православной церкви предложил восстановить монархию в ее конституционной форме, вернув престол царскому дому Багратионов — Багратионы (Багратиды) правили Грузией с X по XVIII век и считаются одной из самых древних династий в Европе.

Правящие круги с энтузиазмом откликнулись на инициативу патриарха: лидеры «Грузинской мечты» встретились с главой церкви и заявили, что полностью поддерживают идею «восстановления конституционной монархии».

Насколько это реально и полезно для страны, уже долгое время живущей в условиях республиканского правления — об этом RFI рассказал абхазский историк, живущий в Тбилиси, потомок древнего абхазского княжеского рода Ачба Георгий Анчабадзе.

Георгий Анчабадзе:  Во-первых, когда говорят о «восстановлении конституционной монархии», это нонсенс, потому что никогда в Грузии конституционной монархии не было. Существовала абсолютная монархия феодального типа, которая в восточной Грузии была ликвидирована в 1801 году, а в западной Грузии — в 1810 году.

У нас очень большой временной разрыв между предыдущими «царствованиями». Но тут следует уточнить: обычно этот «разрыв» отсчитывают с 1801 года, но, на мой взгляд, надо считать с 1917 года, потому что до 1917 года Грузия жила в условиях монархии — Российской империи. Таким образом, еще в течение ста лет после упразднения «грузинского царства» мы жили в монархии. Но как ни сокращать временной разрыв между царствами, это все-таки очень большой период, и ни одна другая страна такого «временного разрыва» не имела перед восстановлением монархии. Я думаю, грузинское население отвыкло от монархии, и именно поэтому, на мой взгляд, будет неправильно, если мы пойдем по этому пути.

RFI: Может быть, идея родилась потому, что нынешняя республиканская форма правления не доказала способность решения множества проблем, существующих в стране?

Но ведь сама форма-то не виновата! Проблема не в форме правления, а в том, что само общество должно быть организовано иначе. Так что восстановление монархии, пусть в конституционной форме, вряд ли принесет что-либо полезное. Думаю, восстановление царского престола не улучшит, а еще более осложнит ситуацию. Я — сторонник монархии, мне монархия нравится, но того типа, которая принята в Северной Европе. Однако там просто сохранилась такая традиция. Ни в одной стране ведь не было, чтобы сотни лет жили без монархии, а потом бы ее восстановили.

Как известно, титулатура монархов объединенной Грузии звучала так: «Царь абхазов и грузин, и прочее, и прочее…..». В этой связи некоторые комментаторы высказывают мнение, что восстановление монархии поможет в решении грузино-абхазского конфликта. Насколько подобные надежды обоснованы?

Это очень несерьезные надежды. То единое государство прекратило свое существование еще в XV веке. Со второй половины XV века Грузия уже была разрублена на несколько феодальных государств, после чего феодальная Грузия уже никогда не воссоединялась.

Наследником грузинского престола официально считается шестилетний царевич Георгий Багратиони. Его родители, представители двух ветвей царского дома Давид Багратион-Мухранский и Анна Багратион-Грузинская, сочетались браком в 2009 году с благословления главы Грузинской церкви в кафедральном соборе Святой троицы.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.